Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Право требования оставят добросовестным цессионариям // Пленум ВС рассказал о перемене лиц в обязательстве

Отрасль права: Гражданское право
05.12.2017 — 14:12

Пленум Верховного суда (ВС) обсудил правила Гражданского кодекса (ГК) о перемене лиц в обязательстве. В проекте постановления закреплено правил о том, что цессионарий, получивший добросовестно право требования по цепочке сделок, сохранит свое право, даже если одна из предшествующих уступок признана недействительной. Также ВС предлагает регистрировать уступку в том же порядке, который установлен для сделки в основании уступки. Текст проекта постановления отправлен на доработку.

Необходимость в разъяснениях, по словам судей ВС — докладчиков Ивана Разумова и Сергея Асташова, вызвана изменениями в 2014 году в гл. 24 ГК о перемене лиц в обязательстве. Кроме того, разъяснения будут актуальны из-за возросшей необходимости защиты прав граждан в отношениях с микрофинансовыми организациями и в сфере долевого строительства.

В этой связи важное разъяснение дано в п. 8 проекта. Если цессионарий переуступил свое право третьему лицу, которое приобрело его добросовестно и возмездно, то требование могут признать принадлежащим конечному приобретателю, даже если первоначальная уступка недействительна. Актуальным это может быть для переуступки прав из договора участия в долевом строительстве, приводит пример ВС. Конечный цессионарий, получивший право требования по цепочке переуступок, может ссылаться на свою добросовестность, даже если одна из зарегистрированных уступок была признан недействительной. Аналогичное правило ВС предлагает распространить на приобретение права требования, обеспеченного залогом, запись о котором есть в реестре. Судья АС города Москвы Александра Нагорная надеется, что такой подход окажет дисциплинирующее воздействие и будет способствовать формированию осмотрительного поведения» у участников делового оборота.

В п. 2 проекта закреплено правило о том, что если уступка происходит по сделке, требующей госрегистрации, то договор об уступке должен быть зарегистрирован в том же порядке, что и основная сделка. Например, уступка права требования арендных платежей по зарегистрированному договору аренды также подлежит госрегистрации, отмечает ВС. Если регистрации не было, то для третьих лиц, не знавших об уступке, последствий не возникает (например, для приобретателя арендуемого имущества).

Доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ Александр Ягельницкий предложил разделить разъяснения в проекте на два основных блока. В первый, по его мнению, вошли подходы, которые уже закреплены на практике. Одним из важных он назвал п. 33 проекта о сохранении арбитражной оговорки. При перемене лиц в обязательстве она действует для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено договором. Сослаться на это разъяснение ВС сможет уже скоро. На пересмотр в экономическую коллегию был передан спор о том, обязательна ли третейская оговорка в договоре ипотеки для нового собственника недвижимости (см. здесь).

Второй блок разъяснений — реакция на изменения в ГК. Это, например, п. 28–29 о двух разновидностях перевода долга. Привативный перевод подразумевает, что первоначальный должник выбывает из обязательства. А при кумулятивном переводе долга первоначальный и новый должники и отвечают перед кредитором солидарно. Если из соглашения о переводе долга не ясно, какой именно это перевод, то ВС предлагает суда считать его привативным. Другая проблема — как разграничить кумулятивный перевод долга и поручительство (в обоих случаях есть солидарная ответственность). ВС устанавливает следующий подход: если не понятно, что согласовали стороны — кумулятивный перевод долга или поручительство, то следует считать их соглашение поручительством.

Еще одно разъяснение, которое отметил Александр Ягельницкий, обращает внимание судов на «обессиливание» договорного запрета уступки (п. 18). Если договор запрещает уступку третьим лицам или требует согласия должника, то уступка может быть признана недействительной по требованию должника, только если доказано, что цессионарий знал или должен был знать о запрете. Это правило не распространяется на уступку денежного требования. Она действительна, даже если цессионарий знал о запрете (п. 19).

  • 4242
  • рейтинг 2

Похожие материалы

Комментарии(9)

Написать комментарий
  • Александр Николаевич Латыев юрист
     
    Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.
     
    05.12.2017 - 15:49 Александр Латыев
    Такое ощущение, что как минимум в части пунктов был некий теоретик, который дорвался до возможности изложить свои не всегда общепринятые воззрения в тексте постановления)
    0
    свернуть комментарии (1)
    • 05.12.2017 - 20:29 Михаил Жужжалов   »   Александр Латыев
      Ценитель творчества В.В. Байбака. Странно, что ст. 234 по аналогии не распространили. Надо ж различать выбытие по и помимо воли, а в последнем случае добросовестным тоже нужна защита.
      0
  • Артем Иванович Андреев юрист
     
    Артем Андреев Частная практика
     
    05.12.2017 - 16:02 Артем Андреев
    Т.е. одно из самых оспариваемых нововведений о действительности уступки денежных требований будет оставлено без изменений и существенных разъяснений, без всяких возможных отсылок на ст. 10 (169) ГК РФ.
    0
    свернуть комментарии (2)
    • Александр Николаевич Латыев юрист
       
      Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.
       
      05.12.2017 - 16:18 Александр Латыев   »   Артем Андреев
      «Т.е. одно из самых оспариваемых нововведений о действительности уступки денежных требований будет оставлено без изменений и существенных разъяснений, без всяких возможных отсылок на ст. 10 (169) ГК РФ.»

      абз.2 п.19
      0
      • Артем Иванович Андреев юрист
         
        Артем Андреев Частная практика
         
        05.12.2017 - 17:07 Артем Андреев   »   Александр Латыев
        «абз.2 п.19»

        Да действительно.
        Но написали так сухо и формально, что, очевидно, данное указание в практике поддержки нет найдет.

        И еще жаль не указано, что именно не понравилось, что будет дорабатываться и будут ли существенные изменения.
        0
  • Игорь  Асинцев юрист
     
    Игорь Асинцев Краснодар Руководитель проекта по правовой аналитике и методологической работе, АО "Тандер"
     
    06.12.2017 - 14:17 Игорь Асинцев
    Уже отмечал в другой теме, что уступка по ДДУ в действующей судебной практике имеет ряд интересных особенностей.

    Так, арбитражные суды выработали однозначную позицию, что уступка по ДДУ, совершенная до передачи объекта долевого строительства и подписания соответствующего акта, подлежит гос.регистрации (постановление АС СКО по делу А32-34953/2015), а уступка после исполнения ДДУ (обычно в части неустойки, штрафа и пр.) - не регистрируется (постановление АС СКО по делу А32-32825/2014, А32-27033/2015).

    В то же время суды общей юрисдикции ничтоже сумняшеся берут и удовлетворяют иски застройщиков о признании недействительными договоров уступки, заключенных после исполнения ДДУ (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 03.11.2016 по делу № 33-28960/2016, Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 27.10.2016 по делу № 33-27099/2016, Апелляционное определение Краснодарского краевого суда по делу № 33-9922/2015 и т.д.)!

    На волне горячей любви к застройщикам со стороны судов общей юрисдикции и вызванной этим абсолютно дикой порезкой неустойки (на моих глазах СОЮ сбивали ее в 15-20 раз (!) просто на основании устной просьбы застройщика о применении ст. 333 ГК РФ), граждане начали уступать свои неустойки юрлицам и ИП. А уж арбитражи с застройщиками не церемонятся и 333-й во все стороны не разбрасываются. Но если пленум все же разъяснит, что регистрация уступки является обязательной в любом случае, на улице застройщиков наступит немалый такой праздник, а кое-кто начнет строить теории о лобби...
    0
    свернуть комментарии (1)
    • Петр Петрович Петров участник
      06.12.2017 - 15:54 Петр Петров   »   Игорь Асинцев
      Ну, если уж цитировать краснодарские суды и арбитражные суды южных регионов ,в т.ч. АС СКО, вот тут недавно обсуждали, как милостивы они к страховщикам при уступке прав требования от физиков к юрикам:
      https://zakon.ru/discussi...i_avtoyuristami
      0
  • Петр Петрович Петров участник
    06.12.2017 - 15:57 Петр Петров
    Игорю Асинцеву.
    Вы же про креатифф краснодаских судей АС СКО по уступке прав требований к страховщикам и писали тут:
    https://zakon.ru/discussion/2017/11/27/arbitrazhnye_sudy_sko_nashli_sredstvo_borby_s_kriminalnymi_avtoyuristami
    0
  • Петр Петрович Петров участник
    06.12.2017 - 17:10 Петр Петров
    Может быть, разработчики прочитают.
    Про регистрацию уступки денежных требований (арендных платежей) из договор аренды недвижимости - это, конечно, явный перебор.

    Еще одна, как мне и коллегам кажется, важная проблема применения ст.389 ГК, которая не нашла отражения в проекте Постановления Пленума ВС.
    Про обязательность/необязательность нот. формы для договора цессии, если среди уступаемых прав по акцессорным об-вам (залог долей в ООО, залог/ипотека в нот форме с внесудебкой).
    В п.14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 №10 рассматривается только вопрос регистрации делается вывод, что регистрация уступки требуется только, если регистрации подлежал договор, требования из которого уступаются.
    Эта логика, по моему мнению, полностью применима к п.1 ст.389 ГК: нотариальная форма уступки нужна только, если основное обязательство имеет нотариальную форму. Переход прав по обеспечительным сделкам в договоре цессии не обязательно даже упоминать не то, что соблюдать форму обеспечительных сделок.
    То есть в случае уступки прав денежного требования из кредитного договора в силу ст.384 ГК (если не оговорено иное в договоре цессии) переходя и права по акцессорным обязательствам, в т.ч. по договорам залога, которые могут иметь нот. форму (залог долей в ООО- требование закона, залог движимости/ипотека- по воле сторон, чтобы была возможность принудительной внесудебки).
    И тут, внимание, некоторые суды стали указывать на то, что и договор цессии, если уступаются права и по нот. договорам залога также должны удостоверяться (и есть "отказные " определения ВС РФ по ним):

    Постановление АС ДВО 03.04.2017 по делу № А73-18000/2015 , определение СКЭС ВС РФ от 1 августа 2017 г. N 303-ЭС17-9357

    http://kad.arbitr.ru/Card/a1b22ee2-a453-4975-80cc-d78e4a6e7063


    Постановление АС ЦО по делу от 06.07.2016 №А83-2462/2014

    http://kad.arbitr.ru/Card/1d9acaeb-fa74-4934-820b-5b5084f42b32

    Постановление АС СКО от 12.09.16 по делу №А32-20473/2013 , Определение СКЭС ВС РФ от 30.11.2016 №308-ЭС16-15621

    http://kad.arbitr.ru/Card/f9145904-a035-4f2f-86d0-a381c9bfada8

    Апелляционное определение Московского городского суда от 04.08.2015 по делу№ 33-23758/2015

    https://www.mos-gorsud.ru/mgs/services/cases/appeal-civil/details/997a93fe-7f4c-4955-b21b-90fc7edcd1c4?caseNumber=33-23758/2015&courtInternalName=mgs

    Коллеги, что можете сказать по этому поводу? Согласны ли с моей позицией, что нот. форма для договора цессии обязательна, только если в нот. форме заключалось основное об-во, но не акцессорное?
    Можно как-то передать данный вопрос разработчикам проекта Постановления?
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.