Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Обзор практики Верховного Суда РФ и арбитражных судов округов по вопросам арбитража за I квартал 2018 года

16.05.2018 — 12:04

Актуальные правовые позиции судов кассационной инстанции по вопросам, касающимся третейского разбирательства - в последнем обзоре Российского арбитражного центра. Первый квартал 2018 года выдался умеренно благоприятным для третейских судов. Верховный Суд (ВС) РФ занял про-арбитражный подход во всех рассмотренных им делах. Этой тенденции, за некоторым исключением, следовали и окружные суды.

 

Ι. Практика Верховного Суда РФ

Несмотря на пониженный стандарт доказывания, конкурсный управляющий или кредитор должны обосновать свои весомые сомнения в наличии долга для проверки арбитражного решения на соответствие публичному порядку, наличие признаков вывода имущества или иного злоупотребления правом

Определение ВС РФ от 28.02.2018 № 308-ЭС17-12100 по делу № А32-1593/2016

Российская и иностранная компании заключили договор купли-продажи пшеницы. Договор содержал арбитражную оговорку о передаче всех споров на рассмотрение Арбитража Международной ассоциации торговли зерном и кормами (GAFTA).

В связи с нарушением договора российской компанией иностранная компания обратилась в арбитраж GAFTA. Арбитраж GAFTA вынес решение в пользу иностранной компании.

Иностранная компания обратилась в российский суд с заявлением о приведении в исполнение решения GAFTA. Определением от 02.02.2017 Арбитражный суд Краснодарского края удовлетворил данное заявление.

После этого в отношении российской компании была введена процедура банкротства. Конкурсный управляющий и конкурсный кредитор российской компании обжаловали определение о приведении в исполнение решения GAFTA в суды кассационной инстанции. Заявители утверждали, что решение GAFTA противоречит публичному порядку, поскольку направлено на вывод имущества должника и злоупотребление правом участниками арбитража.

Экономическая коллегия ВС, однако, оставила в силе определение суда первой инстанции. С одной стороны, ВС подтвердил, что конкурсный управляющий и конкурсный кредитор вправе оспаривать требование кредитора, основанное на арбитражном решении. Также коллегия согласилась, что к таким возражениям необходимо применять пониженный стандарт доказывания prima facie - достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга, в то время как на кредитора по арбитражному решению возлагается обязанность опровергнуть такие сомнения.

С другой стороны, ВС отметил, что пониженный стандарт доказывания не предполагает полного освобождения заявителей от обязанности представить обоснование своих веских сомнений, указывающих на вывод имущества или иные злоупотребления правом со стороны участников арбитража. В рассматриваемом деле коллегия отклонила доводы заявителей об отсутствии таможенного декларирования по спорному договору, отсутствию захода судна-перевозчика груза по договору в порт РФ и наличие связей между иностранной и российской компаниями. Суд указал, что данные факты не могут являться весомым обоснованием наличия злоупотребления правом или нарушения публичного порядка.

Стандартный договор банка может содержать арбитражную оговорку, если другая сторона не возражала против включения такой оговорки, а банк не отказывался исключить ее по просьбе такой стороны и позволяет иным лицам заключать аналогичные договоры на индивидуальных условиях

Определение ВС РФ от 30.01.2018 № 41-КГ17-47

Сбербанк России обратился в Третейский суд при АНО “Независимая Арбитражная Палата” (НАП) с иском к индивидуальному предпринимателю и его поручителю о солидарном взыскании задолженности по кредитному договору и договору поручительства. Оба договора содержали арбитражную оговорку о передаче спора на разрешение Третейского суда при НАП в соответствии с Регламентом третейского разбирательства этого суда.

Третейский суд при НАП вынес решение в пользу Сбербанка. Однако Шахтинский городской суд Ростовской области отказал в выдаче исполнительного листа на указанное решение. Суд указал, что арбитражная оговорка, включенная в стандартные договоры банка, является недействительной, поскольку указанные договоры являлись договорами присоединения.

ВС с этим выводом не согласился. Коллегия суда указала, что суд, применяя п. 3 ст. 5 Федерального закона “О третейских судах в РФ” о невозможности, по общему правилу, включения арбитражной оговорки в договор присоединения, должен был исследовать возможность заключения клиентом указанного договора на индивидуальных условиях, в частности:

  • могла ли другая сторона (заемщик или поручитель) повлиять на условия стандартного договора при его заключении;
  • обращались ли такие лица к банку с требованием исключить арбитражную оговорку из стандартного договора или возражали ли против такой оговорки;
  • отказывался ли банк исключить арбитражную оговорку из стандартного договора;
  • заключал ли банк аналогичные договоры с иными лицами без арбитражной оговорки;
  • изменял ли банк иные условия аналогичных договоров по желанию других заемщиков и поручителей.

Поскольку суд первой инстанции данные вопросы не исследовал, ВС отправил дело на новое рассмотрение в суде первой инстанции.

Арбитражные соглашения, заключенные до 01.09.2016 и предполагающие рассмотрение споров в постоянном третейском суде, не получившем такого права, сохраняют свое действие в течение переходного периода и утрачивают силу только с 01.11.2017, при этом действительность таких соглашений определяется на момент вынесения соответствующего акта государственного или третейского суда

Определение ВС РФ от 22.01.2018 № 305-ЭС17-14401 по делу № А40-251666/16

1 июня 2014 г. стороны заключили договор краткосрочной субаренды, содержавший арбитражную оговорку о разрешении споров в Арбитражном межотраслевом третейском суде. 19 декабря 2016 г. арендатор обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к арендодателю о взыскании неосновательного обогащения и процентов. Определением от 17.02.2017 суд по просьбе арендодателя оставил иск без рассмотрения в связи с наличием между сторонами арбитражного соглашения.

Арендатор обжаловал данное определение в суды вышестоящей инстанции. Арендатор ссылался на то, что Арбитражный межотраслевой третейский суд не получил право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, а значит, арбитражное соглашение не может быть исполнено и утратило силу.

Экономическая коллегия ВС, согласилась с выводами нижестоящих судов, не став отступать от буквы переходных положений законодательства об арбитраже. При этом ВС разъяснил порядок применения нового законодательства об арбитраже в части постоянных третейских судов в переходный период (с 01.09.2016 по 31.10.2017):

  • Постоянные третейские суды, существовавшие до 01.09.2016, вправе продолжать рассматривать споры до 31.10.2017, даже если их деятельность не соответствует новому законодательству об арбитраже.
  • Арбитражные оговорки, заключенные до 01.09.2016 и предполагающие рассмотрение споров в постоянном третейском суде, не имеющим такого права, сохраняют свое действие в течение всего срока переходного периода и утрачивают силу только с 01.11.2017.

Поскольку суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения в течение переходного периода, он не допустил судебной ошибки. Верховный Суд РФ также указал, что в настоящий момент, в связи с прекращением деятельности Арбитражного межотраслевого третейского суда, арендатор не лишен права обратиться с иском в компетентный государственный суд, то есть арбитражная оговорка утратила силу.

Аналогичная позиция о том, что арбитражные соглашения о передаче споров в постоянные третейские суды сохраняют свое действие в течение всего переходного периода, также была изложена в Постановлении АС Центрального округа от 20.02.2018 по делу № А08-7179/17, Постановлении АС Северо-Западного округа от 27.02.2018 по делу № А56-10236/17 и Постановлении АС Северо-Западного округа от 16.02.2018 по делу № А44-8798/17.

Сторона третейского разбирательства несет риск невручения извещений, направленных ей третейским судом по адресу, указанному в договоре с арбитражной оговоркой

Определение ВС РФ от 30.01.2018 № 5-КГ17-226

Сбербанк России обратился в Третейский суд при НАП с иском к ряду граждан и организаций о солидарном взыскании задолженности по кредитному договору и договорам поручительства. Все договоры содержали арбитражную оговорку о передаче спора на разрешение Третейского суда при НАП в соответствии с Регламентом третейского разбирательства этого суда.

Третейский суд известил ответчиков о времени и месте слушания дела посредством направления телеграмм по почтовым адресам, указанным ответчиками в договорах, содержащих арбитражную оговорку. Данные телеграммы не были вручены ответчикам. Они не явились в заседание третейского суда.

Третейский суд рассмотрел дело в отсутствие ответчиков и вынес решение в пользу Сбербанка. Однако Дорогомиловский районный суд г. Москвы отказал в выдаче исполнительного листа на указанное решение. Суд указал, что ответчики не были надлежащем образом извещены о времени и месте третейского разбирательства, поскольку направленные в их адрес извещения не были вручены адресатам.

ВС с этим выводом не согласился и отменил указанное определение. Коллегия суда указала, что, в силу ст. 3 Федерального закона “Об арбитраже (третейском разбирательстве в РФ” и ст. 165.1 ГК РФ третейский суд направляет стороне материалы и документы по указанному ею адресу. Такой адрес может быть указан, в том числе, в договоре, содержащем арбитражную оговорку. При этом сторона считается получившими документы, даже если они поступили в ее адрес, но не были вручены по независящим от нее причинам. То есть, по мнению суда сторона несет риск невручения ей извещений по адресу, указанному в договоре, содержащем арбитражную оговорку.

ΙΙ. Практика арбитражных судов округов

Если ответчик не заявлял никаких возражений по иску истца в третейском суде, а стороны имеют одинаковое наименование или иные признаки аффилированности между ними, суд может признать фактическое отсутствие между ними спора незаконным использованием третейского разбирательства в целях злоупотребления правом и отказать в приведении в исполнение арбитражного решения по причине нарушения публичного порядка

Постановление АС Московского округа от 22.03.2018 по делу № А40-169206/17; Постановление АС Московского округа от 31.01.2018 по делу № А40-169142/17; Постановление АС Московского округа от 25.01.2018 по делу № А40-169144/17

Украинская компания «Термолайф» и российская компания «Термолайф Рус» заключили ряд контрактов. Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при ТПП Украины рассмотрел иски компании «Термолайф» к компании «Термолайф Рус» о взыскании задолженности по указанным контрактам и вынес ряд решений в пользу истца. Затем украинская компания обратилась в российский суд с заявлениями о признании и приведении в исполнение указанных решений.

Кассационный суд усмотрел в решениях МКАС при ТПП Украины нарушение публичного порядка. Суд отметил, что стороны спора имеют одинаковое наименование «Термолайф», при этом российская компания никаких возражений против арбитражных решений не заявила, что свидетельствуют о фактическом отсутствии спора между сторонами. По мнению суда, такое поведение сторон направлено не на обращение к третейскому суду как средству разрешения спора согласно его правовой природе, а на использование третейского разбирательства в целях злоупотребления правом. Такие интересы нарушают публичный порядок РФ и не подлежат судебной защите.

Споры с участием должника-банкрота, относящиеся к текущим платежам, могут быть переданы на разрешение третейского суда. Кроме того, если конкурсный управляющий сам обратился в третейский суд, оспаривание им состоявшего третейского решения по мотивам отсутствия у третейского суда компетенции является злоупотреблением правом

Постановление АС Московского округа от 26.03.2018 по делу № А40-189594/17, см. также Постановление АС Московского округа от 21.02.2018 по делу № А40-138146/17

В 2014 году банк заключил с оценочной компанией договор возмездного оказания услуг. Данный договор содержал арбитражную оговорку о передаче споров на рассмотрение Третейского суда для разрешения экономических споров при ТПП РФ. Вскоре у банка была отозвана лицензия и в отношении него было открыто конкурсное производство.

В 2017 году конкурсный управляющий банка (ГК «Агентство по страхованию вкладов») обратился в МКАС при ТПП России (правопреемник Третейского суда) с иском о возврате предоплаты по договору. Однако МКАС при ТПП России вынес решение в пользу оценочной компании.

Тогда конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об отмене арбитражного решения, заявив, что данный спор не мог быть передан на разрешение третейского суда и арбитражное решение противоречит публичному порядку. И суд первой инстанции, и кассация поддержали действительность соглашения.

Во-первых, суд согласился с выводами нижестоящего суда, что действия конкурсного управляющего по оспариванию арбитражного решения являются злоупотреблением правом и противоречат ст. 10 ГК РФ. Суд отметил, что конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов, сам обратился в третейский суд с иском к оценочной компании. Следовательно, основанием обращения в суд с заявлением об отмене арбитражного решения послужил не факт противоречия арбитражного решения публичному порядку, а несогласие конкурсного управляющего с отказом в удовлетворении заявленного иска.

Во-вторых, суд установил, что данный спор касался текущих платежей, срок уплаты которых наступил после введения конкурсного производства. Текущие платежи не включаются в реестр требований кредиторов, а кредиторы по текущим платежам не участвуют в деле о банкротстве. Исходя из этого, суд сделал вывод, что споры с участием должника-банкрота, относящиеся к текущим платежам, могут быть переданы на разрешение третейского суда, и их рассмотрение МКАС при ТПП России не противоречит публичному порядку.

Примечательно, что в аналогичном деле с участием того же банка (№ А40-138146/2017) Арбитражный суд Московского округа занял противоположную позицию. В этом деле конкурсный управляющий банка обратился с иском в Арбитражный межотраслевой третейский суд, который впоследствии отклонил требования банка.

Суд кассационной инстанции признал, что конкурсный управляющий действовал недобросовестно, сначала обратившись в третейский суд, а затем оспорив не устроившее его арбитражное решение в государственном суде по мотивам неарбитрабельности. Однако, поскольку предметом арбитража было требование, не являющееся текущим платежом, суд решил все же отменить арбитражное решение, руководствуясь публично-правовыми интересами и интересами вкладчиков банка.

Суд кассационной инстанции не вправе пересматривать по существу вывод нижестоящих судов о противоречии арбитражного решения публичному порядку, если такой вывод основан на исследовании фактических обстоятельств дела, поскольку иное позволило бы суду кассационной инстанции подменять нижестоящие суды

Постановление АС Московского округа от 20.03.2018 по делу № А40-69092/17; Постановление АС Московского округа от 09.02.2018 по делу № А40-155403/17

Сразу в двух делах Арбитражный суд Московского округа отказался пересматривать выводы нижестоящих судов о противоречии арбитражных решений публичному порядку.

В деле № А40-69092/17 российская компания обратилась в суд с заявлением об отмене решения МКАС при ТПП РФ, которым арбитраж отклонил требования российской компании к иностранной компании о возврате сумм неотработанного аванса по контракту субподряда. Арбитражный суд города Москвы отменил данное решение, указав на его противоречие публичному порядку. Суд установил, что контракт субподряда был заключен во исполнение государственного контракта на строительство ледокола по распоряжению Президента РФ. В этой связи, суд счел, что передача спора из такого договора субподряда будет нарушать основополагающие принципы российского права (противодействие коррупции, обеспечение конкуренции в государственных закупках).

В деле № А40-155403/17 украинская компания обратилась в суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения МКАС при ТПП Украины, которым арбитраж взыскал с российской компании в пользу украинской компании задолженность по договору поставки. Арбитражный суд города Москвы отказал в приведении в исполнение арбитражного решения, указав на его противоречие публичному порядку. Суд указал, что договор поставки являлся крупной сделкой для российского общества и не был одобрен в установленном законом порядке, при этом арбитраж не исследовал вопрос о наступлении неблагоприятных последствий для участников общества.

В обоих делах Арбитражный суд Московского округа указал, что выводы нижестоящих судов о нарушении публичного порядка РФ были сделаны на основе исследования и оценки доказательств и установления фактических обстоятельств дела. Суд отметил, что он вправе оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм права и не вправе непосредственно исследовать доказательства и производить переоценку фактических обстоятельств. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять нижестоящие суды. Соответственно, суд кассационной инстанции сделал вывод о невозможности пересмотра по существу выводов судов о противоречии указанных арбитражных решений публичному порядку.

Согласование порядка исполнения арбитражного решения и его частичное добровольное исполнение означают согласие должника с таким решением и лишают его права оспаривать компетенцию третейского суда и легитимность решения

Постановление АС Московского округа от 16.03.2018 по делу № А40-204190/17

Белорусская и российская компании заключили договор на разработку программного обеспечения. Договор содержал оговорку о разрешении всех споров в МКАС при ТПП Республики Беларусь.

Поскольку российская компания не оплатила выполненные работы по договору, белорусская компания обратилась с иском о взыскании задолженности в Международный арбитражный суд (МАС) при Белорусской ТПП. Несмотря на различия в наименовании третейского суда, МАС при Белорусской ТПП признал наличие у него компетенции и вынес решение в пользу белорусской компании.

Белорусская компания обратилась в российский суд с заявлением о приведении в исполнение решения МАС при Белорусской ТПП. Арбитражный суд города Москвы и Арбитражный суд Московского округа привели в исполнение арбитражное решение. При этом суды отклонили возражения российской компании, что спор был рассмотрен третейским судом, не предусмотренным арбитражным соглашением.

Суды указали, что стороны вели переписку о добровольном исполнении решения МАС при Белорусской ТПП и согласовали порядок исполнения арбитражного решения ежемесячными платежами. Кроме того, российская компания частично исполнила в добровольном порядке данное решение. На этом основании суды сделали вывод, что российская компания выразила свое согласие с арбитражным решением и лишена права оспаривать компетенцию МАС при Белорусской ТПП или легитимность решения.

Отказ третейского суда принимать и рассматривать встречный иск не является нарушением права на судебную защиту или публичного порядка

Постановление АС Северо-Кавказского округа от 07.02.2018 по делу № А32-33274/17

Российская компания заключила с сербской компанией несколько контрактов на поставку товара. Каждый контракт содержал арбитражную оговорку о передаче споров на рассмотрение МКАС при ТПП РФ.

Сербская компания обратилась в МКАС при ТПП РФ с иском о взыскании задолженности по оплате товара по одному из таких договоров. Российская компания предъявила встречный иск о солидарном взыскании с сербской компании и еще одной сербской компании неосновательного обогащения по двум другим контрактам.

Однако арбитраж посчитал, что такой встречный иск выходит за рамки арбитражной оговорки, на основании которой предъявлен иск, поскольку требования российской компании вытекают из контрактов, имеющих самостоятельные арбитражные оговорки, а обе сербские компании возражали против совместного рассмотрения всех требований в одном деле. Арбитраж сделал вывод, что, для принятия встречного иска необходимо наличие единого арбитражного соглашения между всеми тремя компаниями. В результате МКАС при ТПП РФ удовлетворил иск сербской компании и отказал в принятии встречного иска российской компании.

При попытке привести это решение в исполнение возникли трудности. Арбитражный суд Краснодарского края отказал в выдаче исполнительного листа по причине нарушения публичного порядка. Суд счел, что арбитраж необоснованно лишил российскую компанию права на судебную защиту и поставил истца в преимущественное положение.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа не согласился с этим выводом. Суд отметил, что прекращение разбирательства по встречному иску не лишает российскую компанию права заявить указанные требования к обеим сербским компаниям в самостоятельном порядке, при этом согласно регламенту МКАС при ТПП РФ арбитраж не был обязан рассматривать встречный иск. Соответственно, отказ арбитража в принятии к рассмотрению встречного иска не является нарушением конституционных принципов правосудия, права на судебную защиту или публичного порядка.

Последующее одобрение стороной контракта, подписанного неуполномоченным лицом, распространяется также и на содержащуюся в таком контракте арбитражную оговорку, несмотря на ее самостоятельный характер

Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 05.04.2018 по делу № А33-15422/17

Китайская и российская компании заключили несколько контрактов на поставку лесоматериала. Все контракты содержали арбитражную оговорку о передаче споров на разрешение МКАС при ТПП РФ. Со стороны китайской компании контракты подписал бенефицицарный владелец, не являвшийся ее директором и не имевший полномочий заключать контракты от имени компании.

Китайская компания обратилась в российский суд с иском о признании недействительными пунктов контрактов, содержащих арбитражную оговорку. Однако Арбитражный суд Красноярского края, Третий арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа отказали в удовлетворении такого иска.

Суды установили, что, несмотря на подписание контрактов неуполномоченным лицом, китайская компания фактически исполняла их и перечисляла по ним денежные средства российской компании. На всех платежных поручениях стоят подписи и печати уполномоченных директоров китайской компании и ссылки на номера контрактов.

При этом суды отклонили довод китайской компании, что действительность арбитражной оговорка должна в данном случае рассматриваться независимо от действительности других условий контрактов. Таким образом, китайская компания своим последующим поведением одобрила заключение контрактов, включая пункты с арбитражной оговоркой, несмотря на ее самостоятельный характер.

Нахождение истца в процедуре банкротства, самостоятельный расчет арбитражного сбора без попытки начать арбитраж и удорожание процесса в связи с необходимостью оплаты переводчиков, нотариуса, представителей, не являются сами по себе основанием для признания арбитражной оговорки неисполнимой 

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.04.2018 по делу № А81-4101/16

Российская и чешская компании заключили договор подряда, содержащий арбитражную оговорку о разрешении споров в соответствии с арбитражным регламентом Международной торговой палаты, место арбитража - г. Вена, язык арбитража - английский.

Российская компания обратилась в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с иском о взыскании неосновательного обогащения. Определением от 07.09.2016 суд по просьбе чешской компании оставил иск без рассмотрения в связи с наличием арбитражного соглашения между сторонами.

Российская компания обжаловала данное определение в вышестоящие суды. По ее мнению, арбитражная оговорка являлась неисполнимой в связи с тяжелым финансовым состоянием истца. Однако Восьмой арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Западно-Сибирского округа оставили в силе определение суда первой инстанции. При этом суды рассмотрели и отвергли доказательства тяжелого финансового состояния истца. В частности, суды указали, что:

  • Сам по себе факт нахождения истца в процедуре банкротства не освобождает его от действия арбитражной оговорки.
  • Расчет суммы арбитражного сбора, выполненный истцом при отсутствии попыток инициировать процесс в третейском суде, не является доказательством недостаточности у истца средств на ведение арбитража.
  • Удорожание процесса в связи с необходимостью оплаты переводчиков на английский язык, услуг нотариуса, представителей и их командировок в г. Вену не может свидетельствовать о неисполнимости арбитражной оговорки.

Заключение в рамках арбитража мирового соглашения в отношении недвижимости и его утверждение арбитражным решением может быть расценено как создание видимости частноправового спора для получения формальных оснований регистрации права на недвижимость

Постановление АС Московского округа от 06.04.2018 по делу № А40-212386/17

Первое Арбитражное Учреждение при АНО по урегулированию предпринимательских споров “Независимый Арбитр” рассматривало спор между двумя российскими компаниями. В рамках данного дела стороны заключили мировое соглашение, согласно которому ответчик обязался передать истцу в счет полного погашения заявленных требований нежилое здание и ряд помещений в нем. Мировое соглашение было утверждено арбитражным решением третейского суда.

В связи с неисполнением арбитражного решения истец обратился в государственный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения. Однако определением от 26.01.2018 Арбитражный суд города Москвы отказал в выдаче исполнительного листа, сославшись на нарушение публичного порядка. Истец обжаловал определение в суд кассационной инстанции, однако Арбитражный суд Московского округа поддержал выводы суда первой инстанции.

Судебные акты судов первой и кассационной инстанции основывались на правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.05.2009 № 17373/08, что не допускается передача на рассмотрение третейского суда спора о праве собственности на объект недвижимости с целью уклонения от соблюдения установленного законодательством порядка регистрации прав на недвижимое имущество. Этот запрет обусловлен тем, что создание видимости частноправового спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований регистрации права на недвижимое имущество, влечет подмену законных функций государственных органов по регистрации прав на недвижимое имущество и противоречит публичному порядку.

В рассматриваемом деле суды усмотрели фиктивность спора между сторонами и противоречие арбитражного решения публичному порядку в том, что стороны не имели никаких разногласий между друг другом, заключили мировое соглашение, ответчик поддержал позицию истца в государственных судах, при этом третейский суд не проверил наличие у ответчика зарегистрированного права собственности на недвижимость, которую он обязался передать истцу по арбитражному решению.

***

Обзор подготовили Дмитрий Андреев (сопредседатель Совета современного арбитража, председатель комитета по взаимодействию с государственными судами), Алексей Комин и Лейла Канаметова.

  • 2491
  • рейтинг 1

Похожие материалы

Комментарии(2)

Написать комментарий
  • Борис  Товалев юрист
    16.05.2018 - 16:49 Борис Товалев
    При описании дела № А40-138146/2017 указано на факт подачи иска конкурсным кредитором банка. Видимо, опечатка. В суд обратился конкурсный управляющий, а не конкурсный кредитор.
    0
    свернуть комментарии (1)

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.