Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Цифровые права, цифровые деньги, цифровое всё

Отрасль права: Гражданское право
27.03.2018 — 9:08

Больше новых законов!  26 марта внесли проект изменений в ГК № 424632-7 — о цифровых правах и деньгах, смарт-контрактах и ещё по мелочам.  Текст тут — http://sozd.parlament.gov.ru/bill/424632-7

Проектом мы реально довольны.  Мы изначально смарт-контракты видели шире, чем их частное проявление в эфириуме.  Ещё в 2016 году писали про пользу смарт-контрактов для бизнеса, а в прошлом  — подготовили концепцию их регулирования и обошли всех — ЦБ, Госдуму, Минэк, ряд крупнейших юрдепартаментов.  В итоге основные наши идеи были услышаны и учтены в законопроекте.

Во-первых, изменения по самоисполняемым сделкам вносятся в ГК — там им и место.  Смарт-контракты полезны для всего оборота и странно их регулировать в законе о финансовых цифровых активах.  Тем более настолько запредельно коряво.

Во-вторых, их приравнивают к письменной форме.  Смарт-контракт — это, конечно, никакой не отдельный вид договора, это даже не договор в электронной форме.

В-третьих, для автоматизированных сделок не пытаются на уровне закона прописать технологию (в частности, блокчейна).  Не всем смарт-контрактам нужен блокчейн, их суть совсем в другом.

В-четвёртых, установлен приоритет автоматического исполнения смарт-контрактов с точки зрения правовых последствий. Оспаривание состоявшегося исполнения таких обязательств допускается исключительно в случаях, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения.  Это стабилизирует оборот на самоисполняемых сделках.  Но здесь тоже могут быть исключения (некоторые сделки с потребителями, например).

В общем, наша программа-минимум выполнена — ключевые идеи по регулированию смарт-контрактов внесены в Думу.

Что ещё интересного.  Сами конструкции с цифровыми правами и цифровыми деньгами более-менее стройные.  За цифровыми правами должно что-то стоять (право, имущество и пр.), за деньгами — нет.  В качестве гражданско-правовой основы вполне прилично и даже термины нормальные.  (К слову, возможность их использования «включается» отдельным законом.)

Только здесь граждане сорвались: прямо в ГК вылез блокчейн.  Восторг от распределённых реестров разделяем.  Но регулировать нужно суть отношений, а не технологию.  Что будет, если цифровые права появятся в централизованной информационной системе?  Они утратят все свои гражданско-правовые характеристики?  А если появятся в частном блокчейне с двумя нодами, это сильно будет отличаться от предыдущей ситуации?

Ну и юридическая техника, наша любимая тема.  В целом, неплохой уровень (особенно по сравнению с законом о цифровых активах и, стесняюсь сказать, белорусским декретом).  Но скорость подготовки чувствуется. 

Например, пункт 3 статьи 141-1 ГК:

«3. Цифровое право может отчуждаться или переходить от одного лица к другому на тех же условиях (статья 129 ГК РФ), что и объекты гражданских прав, права на которые которых они удостоверяют, с особенностями, которые устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.»

Ещё раз — «...что и объекты гражданских прав, права на которые которых они удостоверяют...».  Вероятнее всего в версии файла «Zakon GK_Final_FINAL(финальный) (1)» наслоение правок просто приняли и всё.  Либо решили проверить юристов на внимательность.

И любимый пункт 5 статьи 141-1 про то, что если всё ок, то суды должны защищать это.  То есть, мы тут не понарошку написали.  This time I mean it (© Snatch, 2000).

Осталось посмотреть, в каком виде проект дойдёт до подписания.

  • 1045
  • рейтинг 2

Похожие материалы

Комментарии(3)

Написать комментарий
  • Валерий Анатольевич Куликов юрист
     
    Валерий Куликов Частная практика
     
    27.03.2018 - 13:17 Валерий Куликов
    цитата:
    "... были услышаны и учтены ...
    В-четвёртых, установлен приоритет автоматического исполнения смарт-контрактов с точки зрения правовых последствий. Оспаривание состоявшегося исполнения таких обязательств допускается исключительно в случаях, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения. Это стабилизирует оборот на самоисполняемых сделках. Но здесь тоже могут быть исключения (некоторые сделки с потребителями, например)."

    И на блокчейне есть изрядные "пятна" с точки зрения информационной безопасности. Что уж говорить о технологиях которые может быть будут! И при этом "Оспаривание состоявшегося исполнения таких обязательств допускается исключительно в случаях, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения."

    Здорово, что "Во-вторых, их приравнивают к письменной форме" и понимают, что "Смарт-контракт — это, конечно, никакой не отдельный вид договора, это даже не договор в электронной форме."
    Но то, что нет лазеек для фальсификации смарт контракта не то что на блокчейне, но и на иной технологии, не факт. Плохие парни пока только присматриваются к технологиям смарт-контрактов. А им ещё agile и аутсорсинг в помощь.
    0
  • Ярослав Юрьевич Зубарев юрист
     
    Ярослав Зубарев Москва Налоговое право
     
    27.03.2018 - 16:18 Ярослав Зубарев
    Наблюдение за проявлением энтузиазма (в хорошем смысле этого слова) создает позитивные ощущения и это хорошо! Правда самому ощутить энтузиазм от этого варианта регулирования "цифровых права" у меня не получилось. Возможно потому, что обращаюсь к этой теме эпизодически и не уловил тенденции ее развития.

    Но может быть Вы, Антон, поможете разобраться? Тем более, если в предлагаемой редакции реализованы Ваши идеи.

    Например, у меня появились такие вопросы:

    1. Почему бы, собственно, не быть "электронной форме" договора?

    2. Исходя из текста ст 141-1, допустим цифровое право удостоверяет право собственности физ.лица на вещь. Какое тогда право есть у этого физ.лица? Цифровое право на вещь, право собственности на вещь, цифровое право собственности на вещь, цифровое=право собственности на вещь? Допустим у физ.лица есть цифровое право, удостоверяющее его право на вещь (в одном из вариантов), и такое цифровое право является самостоятельным объектом гражданских прав. Что тогда означает продажа цифрового права - продажу права собственности? То есть реализуется интересная конструкция оборота права собственности на вещь в отрыве от оборота самой вещи?

    3. В проекте закона введены цифровые деньги которые, однако, не введены как самостоятельный объект гражданских прав. Сделано это, как я понял, намеренно. В пояснительной записке сказано, что цифровые деньги будут регулироваться каким-то образом, если на них возникнут цифровые права. Но вот как это может случиться - не понятно, ведь цифровые права могут возникать в отношении, опять же, объектов гражданских прав. Замкнутый круг?

    Что-то тут со стройностью конструкции у меня не складывается.
    2
  • Владимир Ахсарович Багаев юрист
     
    Владимир Багаев Москва Руководитель проекта Закон.ру, Редакция Закон.ру
     
    27.03.2018 - 18:40 Владимир Багаев
    Меня все-таки смущает, что запретили оспаривать факт исполнения. Не знаю, чем возможность оспаривания была бы вредна. Думаю, сначала надо доказать это, а потом запрещать. Все-таки запрет - это редкий зверь в гражданском праве и для него должны быть веские основания. Тем более если речь идет о праве на судебную защиту.
    3

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.