Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Андрей Рыбалов Олегович юрист
 
Андрей Рыбалов Санкт-Петербург Конституционный Суд Российской Федерации
 
Андрей Рыбалов читать блог

Объекты права: об идеологическом плюрализме

Отрасль права: Гражданское право
09.07.2018 — 17:47

Недавно в одном из обсуждений на ФБ натолкнулся на тезис, что всегда объектом вещных прав выступают вещи, а обязательственных – действия других лиц. Это, конечно, довольно распространенная точка зрения (классическая цитата из Д.Мейера: «нам приходится поэтому остановиться на двучленном разделении объекта права, т.е. принять, что объектами гражданского права представляются вещи и чужие действия»). Однако хотел бы напомнить сообществу о том, что это лишь одна из возможных точек зрения.

Есть, как всем известно, мнение, что объектом всегда выступает поведение. Есть и другое – что поведение ни в коем случае не может быть объектом субъективного права.

Не досаждая пока никому вереницей прочно упакованных силлогизмов, скажу лишь, что склонен присоединиться к мнению, основанном на высказанной, в частности, Д.Гриммом мысли.

Мысль эта сводится к тому, что действия другого лица, которое «не представляет собою какой-нибудь реальности, чего-либо уже существующего, а лишь нечто возможное, могущее иметь место в будущем» есть содержание самого субъективного права, то есть это не сама ценность, а лишь способ ее достижения.

С этой точки зрения поведение объектом права не считается, а объектом предлагается числить некие «внешние» для правоотношения явления – вещи, произведения и т.п. ценности, распределением которых (путем установления на них субъективных прав) и занимается частное право. Иными словами, объектами прав будет то, что может быть объектом абсолютных прав.

Требования же в таком случае могут оказаться и вовсе без объекта. Например, пресловутое обязательство полотера будет безобъектным (но это никак не скажется на содержании его обязанности, и полотер будет должен натирать пол). Если же обязательство направлено, например, на передачу индивидуально-определенной вещи, такое обязательство будет иметь объект в виде этой вещи.

На мой взгляд, именно такой подход лишен дурной схоластичности, поскольку поведение обязанных лиц так или иначе является содержанием любого правоотношения, а значит, определение объекта через поведение лишено смысловой нагрузки; отнесение же к объектам «внешних» явлений, нуждающихся в распределении, позволит выработать более стройную концепцию объектов для разрешения практических вопросов.

Поскольку я собирался лишь напомнить об этой позиции, просто приведу несколько цитат – достаточных, на мой взгляд, для того, чтобы «дихотомисты» не зевали.

Итак.

М.М. Агарков («Обязательства по советскому гражданскому праву») полагал, что «во избежании путаницы лучше было бы рационализировать терминологию и считать объектом права то, на что направлено поведение обязанного лица, прежде всего вещь...; поведение же обязанного лица, характеризуемое теми или иными признаками (передача вещи, уплата денег, производство определенной работы, воздержание от посягательства на вещь, воздержание от издания чужого литературного произведения и т.д.), называть содержанием правоотношения».

В Учебнике «Гражданское право» 1944 г. под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина указывается как на предрассудок на то, что правоотношение обязательно включает в себя объект. Объект – это не элемент правоотношения, а лишь его предпосылка. В отношении вещных прав вещь является обязательной предпосылкой; при обязательственных правах объект является только возможной предпосылкой; в ряде случаев (обязательство полотера натереть полы, обязательство балерины или певицы выступить в концерте и т.д.) ни о каком объекте правоотношения вообще речи быть не может, а можно говорить только о содержании обязательств.

Н.Г. Александров «Юридическая норма и правоотношение», 1947 г.: «Представляется совершенно лишенным всякого смысла применять термин «объект права» для обозначения действий обязанного субъекта. Действия обязанного субъекта, которые вправе от него требовать уполномоченный субъект, составляют содержание соответствующей обязанности. От именования содержания обязанности объектом права характеристика этого содержания ничего не выигрывает. … Представляется разумным признать, что в тех случаях, когда правоотношение между лицами возникает по поводу вещи (или объективированного продукта «духовного» производства), то для такого правоотношения соответствующая вещь и будет служить объектом правоотношения (именно объектом правоотношения, т. е. объектом не только права, но обязанности). Но в таком смысле объект есть именно объект, а не элемент правоотношения, складывающегося из долженствований и соответствующих возможностей».

Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юр. лит. 1974: «…Так, у цивилистов возникал спор по поводу того, что считать объектом договора о натирке полов или уборке помещения — блеск натертого пола, чистоту окон или что-то иное. В современных условиях общественного разделения труда число таких примеров можно было бы умножить. … В советской юридической литературе высказывалось мнение о том, что не все правоотношения имеют определенный объект в виде конкретной вещи. Но, поскольку по традиционной схеме объект входил в состав правоотношения, возникла категория «безобъектных» правоотношений, внушавшая некоторым исследователям нечто вроде суеверного ужаса. Но если отрешиться от представления об объекте как обязательном элементе правоотношения, то нет оснований для того, чтобы рассматривать правоотношения, не связанные с определенными предметами внешнего мира или объективированными результатами творческой деятельности, как аномалию. В современных условиях в связи со значительным расширением сферы правового регулирования удельный вес правоотношений, не связанных непосредственно с определенным объектом, довольно велик. Из сказанного ни в какой мере не следует, что объект права не имеет значения для правоотношения. В конечном счете многие правоотношения, не связанные непосредственно с определенным объектом, через цепь взаимосвязанных отношений оказывают воздействие на материальные предметы окружающего мира».

Такая точка зрения как обычная встречается и в зарубежной доктрине (например, см. Guillermo Borda. Tratado de Derecho Civil. Obligaciones. Tomo 1).

 

Надеюсь, когда-нибудь сподоблюсь написать по теме что-то полномасштабное.

ключевые слова: объект права
  • 1241
  • рейтинг 12

Комментарии(27)

Написать комментарий
  • 09.07.2018 - 18:42 Михаил Жужжалов
    Строго говоря, право требования - это право на часть имущества должника, а указание на действие, как указание на у.е., способ расчета (уе - денег, а действие - убытков). Даже когда можно было обратить должника в рабство, это обьясняется запросто тем, что его свобода относится правопорядком к его имуществу.

    А тезис «право регулирует межлюдские отношения» является пустой абстракцией, подобно категории «договора». В реальности есть только конкретные договорные типы и конкретные типы отношений. В обоих случаях конкретику создает объект, который не может быть просто поведением. Это поведение применительно к чему-то.
    1
    свернуть комментарии (1)
    • Сергей Иванович Гаврилов юрист
       
      Сергей Гаврилов Арзамас Нижегородская область адвокат, Адвокатский кабинет N339 Палата адвокатов Нижегородской области
       
      09.07.2018 - 21:41 Сергей Гаврилов   »   Михаил Жужжалов
      «Строго говоря, право требования - это право на часть имущества должника, а указание на действие, как указание на у.е., способ расчета (уе - денег, а действие - убытков).»
      "Право на часть ВСЕГО имущества должника" будет точнее. Ведь право на определенную часть его (в смысле собственника) имущества - будет вещным правом, а сама эта часть будет вещью.

      А если действие должника состоит в передаче вещи (dare или в аренду, например), меняется ли что то, на Ваш взгляд?
      0
  • Роман Владимирович Тамаев юрист
     
    Роман Тамаев Москва Партнёр TLP
     
    10.07.2018 - 1:14 Роман Тамаев
    В полной мере не нахожу для себя возможным удовлетвориться ни одной из предложенных точек зрения. Действительно, поведение лица не может являться объектом права. Однако вовсе не потому, что будущее поведение есть всего лишь potentia - "не представляет какой-либо реальности" (Гримм).

    Во-первых, право онтологически является идеальной моделью отношений, которая перманентно противопоставлена фактической реальности. Даже свершившийся факт сам по себе не составляет элемент правоотношения. Сначала он получает интерпретацию, становится юридическим фактом и уже в таком квалифицированном виде встраивается в модель гражданского правоотношения.

    Во-вторых, для нас, цивилистов, право, несмотря на всю его абстрактность, столь же реально и наполнено жизнью как дружба или любовь. Думаю, что взгляды советских цивилистов во многом находились под влиянием материалистического учения о сути общественных отношений, которое отразилось и на их представлениях об объекте прав. Между тем, не всякая имущественная ценность, вокруг которой складывается гражданское правоотношение, имеет материальную, тактильно осязаемую сущность. Становится ли в таких случаях правоотношение безобъектным (Халфина)? Конечно, нет, иначе оно утрачивает направленный характер, становится аморфным, лишённым критерия оценки степени его реализации, исходя из произведённых манипуляций с ценностями, вокруг которых правоотношение выстроено (соблюдение абсолютных прав, исполнение обязательств).

    Тезис о том, что "в обязательственных правах объект является только возможной предпосылкой" (Агарков, Генкин) логически противоречив. Ведь если обязательство уже возникло, то предпосылка перестала быть возможной и стала реальной.

    Что касается замечания о невозможности рассмотрения в качестве объекта права поведения участника, которое одновременно является и содержанием правоотношения (Александров), то объект, будучи предпосылкой возникновения правоотношения, первичен по отношению к его содержанию. Сиречь, если бы объектом права являлось поведение, то это не объект дублировал бы содержание правоотношения, а, наоборот, содержание воспроизводило бы объект правоотношения.

    В действительности, концепция права на чужие действия ущербна тем, что вымывает фундамент частного права - автономию воли. Когда произошла секуляризация имущества лица от его личной свободы, мы можем говорить о формировании наших культурных представлений об объекте права. Отныне имущество неисправного должника стало отделяться от его личности, а следовательно, ответственность касалась только его имущества, но не свободы. Это хорошо видно через "увеличительное стекло" гражданского права - в банкротстве: когда несостоятельный должник отстраняется от управления своего имущества и рассматривается как конкурсная масса. Практически это означает ограниченное применение иска об исполнении обязательства в натуре и повышение значимости института гражданско-правовой ответственности.

    Итак, гражданское правоотношение не может быть безобъектным. Оно всегда строится вокруг имущественной ценности, иначе становится бессмысленной вещью в себе. Достаточно преодолеть материальное представление об объекте гражданских правоотношений и увидеть, что субъективные права направлены на приобретение ценностей разного рода. Поведение участников отношений не составляет объект права, а лишь опосредует процесс присвоения ценностей. Неисполнение обязанности трансформирует объект в денежный эквивалент имущественной ценности и наступает ответственность.

    Впрочем, я не думал особо над проблемой объекта права, а потому не могу, подобно автору, взять себе в сторонники авторитетные имена, если такая позиция уже была высказана.
    0
    свернуть комментарии (2)
    • Александр Николаевич Латыев юрист
       
      Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.
       
      10.07.2018 - 9:35 Александр Латыев   »   Роман Тамаев
      «Думаю, что взгляды советских цивилистов во многом находились под влиянием материалистического учения о сути общественных отношений, которое отразилось и на их представлениях об объекте прав.»

      Самое смешное, что при наличии этого - казалось бы - единого для всех мировоззренческого фундамента они умудрялись успешно защищать абсолютно противоположные точки зрения (как ту, что описана здесь в заметке, так и, например, в "Правоотношении..." Йоффе, где объект - только поведение обязанного лица).
      От одного они, пожалуй, только не отказывались - от необходимости самого обсуждения объекта. Может, начинать "танцевать" от этой "печки"?
      0
      • Роман Владимирович Тамаев юрист
         
        Роман Тамаев Москва Партнёр TLP
         
        10.07.2018 - 13:14 Роман Тамаев   »   Александр Латыев
        При кажущейся противоположности этих точек зрения они укладываются в одну канву советской идеологии также хорошо как социализм и диалектический материализм. Подчинение себе поведения других лиц с неким политико-правовым обоснованием (правовая объективизация личной свободы) - левый взгляд на право.

        Внимание к столь теоретическому вопросу, вероятно, находит объяснение в том, что советские правоведы были отодвинуты от реального влияния на имущественный оборот, а потому принялись заниматься разработкой фундаментальной теории. Однако и в этом занятии мы не сможем найти равную былым временам величину, поскольку освободиться от текущей идеологической повестки оказалось непросто. При этом я вовсе не являюсь антисоветчиком. Сегодня в условиях уже капиталистических отношений либертарное начало частного права также находится под угрожающе преувеличенном влиянии экономанализа. В то время как у права не может быть никакой другой идеологии кроме собственно правовой, дающей свой культурный ответ на возникающие вопросы.
        2
  • Кирилл Сергеевич Безик юрист
     
    Кирилл Безик Иркутск Доцент кафедры гражданского права, Юридический институт Иркутского государственного университета
     
    10.07.2018 - 3:44 Кирилл Безик
    Андрей Олегович, как Вы относитесь к точке зрения, что споры об объекте и содержании правоотношения - чисто схоластические? Неоднократно приходилось встречать негативные оценки таких дискуссий у Р. С. Бевзенко. Например, здесь: https://zakon.ru/blog/2014/09/17/tak_vsetaki_vxodit_li_povedenie_v_soderzhanie_pravootnosheniya_ili_net__sxolasticheskaya_yurispruden
    0
    свернуть комментарии (13)
    • Андрей Олегович Рыбалов юрист
       
      Андрей Рыбалов Санкт-Петербург Начальник Управления частного права, Конституционный Суд Российской Федерации
       
      10.07.2018 - 8:03 Андрей Рыбалов автор   »   Кирилл Безик
      Сама по себе схоластика - это уж точно не ругательство. Однако споры об объекте и содержании правоотношения действительно в большинстве случаев превращаются в жонглирование абстракциями, не будучи связанными с практическими нуждами. Но нам нужно понять, что мы считаем объектом, ведь как иначе мы решим - относится ли к ним, например, биткоин? Для выведения такого практически значимого определения иногда не грех заняться определением понятий, нет?
      2
      • 10.07.2018 - 9:56 Виктор Гербутов   »   Андрей Рыбалов
        Андрей, как говорят в Одессе, это две большие разницы. Вопрос о биткоине, бцб, и тп это вопрос предоставления правопорядком абсолютной защиты и исключительной управомоченности. Для этой проблематики категория "обьекта" применительно к обязательственным правам совсем иррелевантна. Хотя характеристики "обьектов" должны учитываться при опрелелении содержания некоторых субьективных прав, не уверен, что этого достаточно для целесообразности выделения универсальной категории
        0
        • Андрей Олегович Рыбалов юрист
           
          Андрей Рыбалов Санкт-Петербург Начальник Управления частного права, Конституционный Суд Российской Федерации
           
          10.07.2018 - 10:10 Андрей Рыбалов автор   »   Виктор Гербутов
          я примерно об этом же. Объекты, по-моему, всегда есть у абсолютных прав (имущественных). У обязательственных их может и не быть. Но для определения того, может ли нечто быть объектом абсолютного права разве не нужна категория?
          0
          • 10.07.2018 - 10:21 Виктор Гербутов   »   Андрей Рыбалов
            Честно говоря, мне кажется "обьектоспособность" определяется соображкниями цивильной политики, а не свойствами обьектов, хотя последние безусловно могут иметь значение для содержания управомоченности.
            0
            • Андрей Олегович Рыбалов юрист
               
              Андрей Рыбалов Санкт-Петербург Начальник Управления частного права, Конституционный Суд Российской Федерации
               
              10.07.2018 - 10:30 Андрей Рыбалов автор   »   Виктор Гербутов
              Суд каждый раз будет задаваться соображениями цивильной политики?
              0
              • 10.07.2018 - 13:38 Виктор Гербутов   »   Андрей Рыбалов
                Не вполне понял аргумент. Так же можно спросить, будет ли суд каждый раз руководствоваться положениями доктрины? Будет ли доктрина каждый раз руководствоваться цивильной политикой? Будет ли законодатель ею руководствоваться?
                0
                • Андрей Олегович Рыбалов юрист
                   
                  Андрей Рыбалов Санкт-Петербург Начальник Управления частного права, Конституционный Суд Российской Федерации
                   
                  10.07.2018 - 13:41 Андрей Рыбалов автор   »   Виктор Гербутов
                  Если доктрина выработает - может, и будет
                  0
                  • 10.07.2018 - 14:25 Виктор Гербутов   »   Андрей Рыбалов
                    Может быть, мы говорим о разных вещах, а разногласия и нет. Я лишь имею в виду, что признание объектом права некой субстанции или социального феномена есть признание самого существования определенного вида прав, которое зависит не от качеств субстанции или феномена, а от цивильно-политического решения (судьи, законодателя, правоведа). Поэтому при решении вопроса о том, является ли биткоин объектом права, важна не категория объекта права, а сами соответствующие права, которые могут быть или не быть в зависимости от решения законодателя и суда
                    1
                    • Дмитрий Николаевич Салмин юрист
                       
                       
                      11.07.2018 - 14:38 Дмитрий Салмин   »   Виктор Гербутов
                      «которое зависит не от качеств субстанции или феномена»

                      С тем лишь уточнением, что качества субстанции влияют на принятие того самого цивильно-политического решения.
                      Полностью согласен. Право это вообще о долженствовании, а не об объектах материальной действительности. Их влияние на содержание правовых норм всегда опосредуется волей законодателя, который в каждом конкретном случае принимает решение о необходимости тех или иных долженствований.
                      0
                      • 11.07.2018 - 21:16 Виктор Гербутов   »   Дмитрий Салмин
                        Так я о том же писал выш, говоря что " "обьектоспособность" определяется соображенями цивильной политики, а не свойствами обьектов, хотя последние безусловно могут иметь значение для содержания управомоченности." Дмитрий, наши позиции расходятся лишь в оценке ценности дискурса в историю имского права )
                        1
                        • Дмитрий Николаевич Салмин юрист
                           
                           
                          12.07.2018 - 0:18 Дмитрий Салмин   »   Виктор Гербутов
                          Видимо, упустил это из виду в Ваших рассуждениях. Что ж, значит по обсуждаемому вопросу мы с Вами выступаем единым фронтом. Справедливости ради, дискурс в историю римского права в итоговом исполнении оказался короче, чем планировалось изначально. Спасибо за Ваши замечания!).
                          1
      • Кирилл Сергеевич Безик юрист
         
        Кирилл Безик Иркутск Доцент кафедры гражданского права, Юридический институт Иркутского государственного университета
         
        11.07.2018 - 3:25 Кирилл Безик   »   Андрей Рыбалов
        «Сама по себе схоластика - это уж точно не ругательство. Однако споры об объекте и содержании правоотношения действительно в большинстве случаев превращаются в жонглирование абстракциями, не будучи связанными с практическими нуждами. Но нам нужно понять, что мы считаем объектом, ведь как иначе мы решим - относится ли к ним, например, биткоин? Для выведения такого практически значимого определения иногда не грех заняться определением понятий, нет?»

        Согласен. Не тема красит исследователя, а исследователь тему :)
        0
    • Радислав Радикович Репин юрист
       
       
      11.07.2018 - 9:35 Радислав Репин   »   Кирилл Безик
      Не устану повторять, что даже схоластические упражнения полезны. Они просто не должны подменять собой истинно юридическую деятельность или занимать более.. скажем... 10% деятельности.

      Это ведь нужно нам, чтобы мы все говорили НА ОДНОМ языке.
      2
  • Кирилл Александрович Соколов участник
     
     
    11.07.2018 - 22:43 Кирилл Соколов
    Ст. 128 ГК относит к объектам гражданских прав, в том числе, результаты работ и оказание услуг.
    И процесс натирания пола полотером есть объект, и результат этого натирания - также есть объект.
    0
  • Роман Сергеевич Бевзенко юрист
    16.07.2018 - 11:45 Роман Бевзенко
    Андрей, а если попытаться посмотреть на объект прав через защиту? Ведь смысл права - в предоставлении защиты распределению благ...

    Что защищается при нарушении вещных прав? Права на вещь. При нарушении обязательственных? Право требовать действия. При корпоративных? Право на членство и т.п.
    0
    свернуть комментарии (5)
    • Андрей Олегович Рыбалов юрист
       
      Андрей Рыбалов Санкт-Петербург Начальник Управления частного права, Конституционный Суд Российской Федерации
       
      16.07.2018 - 12:11 Андрей Рыбалов автор   »   Роман Бевзенко
      Но если мы скажем, что у обязанности полотера нет объекта, это ведь не будет означать, что мы отказываем праву кредитора в защите. Право у него есть, и он может требовать его исполнения.
      Прежде всего меня смущает то, что в конце концов, наверное, строго логически правы те, кто говорят, что любое право есть право на определенное поведение иных лиц - даже в абсолютных правоотношениях. Но тогда выхолащивается содержание понятия объекта - это всегда поведение.
      Поэтому мне логически и, наверное, эстетически более симпатично представление об объекте как о чем-то "внешнем" для субъектов, уже объективно существующем независимо от них, а потому и нуждающемся в распределении и закреплении состоявшегося распределения.
      С практической точки зрения, конечно, это важно только для создания теоретической модели объекта. То есть удаление поведения может увеличить точность определения.
      0
      • Александр Николаевич Латыев юрист
         
        Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.
         
        16.07.2018 - 12:43 Александр Латыев   »   Андрей Рыбалов
        «Прежде всего меня смущает то, что в конце концов, наверное, строго логически правы те, кто говорят, что любое право есть право на определенное поведение иных лиц - даже в абсолютных правоотношениях.»

        это потому что ты из Питера)
        1
      • Андрей  Родионов юрист
         
         
        20.07.2018 - 9:14 Андрей Родионов   »   Андрей Рыбалов
        Это нечто внешнее для субъекта всегда материально?
        0
    • Андрей  Родионов юрист
       
       
      20.07.2018 - 8:53 Андрей Родионов   »   Роман Бевзенко
      Разве всегда защищается право? Разве добросовестный владелец не имеет защиты в случае, если выступает против собственника, у которого есть право? Динамика оборота рождает ситуации нейтрализации права во имя самой этой динамики.
      0
    • Андрей  Родионов юрист
       
       
      20.07.2018 - 9:22 Андрей Родионов   »   Роман Бевзенко
      Прошу прощения. Перечитал вопрос. Мой первый комментарий был не по делу.
      0
  • Кирилл Александрович Соколов участник
     
     
    21.07.2018 - 2:36 Кирилл Соколов
    В советское время в одной из газет описывался такой случай.

    Программиста пригласили в ОБХСС
    - Чем вы зарабатываете на жизнь?
    - Составляю программы.
    - Это как?
    Программист достает колоду перфокарт. Сотрудник внимательно рассматривает перфокарты, после чего задает вопрос: "то есть, вы хотите сказать, что прокалывали эти дырочки целый месяц?"

    С точки зрения сотрудника, обязательство программиста - безобъектно (при том, что усилиями программиста создается результат интеллектуальной деятельности).

    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.