Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Андрей Микрюков Витальевич юрист
 
Андрей Микрюков Мирный АК "АЛРОСА" (ПАО)
 
Андрей Микрюков читать блог

Российский Верховный суд против договорной подсудности в ГПК и в АПК. А что в других странах?

08.07.2018 — 17:22

Верховный суд внес в Государственную думу законопроект, предусматривающий существенное изменение Гражданского процессуального и Арбитражного процессуального кодексов. На сегодняшний день законопроект прошел первое чтение.

 Среди прочего высшая судебная инстанция предлагает отменить право сторон свободно выбирать место судебного разбирательства. Законопроект исключает из ГПК статью 22 и из АПК – статью 37.

Законопроект предполагает сохранить возможность заключения соглашения о подсудности спора, если хотя бы одной стороной является иностранное лицо (ст.404 ГПК и ст.249 АПК).

В пояснительной записке к законопроекту в качестве единственного обоснования исключения договорной подсудности приводится необоснованное (sic!)  возрастание нагрузки на суды определенных регионов России (город Москва, Московская область, город Санкт-Петербург).

Что имели ввиду эксперты Верховного суда под «необоснованным» возрастанием нагрузки и в каком случае увеличение такой нагрузки являлось бы «обоснованным» понять затруднительно. Кроме того, можно предположить, что договорная подсудность, как правило используется в предпринимательской деятельности, то есть затрагивает, в основном, арбитражное судопроизводство. Вряд ли наличие нормы о договорной подсудности в ГПК влечет увеличение нагрузки на СОЮ в Москве и Санкт-Петербурге. В связи с этим вопрос о мотивах ликвидации договорной подсудности в гражданском процессе остается открытым.

Кроме того, не совсем ясно, если в силу определенных обстоятельств (более высокий уровень деловой активности в московском и санкт-петербургском регионах, большее доверие сторон к квалификации судей в этих регионах и т.д.) нагрузка перераспределена в сторону судов Москвы и Санкт-Петербурга, что мешает принять организационные меры по соответствующему перераспределению ресурсов судебной системы.

Предложение Верховного суда получило негативную оценку Правительства. В замечаниях от 02 февраля 2018г. Правительство не приняло аргументацию Верховного суда о необходимости отмены договорной подсудности, указав, что реализация предложения снизит нагрузку на отдельные суды, но не повлечет снижения нагрузки на судебную систему в целом (то есть, видимо, в Правительстве также ни понимают, зачем законодательно перераспределять нагрузку, когда можно скорректировать функционирование системы в рабочем порядке). По результатам рассмотрения замечаний Пленум Верховного суда 17 мая 2018г. принял Постановление №14 о внесении поправок в законопроект, в которых учел некоторые из замечаний Правительства, однако мнения насчет необходимости отмены договорной подсудности не изменил.

Меня заинтересовал вопрос, а что же сказано о договорной подсудности в процессуальном законодательстве других стран. Не являясь специалистом в праве какого-либо из государств, перечисленных ниже, я решил хотя бы в общих чертах понять, отказался ли законодатель в каком-то из них от правил о договорной подсудности.

Швейцария.

Швейцарский гражданский процессуальный кодекс (Swiss Civil Procedure Code - СРС) регулирует судебное производство по всем гражданско-правовым спорам, включая споры из предпринимательской деятельности.

В соответствии со ст.9 кодекса место рассмотрения спора является обязательным только в случаях, прямо предусмотренных кодексом. К случаям исключительной территориальной подсудности относятся, например, споры из семейных отношений (ст.23), об установлении отцовства (ст.25), об аннулировании акций Компании (ст.43).

Но для случаев, когда кодекс прямо не предусматривает ограничений по выбору подсудности, существует статья 17, предусматривающая возможность заключения сторонами соглашения о подсудности. Оно должно быть исполнено в письменной форме или в другой форме, но позволяющей подтвердить его заключение текстом.

При этом, как отмечается в обзоре СРС от одной из швейцарских юридических фирм VISCHER, теперь швейцарские суды не могут отказать в рассмотрении дела на том основании, что территориальная подсудность, установленная соглашением сторон, не имеет связи с их местонахождением или договорными обязательствами (см. п.10 обзора).

Статья 17 кодекса не устанавливает ограничений в отношении субъектов, которые могут заключить соглашение о подсудности (например, только лица, ведущие предпринимательскую деятельность). Однако в определенных случаях стороны определенных категорий (например, потребители в спорах о защите прав потребителей или работники в трудовых спорах) не считаются отказавшимися от территориальной подсудности, установленной по умолчанию для таких случаев, в результате заключения досудебного соглашения о подсудности или путем явки в суд по месту разбирательства без заявления возражений (другая форма подтверждения согласия с подсудностью) (см. ст.ст.32-35 СРС).

Германия

Немецкий гражданский процессуальный кодекс (Zivilprozessordnung – ZPO) также определяет правила рассмотрения споров, как связанных, так и не связанных с предпринимательской деятельностью, и также устанавливает случаи исключительной подсудности или подсудности по выбору истца.

Одновременно в кодексе содержится норма, позволяющая сторонам заключать соглашения о подсудности – статья 38. Однако свобода такого соглашения ограничена. Досудебные соглашения о подсудности разрешается заключать только сторонам, ведущим предпринимательскую деятельность, или являющимся публичными юридическими лицами или субъектами государственной собственности, либо если одна из сторон не имеет местонахождения в Германии.

Для других субъектов соглашения о подсудности допускаются, когда они заключаются после возникновения спора или в случае, если после заключения соглашения сторона утратила местонахождение на территории Германии или ее местонахождение неизвестно.

Кодексом, естественно, не допускается заключать соглашения о подсудности в отношении случаев, когда кодекс устанавливает исключительную подсудность (ст.40).

Обращает на себя внимание субъектное ограничение досудебных соглашений о подсудности. Что интересно, такое же ограничение в ст.29 кодекса установлено для использования прямого указания в договоре на место его исполнения в качестве основания для выбора места судебного разбирательства, когда подсудность определяется по выбору истца на основании места исполнения договора.

По всей видимости, немецкий законодатель счел (и надо сказать, не без оснований), что лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью или являющиеся государственными организациями, априори могут иметь более сильную переговорную позицию, лучшую юридическую поддержку и большую осведомленность о последствиях соглашения о подсудности, чем простые граждане или некоммерческие организации.

Также стоит отметить, что ст.39 кодекса, также, как и Швейцарский СРС, закрепляет норму о признании подсудности ответчиком путем участия в судебном разбирательстве без заявления соответствующих возражений.

Франция

Гражданский процессуальный кодекс Франции также определяет нормы для любых судебных разбирательств из гражданско-правовых отношений, имеющих и не имеющих отношение к коммерческой деятельности.

В статье 51 кодекса предусмотрено заключение соглашения о подсудности, но, как и в немецком кодексе, установлено субъектное ограничение для таких соглашений – оно может быть заключено между сторонами при осуществлении ими предпринимательской деятельности.

Таким образом, можно сделать вывод, что основные процессуальные нормативные акты Швейцарии, Германии и Франции содержат нормы, позволяющие сторонам заключать соглашения о выборе места судебного разбирательства. Такие нормы могут применяться с определенными ограничениями, диктуемыми различными соображениями, однако ни в одной из рассмотренных стран законодатель не счел необходимым исключить договорную подсудность полностью. При этом я предполагаю, что если процессуальным законодательством предусмотрена договорная подсудность, то подразумевается, что стороны могут предпочитать выбор определенных судов в определенных локациях чаще, чем в других, что, вероятно, должно вести к увеличению нагрузки на эти суды. Однако, по всей видимости, судебные системы, упомянутые выше, способны урегулировать этот вопрос без полной законодательной отмены института договорной подсудности.

  • 1807
  • рейтинг 4

Похожие материалы

Комментарии(1)

Написать комментарий
  • Гарри  Трубман участник
    09.07.2018 - 13:04 Гарри Трубман
    Колллеги, поздравляю Вас с бОльшей вероятностью отмены действия принципов диспозитивности и свободы договора в гражданско-процессуальном и арбитражно-процессуальном законодательстве. Таким образом, Высшая судинстанция "автоматом исключит" споры о подсудности :)))
    Может рентабельнее сократить судсоставы, а не декларировать о "перегруженности" некоторых "Уважаемых" Судов. Как-то последние законотворческие инициативы пошли "вкривь", "сбалансированных" (разумных) инициатив по-ходу не предвидится. Тенденция, прям скажем, непозитивная.
    1

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.