Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Арамаис Саркисян Каджикович юрист
 
Арамаис Саркисян Ростов-на-Дону
 
Арамаис Саркисян

Займы контролирующих лиц должника: попытка осмысления и возможные пути развития

Отрасль права: Гражданское право
15.06.2018 — 22:28
Сфера практики: Банкротство

Впервые я сталкнулся с идеей субординирования требований, по моему мнению, в передаче у Антона Александровича Иванова, когда он вместе с Андреем Владимировичем Егоровым обсуждали Постановление Пленума ВС №53 о субсидиарной ответственности. Андрей Владимирович поднял интересную тему: Пленум на разграничивает виновные долги и невиновные. Например при банкротстве группы компаний. Но, к сожалению, тема им дальше развита не была. 

После, я на просторах YouTube встретил замечательный круглый стол, организованный М-Логос и посвященный теме субординационных платежей. Далее мне все чаще стали встречаться различные посты на Закон.ру или на просторах Фейсбука, посвященные данной теме. Но ответов на свои вопросы я там не нашел.

По этому предлагаю обсудить вот что.

На сегодняшний день формируется судебная практика в том направлении, что займы учредителей организации не могут быть квалифицированы как гражданские отношения, а квалифицируются как корпоративные. С первого может возникнуть вопрос: ну и что? Какая, собственно, разница?

Но это вопрос очень актуален, когда организация попадает в процедуру банкротства и учредитель пытается включиться в реестр требований кредиторов. И здесь я хочу обозначить несколько тезисов:

1. Я поддерживаю мнение тех, кто считает, что выше указанные отношения в судебной практике должны быть возведены в статус презумпции, то есть, в случае если учредитель пытается включиться в реестр требований кредиторов своей организации, то необходимо презюмировать, что это корпоративные правоотношения и пусть учредитель доказывает обратное. 

2. Я также считаю, что такие призумпции необходимо распространить на аффилированные организации, которые пытаются включиться в РТК для контролирования процедуры, особенно если основанием является займ. Вместе с тем, я считаю, что нашему правопорядку необходим институт банкротства холдингов или группы компаний. По своей практики я вижу, что в случае если в рамках холдинга банкротиться одна организация, то процент того, что остальные также уйдут в банкротство очень велик. Вместе с тем, я считаю, что к требованиям аффилированных лиц надо относиться по особому. Например, презюмировать корпоративность отношений между организациями, но определить несколько необходимых условий. Таких как: степень родства, природа их правоотношений, поведение между собой в рамках обычной хозяйственной деятельности. И определить несколько последствий: возможность признание таких отношений корпоративными; создание 4-й очередь кредиторов для аффилированных лиц, на взаимоотношения которых влияет степень родства (причем, например, размер долга 4-й очередь не может включаться в размер субсидиарной ответственности); возможность включения аффилированных лиц в 3-ю очередь РТК, если они докажут, что на правоотношения аффилированность не влияла и размер хозяйственных отношений был равен размеру хозяйственных отношений с иными кредиторами (примерное профентное соотношение). Здесь я выхожу за рамки банкротств холдингой, а говорю обо всех возможных случаях в общем. 

3. Третий аспект у меня вызывает особые чувства. Представим ситуацию: организация попала в процедуру банкротства. Учредитель пользуясь своим правом, предусмотренными ст. 113 и 125 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" погасил весь реестр требований кредиторов. В соответствии с вышеуказанными нормами, такое погашение создает правоотношения по договору беспроцентного займа между учредителем и организацией-должником. Организация теперь существует и может вести хозяйственную деятельность дальше. Проходит какое-то количество времени и эта же организация снова попадает в банкротство, а тот беспроцентный займ учредителю не вернули в полном объеме. Тут возникает вопрос: какога природа таких правоотношений? Корпоративные? Гражданские? Подлежат ли они включению в реестр в 3-ю очередь?

По моему мнению, конкретно в этом случае, это гражданские отношения с элементами корпоративных. Под элементом я понимаю наличие особого статуса лица - учредителя. Но вместе с тем, я считаю, что требования, выходящие из таких отношений должны быть включены в третью очередь реестра требований кредиторов и на них не должна распространяться призумпция корпоративных отношений между учредителем и организацией-должником. 

То есть п. 5 ст. 313 ГК, предусматривающий, в случае погашения долга третьим лицом, перехода к нему всех прав и обязанностей кредитора, могут перейти права и обязанности любого договора со всем вытекающим объемем прав. Но вместе с тем, п. 14 ст. 113 Закона о банкротстве устанавливает конкретное правоотношение - беспроцентный займ. 

Подходя к концу, хочу сказать спасибо за внимание и надеюсь мои рассуждения вызвали у вас хоть один вопрос или хотя бы один тезис для обсуждения. 

  • 827
  • рейтинг 1

Похожие материалы

Комментарии(0)

Написать комментарий

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.