Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Как Верховный Суд России открыл очередное «окно Овертона»

Отрасль права: Гражданское право
08.04.2018 — 14:28
Сфера практики: Разрешение споров

В качестве предисловия — курьёз в нотариальной конторе. Дело было где-то в конце 90-х — начале 00-х.

Посетитель из категории «потребитель всегда прав» настойчиво требует консультации по вопросу:

Он после утраты паспорта получил новый. Сейчас нашел старый. Что если он по старому паспорту получит в банке кредит, а потом заявит, что деньги получил не он, а кто-то неизвестный воспользовался украденным у него паспортом?!

Когда нотариус (кстати, ветеран боевых действий весьма внушительной комплекции) после безуспешных попыток разъяснить упоротому клиенту преступность задуманного понял, что последнего интересует исключительно величина риска быть «пойманным» и последствия, итог дискуссии был подведен старым анекдотом с ключевой фразой: «Бить будут не по паспорту, а по морде!».

Комментарий, «позвавший в дорогу».

Фабула судебного дела: Клиентка банка на своем лицевом валютном счете в банке (сейчас, кстати, в стадии финансового оздоровления) хранила значительную денежную сумму. Некто явился в банк и под именем клиентки (весьма важно — подделав ее личную подпись) заключил договор покупки весьма рискованного эмиссионного актива с «заманухой» — фиксированным процентным доходом. Какое-то время на счет клиентки «капали» проценты. Что, впрочем, весьма быстро закончилось: «трест», как ему и положено — «лопнул». Наконец клиентка обнаружила (вполне вероятно — «обнаружила») исчезновение денег со своего счета и предъявила банку иск о признании сделок недействительными и возврате списанных со счета средств.

Первоначально иск был удовлетворен судами I-й (по иронии судьбы —Басманный) и апелляционной (Мосгорсуд) инстанций.

Однако Коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила определение апелляции и направила дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд. (Определение коллегии по гражданским делам ВС РФ от 12.12.2017 № 5-КГ17-210)

Суть правовой позиции Верховного Суда РФ коротко и предельно понятно изложена в комментарии уважаемого Артёма Карапетова .

«Вот тебе бабушка и Юрьев день!». Верховный Суд России запросто (походя) ниспровергает основополагающие законодательные нормы о надлежащем поведении граждан. В общем, —

Добро пожаловать в «Дивный Новый Мир».

Основополагающие правила (в разрезе нашей темы) поведения граждан при общении с другими субъектами общественных отношений закреплены в ст. 19 ГК РФ.

ГК РФ, статья 19. Имя гражданина

1. Гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

В случаях и в порядке, предусмотренных законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя).

3. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния.

4. Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается.

Имя физического лица или его псевдоним могут быть использованы с согласия этого лица другими лицами в их творческой деятельности, предпринимательской или иной экономической деятельности способами, исключающими введение в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан, а также исключающими злоупотребление правом в других формах.

5. Вред, причиненный гражданину в результате нарушения его права на имя или псевдоним, подлежит возмещению в соответствии с настоящим Кодексом.

При искажении имени гражданина либо при использовании имени способами или в форме, которые затрагивают его честь, умаляют достоинство или деловую репутацию, гражданин вправе требовать опровержения, возмещения причиненного ему вреда, а также компенсации морального вреда.

Сразу отметим, что это относится только к ситуациям, когда у граждан в результате их действий (в том числе противоправных) возникают (во всяком случае — должно быть очевидное стремление к этому) юридически значимые права и обязанности.

Для примера: вот такая «шалость» (кадры из к/ф "Зимний вечер в Гаграх" —

хоть и балансирует на грани фола, однако ничем серьёзным плуту не грозила (не считая риска получить по физиономии).

Процитированная ст. 19 ГК РФ предписывает гражданам поступать исключительно вот так (далее ключевые выводы, содержащие логическую цепочку рассуждений, имеют сквозную нумерацию):

1.      Имя конкретного гражданина (здесь и далее имеется ввиду юридический состав — собственно имя, фамилия и отчество) внесено в реестр актов гражданского состояния. Своё имя (в том числе любой элемент) гражданин может поменять в установленном порядке с обязательным внесением соответствующих изменений в реестр актов гражданского состояния.

2.      Гражданин обязан действовать исключительно под своим именем (установленные Законом исключения, в том числе использование псевдонима, для целей нашего исследования значения не имеют). То есть представляться другим («чужим») именем незаконно. Данное нарушение в зависимости от общественной опасности влечет гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность.

(кадры из к/ф "Место встречи изменить нельзя")

Возникновение/изменение/прекращение юридических прав и обязанностей в результате проставления гражданином своей личной подписи в документах наиболее детально регламентировано нормами гражданского права. Поэтому проанализируем эти правоотношения на примере совершения письменной сделки.

Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ «граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора». При этом в соответствие со ст. 153 ГК РФ «сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей».

(кадры из к/ф "12 стульев")

Изложенное дает нам право сделать выводы:

3.      Правонарушитель, представившийся чужим именем, пытающийся своими действиями «повесить» обязанности на другого (при этом, как правило —присвоив себе «права»), сам становится стороной возникающего правоотношения (о его правовой природе — ниже). Потому что именно он лично совершил эти «действия» (напомню анекдот, рассказанный в самом начале).

4.      А вот гражданин, чьё имя было неправомерно использовано, никакого отношения к совершённой сделке не имеет — он не становится её стороной ни при каких обстоятельствах. Не спешите возражать: попытка применить в данном случае институт «представительства» — классический пример «натягивания совы на глобус». Об этом тоже чуть ниже.

Далее.

Согласно ст. 160 ГК РФ «сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами».</o:p>

Из чего делаем вывод:

5.      Личная подпись гражданина — единственно возможный (скажем, даже так: эксклюзивный) способ подтверждения/фиксации волеизъявления данного гражданина в системе «бумажного» документооборота.

А вот, например, отпечаток пальца не может выполнить данную функцию.

(кадры из к/ф "Максимка")

Потому, что, в отличие от личной подписи, оттиск пальца можно получить вопреки воле гражданина. Этим же недостатком, кстати, грешит и современная версия Электронной Подписи (ЭП).

Наступил момент разобраться, что такое личная подпись гражданина как объект гражданского права.

Современным законодательством непрямую не установлены статус и правовое содержание такого явления объективного мира как личная подпись гражданина при оформлении юридически значимых документов. Однако детальный анализ действующего законодательства и юридической практики позволяет этот «пробел» полностью восполнить.

Первоначально воспользуемся общеизвестной (весьма важно в среде цивилизованных — то есть грамотных и добросовестных людей) информацией.

Во-первых, каждый багоразумный гражданин целенаправленно «формирует» (а почему не «созидает»!?) свою личную подпись, руководствуясь примерно следующим:

  • сама подпись должна включать монограммную аббревиатуру в виде сочетания первых букв имени-отчества и части фамилии (как правило — не менее трёх первых букв) с добавлением «росчерка» — черточек-завитушек, часто весьма витиеватых;
  • путём упорных тренировок добиваются «непрерывности» написания подписи, «автоматизма» и минимизации вариативности.

Во-вторых, личная подпись не только дает возможность квалифицированному эксперту «идентифицировать» подписанта, но и определить его физическое/психическое состояние в момент совершения подписи. Именно на подобных исследованиях построены юридически значимые выводы, например, о нахождении подписанта в состоянии невозможности отдавать отчет своим действиям.

Изложенное дает нам право сделать такие выводы о личной подписи гражданина:

6.      Это результат творческой (а значит — интеллектуальной) деятельности конкретного гражданина.

7.      Как следствие — подпись может быть приравнена к произведению изобразительного искусства — графике, автором которого является конкретный гражданин (кто готов мотивированно опровергать данный тезис — киньте в меня камень ©). В конце концов — почему хаотичные мазки какого-нибудь художника-авангардиста считаются «произведением», а «закорючке» какого-нибудь работяги («ватника») в этом статусе отказано?!

8.      И ещё — это один из «удаленных» способов «материализации» гражданином права на индивидуализацию своего имени. Ведь среди граждан встречаются полные тезки, а вот подписи у них однозначно разные.

Изложенное позволяет применить к личной подписи гражданина нормы Раздела VII ГК РФ «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации».

Согласно п/п. 1 п. 1 ст. 1225 ГК РФ «результатами интеллектуальной деятельности <...> являются <...> произведения науки, литературы и искусства». В соответствие со ст. 1125 ГК РФ «на результаты интеллектуальной деятельности <...> признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие)». Согласно пунктам 1 и 2 ст. 1228 ГК РФ «автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат <...> Автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, право на имя и иные личные неимущественные права. Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы. Отказ от этих прав ничтожен».

Из чего следует однозначный вывод:

9.      Гражданин как автор свой личной подписи обладает всем комплексом неимущественных прав, которые не могут быть переданы или отчуждены (от слова «совсем») кому бы то ни было.

Теперь, чтобы поставить все точки над «i» в статусе личной подписи гражданина в системе бумажного документооборота, более детально разберем феномен «представительства» и действиях неуполномоченного лица в интересах представляемого.

Согласно п. 1 ст. 182 ГК РФ «сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого». В соответствие с п.п. 1 и 2 ст. 183 ГК РФ «при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку <...> Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения».

Выводы:

10.           Представитель, совершая сделку от имени другого лица (представляемого), действует в полном соответствие со ст. 19 ГК РФ под своим именем. Соответственно, подписывая сделку в качестве представителя, он может («имеет право» и одновременно «обязан») проставить только свою личную подпись.

11.           Следовательно, лицо, представившееся другим гражданином и подделавшее чужую подпись, ни в коей мере не может считаться «представителем». Причем запрет на такие действия прямо установлен в п. 4 ст. 19 ГК РФ — то есть искомое правоотношение прямо урегулировано действующим законодательством.

Напомним, что уважаемый Артем Карапетов предложил применить к данным правоотношениям (для их «легализации») аналогию Закона. Согласно п. 1 ст. 6 ГК РФ «в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)».

Таким образом, так как запрет действовать «под именем» другого лица прямо установлен законом, к данным правоотношениям никак не может быть применена ст. 6 ГК РФ.

Настало время определить правовые последствия подделки подписи другого лица.

Сделка, подписанная «чужим именем» — ничтожна.

Выше мы уже обосновали, что, во-первых, именно правонарушитель, представившийся чужим именем и подделавший его подпись, становится стороной возникшего обязательства.

И во-вторых, гражданин, чьим именем неправомерно воспользовались при заключении сделки — выступает в данных правоотношениях как «третье лицо», чьи права и законные интересы объективно нарушены (в том числе — авторские).

Согласно п. 2 ст. 168 ГК РФ «сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки». При определённых обстоятельствах может быть применена и ст. 169 ГК РФ: «Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом».

И данные последствия нисколько не зависят от таких, безусловно, существенных обстоятельств, как (несколько упрощая) кто кого и в сговоре с кем «нагрел». Потому что материальные последствия данного правонарушения между тремя участниками:

  •  добросовестной (условно) стороной ничтожной сделки;
  • лицом, неправомерно воспользовавшимся чужими именем и подписью;
  • и гражданином, чьи имя и личная подпись незаконно использованы при совершении сделки —

должны рассматриваться (кроме применения реституции в соответствие со ст. 166 ГК РФ) по правилам —

Главы 59 Обязательства в следствие причинения вреда.

Но это уже тема другой статьи.

А тем, кто дочитал (особенно в пятницу/выходные) - бонус :

По "мотивам" данного поста для Компании "Гарант" написана статья: "Личная подпись гражданина как достижение цивилизации. Правовой аспект". Статья с 14.05.2018 размещена в правовой базе Гарант. Ознакомиться с текстом можно на сайте Закон.ру.
  • 2954
  • рейтинг 5

Похожие материалы

Комментарии(13)

Написать комментарий
  • Сергей Александрович Зиборов юрист
    08.04.2018 - 14:36 Сергей Зиборов
    Форматирование. Невозможно читать.</o:p>
    0
    свернуть комментарии (1)
    • Андрей Борисович Кузнецов юрист
       
       
      08.04.2018 - 14:41 Андрей Кузнецов автор   »   Сергей Зиборов
      Давненько не писал на ресурсе, навыки утеряны. И не смог вставить видео. Надеюсь получить инструкцию от модератора... Исправлю и добавлю уже завтра.
      0
  • Maksim Robert Wright участник
    08.04.2018 - 16:57 Maksim Wright
    Согласен с автором, все правильно. Вс РФ задолбал уже чудить. Пьяные они там штоле? Пол ГК РФ уже шиворот га выворот из их решенек
    0
  • Анатолий Вячеславович Семенов юрист
     
    Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности
     
    09.04.2018 - 1:12 Анатолий Семенов
    Ну вот да. Художника может обидеть или стать представителем может каждый.

    Действие в чужом интересе важнее титула, подумаешь, срок давности сокращается до года с 3-х.

    Обычное оправдание - будущая вещь, последующее одобрение. Хотя вроде как в ситуации, когда собственник не являлся участником договора передачи титула, однако право было зарегистрировано другим лицом в результате представления фиктивных документов или на основании впоследствии отмененного решения суда, выбытие титула происходило помимо воли правообладателя.

    (с) Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 октября 2014 г.


    Из той же серии - как отменить часть 2 статьи 62 АПК РФ о полномочиях, особо оговариваемых в доверенности?

    Вот иск о получении присужденного (лицом, не участвующим в деле), подписанный лицом от доверителя, не имеющим права на получение присужденного. Лечится одобрением действий поверенных со стороны лица от доверителя, также не имеющего права на получение присужденного.

    Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2017 года

    Дело № А20-2391/2013


    "полномочия на подписание искового заявления представителем Ивуть В.С., а также полномочия других представителей подтверждены представленными доказательствами и одобрены уполномоченным на то представителем корпорации, в связи с чем, отсутствуют правовые основания для не принятия доверенностей и не признания полномочия представителей корпорации «Майкрософт».

    Выполняя указания суда кассационной инстанции (Верховного Суда Российской Федерации) по установлению юридического статуса истца и полномочий лиц, именующих себя представителями Корпорации суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции исследовали: выдержку из решения Совета директоров Корпорации от 08.12.2004 о назначении Бенжамина О. Орндорффа на должность «Заместителя секретаря» и об одобрении всех ранее совершенных им юридических действий (приложение к Сертификату от 22.04.2015) (т.7, л.д. 50–57);

    Кроме того, в связи с заявленным обществом «Элси-Трек» ходатайством о проверке полномочий лица, представляющего интересы Корпорации на стадии рассмотрения кассационной жалобы, представителем последней были представлены: ... решение Совета директоров «Microsoft
    Corporation» от 19.09.2017, заверенное Секретарем Штата Вашингтон Бредли Дж. Нитта 21.09.2017 (т. 13, л.д. 42-46) и заявление Джона А. Ситхоффа, заверенное Секретарем Штата Вашингтон Брэдли Дж. Нитта от 21.11.2017.


    Из содержания решения Совета директоров «Microsoft Corporation» от 19.09.2017, заверенного Секретарем Штата Вашингтон Бредли Дж. Нитта 21.09.2017, следует, что Финансовый Директор Компании, Корпоративный Секретарь и Заместители Секретарей Компании, в том числе Джон А. Ситхофф, Кэролин Дж. Франц, Кит Р. Долливер и Бен О. Орндорфф, настоящим уполномочены действовать единолично, а не совместно, а также выдавать доверенности от имени Компании и определять объем полномочий, предоставляемых по таким доверенностям по своему усмотрению, в том числе предоставлять право передоверия, принимать и выполнять такие решения, которые необходимы для реализации и подтверждения целей коммерческой деятельности Компании.

    Согласно заявлению Джона А. Ситхоффа, занимающего должность Секретаря (заверенного Секретарем штата Вашингтон Брэдли Дж. Нитта от 21.11.2017) и уполномоченного действовать единолично от имени Корпорации в соответствии с решением Совета Директоров от 19.09.2017, подтверждено, что Корпорация надлежащим образом уведомлена, что на рассмотрении Суда по интеллектуальным правам находится дело № А20-2391/2013, а также подтверждена действительность ранее выданных доверенностей действовать от имени Корпорации на имя Страха А.А. от 23.05.2011, Колосовского А.И. от 16.12.2013, Зарицкого Д.А. от 10.04.2014, Захаровой М.С. от 10.12.2014."

    0
  • Дмитрий Валерьевич Степанов юрист
     
    Дмитрий Степанов Краснодар Частная практика
     
    09.04.2018 - 1:26 Дмитрий Степанов
    Любовь российского юриста признать всё что можно и всё что нельзя недействительным - это, наверное, какая-то особенность наша ("наш код, который делает нас особенными").
    Иной раз возникает вопрос: некоторые разъяснения высших судебных инстанций - они для юристов или для геологов?
    К примеру:
    - "основания для признания сделки недействительной предусмотрены Гражданским кодексом Российской Федерации (статьи 162, 165, 168 - 179).
    То обстоятельство, что денежные средства по договору купли-продажи были уплачены не покупателем, а третьим лицом, среди таких оснований отсутствует" (определение ВС РФ от 20.01.2015 № 18-КГ14-161);
    - "закон не предусматривает возможности признать одно из условий договора ничтожным вследствие противоречия другому условию договора" (ППр ВАС РФ от 13.11.2012 № 7454/12);
    - "неуведомление покупателя о наличии обременения не влечет недействительность сделки в соответствии с действующим гражданским законодательством" (определение ВС РФ от 20.04.2010 № 18-В10-3).

    Но вернусь к п. 4 ст. 19 ГК РФ.
    Однако позволю себе "копнуть поглубже", так как банальное "я толкую так"/"я толкую иначе" ни к чему не приведет.
    Представим лицо А, которое решило заключить договор с лицом Б.
    Решило и решило, но сам договор-документ за лицо А подписал некий иной человек (какой - уже никто не помнит, но подпись выполнена с подражанием подписи лица А).
    Впоследствии лицо А (установлено, что именно лицо А) уплатило по данному договору определенную денежную сумму, подписало некий акт к данному договору и т.п.
    Договор должен быть признан ничтожным? Нет, конечно. Даже если согласиться с Вашим толкованием, одобрение договора лицом А ставит крест на мольбах о признании договора недействительным: п. 5 ст. 166, п. 1 ст. 10, п. 4 ст. 1 ГК РФ.
    Порок формы - это всё-таки не оружие продать малолетнему.

    Тогда в чем вопрос? Недействительность ближе, чем незаключенность?
    Но для гражданки К. точно разницы не будет.
    Договор - это относительная правовая связь. Кто-то неизвестный подписал договор-документ за гражданку К., а гражданка К. его не одобрила? Так и нет между банком и гражданкой К. договорного правоотношения, не заключен между ними договор. А банк пусть теперь ищет подписанта, это его проблемы.

    ВС РФ вот что главное отметил: "Таким образом, если не установлен факт заключения истицей сделки, суду надлежало установить, имело ли место с её стороны последующее одобрение агентского договора, а также сделок по приобретению кредитных нот. Однако суд в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил это обстоятельство как юридически значимое для правильного разрешения дела и не поставил его на обсуждение сторон".

    Так что применит ли суд ст. 168 ГК РФ либо ст. 183 ГК РФ по аналогии закона - это существенного значения не имеет.
    А вот было ли одобрение или не было его (и что можно считать одобрением, а что нельзя) - вот это действительно интересный вопрос. Но это совсем другая история.
    0
    свернуть комментарии (6)
    • Андрей Борисович Кузнецов юрист
       
       
      09.04.2018 - 9:56 Андрей Кузнецов автор   »   Дмитрий Степанов
      Коллега, большое спасибо за развернутую позицию.
      1. Принципиальное замечание: есть правила, которые нельзя нарушать — во всяком случае — в цивилизованном обществе. Причем от слов «совсем» и «никогда». Например, нельзя справлять нужду мимо унитаза/в подъезде/в подворотне. К такому же запрету относится представление чужим именем и подделка подписи.
      2. Соглашусь с вами насчет «незаключенности договора». Однако в силу несовершенства законодательных норм и судебной практики — данной правовой механизм не разработан — как способ защиты нарушенного права и законных интересов превалирует механизм признания сделки недействительной и применение последствий недействительности. При этом согласен, что с точки зрения «чистого права» признание сделки незаключенной по своим правовым последствиям (но «если бы, да кабы») более эффективно в данной и подобных ситуациях: к отношениям сторон применяются главы о неосновательном обогащении и о причинении вреда. С учетом того, что спорного договора просто не существует — то есть ссылаться на него (и на его любую часть) вообще невозможно. Например, если был некий факт одобрения – то чего? Если был факт оплаты – то на каких условиях?
      3. Вы приводите пример, но при этом полностью абстрагируетесь от реальной действительности. Если не затруднит, снабдите ваш пример (далее ваша цитата) —
      «Представим лицо А, которое решило заключить договор с лицом Б.»
      Подробностями: кто все три участника (имеется ввиду категория); какой договор (правовая природа); какой актив выступил объектом; и вообще как это было.
      Уверен, сами обнаружите абсурдность своих утверждений.
      А еще интересней: попробуйте прийти в любой банк и попытаться заключить договор «под чужим именем» с подделкой подписи?!
      0
      • Анатолий Вячеславович Семенов юрист
         
        Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности
         
        09.04.2018 - 10:32 Анатолий Семенов   »   Андрей Кузнецов
        Я бы даже так сказал - последующие конклюдентные действия, которые воспринимаются, как одобрение фиктивного договора, на самом деле есть заключение нового договора с ретроспективным эффектом с похожими на фиктивный договор условиями, но никак не одобрение незаключенной сделки.
        1
      • Дмитрий Валерьевич Степанов юрист
         
        Дмитрий Степанов Краснодар Частная практика
         
        09.04.2018 - 10:55 Дмитрий Степанов   »   Андрей Кузнецов
        Андрей.
        1. Гражданское законодательство предусматривает для каждого нарушения соответствующие правовые последствия.
        Порок формы - это далеко не ст. 169 ГК РФ.
        Порок формы с последующим одобрением - это действительный, заключенный договор с тем лицом, которое его одобрило (опять же, если это действительно было одобрение, а что именно понимать в каждом конкретном случае под одобрением это предмет иной дискуссии).
        2. "Например, если был некий факт одобрения – то чего? Если был факт оплаты – то на каких условиях?". Это всё необходимо устанавливать в рамках судебного разбирательства. Но это никак не влияет на правовую квалификацию в Вашем примере (ст. 168 или ст. 183 ГК РФ).
        3. "Уверен, сами обнаружите абсурдность своих утверждений".
        Андрей, Ваш главный аргумент, если я правильно его понял: "ВС РФ ты неправ - при чем тут незаключенность, если исходя из п. 4 ст. 19 ГК РФ договор является ничтожным".
        То есть необходимо применять ст. 168 ГК РФ, а не ст. 183 ГК РФ по аналогии закона.
        Я Вам привел пример, в котором при любых подробностях (к примеру, купля-продажа автомобиля, А - покупатель; вопрос лишь в том, признает ли суд поведение лица одобрением или нет) про доводы о недействительности можно забыть.
        Вы этот довод не опровергли.

        «попробуйте прийти в любой банк и попытаться заключить договор «под чужим именем» с подделкой подписи»
        Ничего невероятного.
        «Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 53, 168, 329, 820 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу о ничтожности кредитного договора от 28.05.2008 N 852, подписанного со стороны заемщика неустановленным лицом, и о недействительности заключенного в целях его обеспечения договора поручительства от 28.05.2008 N 1852. Суды указали, что сторонами нарушены требования о соблюдении письменной формы договора, поэтому последующее одобрение заемщиком сделки с пороком формы невозможно.
        ...
        В ситуации, когда ненадлежащее оформление кредитного договора вызвано недобросовестными действиями самого заемщика, получившего и принявшего исполнение от кредитора, но не исполнившего свои обязательства по возврату кредита и уплате процентов, его требование о признании кредитной сделки недействительной из-за порока формы следует квалифицировать на основании пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации как злоупотребление правом»
        ППр ВАС РФ от 13.12.2011 № 10473/11

        P.S. Мне известны случаи, когда граждане подписывали инвестиционные договоры, которые со стороны контрагента подписывало не само физическое лицо - индивидуальный предприниматель, а менеджер по продажам за него с подражанием его подписи. Инвестор передавал деньги, впоследствии инвестор получал объект в собственность. Если все всё одобрили, в чем проблема?
        0
        • Андрей Борисович Кузнецов юрист
           
           
          09.04.2018 - 11:52 Андрей Кузнецов автор   »   Дмитрий Степанов
          Заставили меня найти и прочитать дело № А07-16356/2009 АС Республики Башкортостан.
          Нисколько судебные акты не опровергают мои аргументы.
          Во-первых, фактические обстоятельства просто «убойные» (для заёмщика, требовавшего признать недействительным договор): дополнительное соглашение к кредитному договору подписано надлежаще. И все дальнейшие действия заёмщика – т.н. конклюдентные, подтверждают согласие на получение кредита.
          Во-вторых, при данных обстоятельствах явно злоупотребление правом (+конкретные обстоятельства оформления: подписанный договор принесли в банк; оттиск (подлинность) печати заёмщик даже не оспаривал).
          Поэтому Постановление ВАС полностью правомерно. Но только в том ключе, как пояснил выше Анатолий Семёнов: наличие допсоглашения к оспоренному договору уже достаточно для признания сделки заключенной.
          Вы мне опишите, как гражданин машину купил, представившись другим и подделав его подпись?!
          0
        • Андрей Борисович Кузнецов юрист
           
           
          09.04.2018 - 12:10 Андрей Кузнецов автор   »   Дмитрий Степанов
          Вы П.С добавили позже ответ на него. Хотя бы потому, что вы не сможете их официально подтвердить: что конкретный ИП спустя рукава оформлял договоры: конкретные договоры были подписаны не им. Сможете?! Не сомневаюсь, что практикующий юрист узнает о своих клиентах (и их контрагентах) в ходе своей деятельности весьма много того, что не укладывается в понятие не только законности, но и порядочности.
          0
          • Андрей Борисович Кузнецов юрист
             
             
            09.04.2018 - 12:15 Андрей Кузнецов автор   »   Андрей Кузнецов
            Добавлю. Инвестконтракт - это в основном фидуциарная сделка. Поэтому многое чего возможно вне рамок закона.
            0
  • Дмитрий Валерьевич Степанов юрист
     
    Дмитрий Степанов Краснодар Частная практика
     
    09.04.2018 - 17:52 Дмитрий Степанов
    Андрей, как-то дискуссия из одной крайности в другую.
    Попытаюсь еще раз.

    1. Вы считаете, что договор, в котором подпись за сторону выполнило иное лицо с подражанием подписи такой стороны - это ничтожный договор (п. 4 ст. 19, ст. 168 ГК РФ). Так?
    Может ли такая сторона (которая договор не подписывала) одобрить впоследствии договор? Если да, то договор все равно будет признан судом недействительным (и это с учетом п. 5 ст. 166, п. 1 ст. 10, п. 4 ст. 1 ГК РФ)?

    2. Или одобрение "на самом деле есть заключение нового договора с ретроспективным эффектом с похожими на фиктивный договор условиями" (как предложил Анатолий)? Я, правда, не могу понять "что это за ретроспективный зверь", но с любой позицией Анатолия мне всегда интересно ознакомиться.

    После ознакомления с Вашими ответами на указанные вопросы можно будет продолжить дискуссию по существу.

    «Поэтому Постановление ВАС полностью правомерно»
    Стоп. Вы в настоящем блоге, вроде как, исходили из того, что если имела место "подделка подписи", то всё ничтожно и нет пути назад (как и вперед). Теперь же Вы признаете, что при некоторых условиях лицо может быть признано одобрившим договор с такой подписью (пусть в те времена ВАС РФ разрешил казус именно через ст. 10 ГК РФ, но сути это не меняет - договор был исцелен). Так Вы спорите о том, что можно признать одобрением, а что нельзя? Или все-таки о том, что если подпись выполнена за лицо иным лицом, то сделка навечно ничтожна?
    «вы не сможете их официально подтвердить»
    Андрей, верить мне или нет - решать Вам. Представлять Вам подтверждающие видеозаписи, показания свидетелей и т.п. я не буду, но честно Вам признаюсь, что я Вам не лгал.
    Вы действительно считаете, что выполнение лицом подписи за иное лицо - это что-то редкое в российской практике?
    0
  • Андрей Борисович Кузнецов юрист
     
     
    11.04.2018 - 15:52 Андрей Кузнецов автор
    Коллега, прошу прощения за задержку с ответом (работа...) и большое спасибо, что уделяете время дискуссии.
    Во-первых, по делу № А07-16356/2009 АС Республики Башкортостан, который вы привели как аргумент в споре.
    1) Из обстоятельств дела очевидно, что «заёмщик» - это группа мошенников, попытавшихся (возможно, замысел созрел после ошибки сотрудников банка) «нагреть» банк. Со стороны банка конечно допущена вина в форме неосторожности, однако это не причина для суда 1-й инстанции встать на защиту явно незаконного интереса.
    2) По поддельной подписи заёмщика в кредитном договоре: в допсоглашении к этому договору подпись уже надлежащая. То есть «заемщик», подписав допсоглашение к основному договору, легализовал этот договор.
    Общий вывод по делу № А07-16356/2009 из аргументов исключаем (с учётом ниже приведённого обоснования).

    Во-вторых, мои замечания по вашим доводам типа (далее цитаты)
    «Вы действительно считаете, что выполнение лицом подписи за иное лицо - это что-то редкое в российской практике?»
    Это тоже самое, как хвалиться: Я часто проезжаю светофор на «красный» и ни в ДТП не попадаю, ни на штрафы не нарываюсь.
    Так вот, если бы этим занимался мой клиент, я бы письменно его предупредил о потенциальных рисках и устно посоветовал их «купировать» немедленно. Объясню «почему» на вашем примере — за ИП-застройщика в Инвестиционных договорах расписался менеджер, подделав подпись ИП. Допустим, что подделка выполнена настолько непрофессионально, что это можно будет доказать, несмотря на уверения самого ИП, что это расписался он, но был сильно пьян.
    Потенциальный риск: попасть на профессионального кидалу (на стороне Инвестора), который после получения договора с поддельной подписью и счета для оплаты инвестиционного взноса (а еще и перечисления денег) подаст в полицию заявление о посягательстве на мошенничество на группу лиц во главе с ИП. Факты подделки подписи и получения денег установлены, но преступное деяние (сокрытие денег с последующим исчезновением похитителей) предотвращено — основной фигурант (ИП) помещен под стражу, деньги арестованы. Следователь формально полностью прав: жаловаться оснований нет. Во сколько обойдется ИП «устаканивание» данной ситуации?

    Теперь ответы на ваши вопросы № 1 и № 2 в комменте от 09.04.18.
    Договор с поддельной подписью (более правильно, но не принципально) — не заключен. Просто механизм ничтожности в плане восстановления (в суде) нарушенных прав более проработан.
    Анатолий Семёнов высказал мнение (с чем я согласен), что в случае подтверждения договора стороной (чья подпись была подделана) означает факт заключения нового договора на условиях (в том числе сроках — отсюда «ретроспектива») предыдущего.
    Весьма существенно: подделка подписи означает нарушение прав (в том числе авторских) гражданина, чья подпись подделана. Это т.н. частный интерес. Если нарушение ограничено рамками частного права (публичное – это совершение административного или уголовного преступления), заявление потерпевшего означает отсутствие состава гражданско-правового правонарушения (юридический состав причинение вреда).
    И необходимо учитывать мнение 2-й стороны: если ею права не были нарушены фактом «подсовывания» договора с поддельной подписью контрагента — «пусть идут с богом».
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.