Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Руслан Долотов Олегович юрист
 
Руслан Долотов Москва адвокат, партнер АБ "Феоктистов и партнеры", доцент кафедры уголовного права НИУ ВШЭ
 
Руслан Долотов читать блог

​​​​​​​Вымогательство «отката» в коммерческой организации: когда не будет уголовного дела?

17.05.2018 — 17:12

Так называемый «откат» получил широкое распространение во всех сферах экономической деятельности, в том числе в частном секторе экономики. Противодействие этому явлению уголовно-правовым средствами главным образом состоит в применении ст. 204 УК РФ.

Анализ практики по соответствующей категории дел свидетельствует о наличии серьезных трудностей при установлении такого квалифицирующего признака, как «получение коммерческого подкупа, сопряженного с вымогательством» (п. «б» ч. 7 ст. 204 УК РФ). От того, будет ли установлен факт вымогательства или нет, зависит не только вопрос об освобождении лица, давшего «откат», от уголовной ответственности (в соответствии с примечанием к ст. 204 УК РФ), но и само решение о возбуждении уголовного дела, так как согласно ст. 23 УПК РФ для такого решения требуется заявление руководителя организации или его согласие в случае, когда соответствующее деяние причинило вред интересам исключительно указанной в этой статье организации и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства. Но если факт вымогательства предмета коммерческого подкупа будет установлен, то ограничения, предусмотренные ст. 23 УПК РФ, не станут действовать ввиду того, что вред при вымогательстве причиняется уже не только интересам организации, в которой работает получатель коммерческого подкупа, но и иному лицу, у которого вымогают предмет коммерческого подкупа.

Признаки вымогательства в ст. 204 УК РФ ничем не отличаются от этого же признака в ст. 290 УК РФ. Б.В. Волженкин отмечал, что «наибольшее число ошибок, допускаемых при квалификации получения взятки, связаны с ошибочным вменением особо квалифицирующего признака – сопряженного с вымогательством»[1]. И это несмотря на то что уголовно-правовая доктрина и вторившей ей Пленум Верховного Суда РФ довольно стабильны в толковании признака вымогательства коммерческого подкупа/взятки: 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»

15. Вымогательство означает требование должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дать взятку либо передать незаконное вознаграждение в виде денег, ценных бумаг, иного имущества при коммерческом подкупе под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку либо совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

18. Под вымогательством взятки или предмета коммерческого подкупа следует понимать не только требование должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дать взятку либо передать незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе, сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов (например, умышленное нарушение установленных законом сроков рассмотрения обращений граждан).

Таким образом, ключевую роль при установлении признака вымогательства подкупа играет юридическая оценка интересов лица, для защиты которых передается предмет коммерческого подкупа либо взятки.

Доктрина конкретизирует этот вывод указанием на правомерный либо, напротив, неправомерный, характер действий, совершить которые угрожает взяткополучатель. Так, теоретики пишут о том, что правомерные действия должностного лица, как и угроза их совершения, не могут быть причиной нарушения законных интересов взяткодателя и соответственно их нельзя квалифицировать как получение взятки, сопряженной с вымогательством[2].

К тому же самому выводы пришли и исследователи коммерческого подкупа: «Повышенная опасность вымогательства при подкупе заключается в том, что гражданин без мзды не может добиться осуществления своих законных прав, чего нет, когда от гражданина требуют вознаграждение за предоставление того, что по закону он получить не должен (выделено нами[3].

Как было сказано выше, в ситуации со ст. 204 УК РФ наличие факта вымогательства может предрешить вопрос о возбуждении уголовного дела, поэтому остановимся подробнее именно на данной статье.

Проведенный нами анализ показал, что тезис: «угроза совершить законные действия не может рассматриваться как угроза причинить вред законным интересам какого-либо лица»[4] далеко не всегда оказывается достаточным аргументом для следователя для отказа от вменения признака вымогательства коммерческого подкупа.

В связи с тем, что одним из самых распространённых вариантов отката в частном секторе бесспорно можно назвать откат за продление того или иного договора, особый интерес представляет ответ на вопрос: нарушает ли требование передачи денежных средств за продление договора между предпринимателями (например, договора аренды) законные интересы контрагента, у которого требуют деньги? Однозначно ответить на данный вопрос нельзя, так как всё будет зависеть от ряда условий. 

Прежде, чем описать эти условия, считаем целесообразным обратить внимание на то, что применительно к вымогательству взятки (ст. 290 УК РФ) практика уже выработала определенные критерии оценки законности интересов взяткодателя, чего нельзя сказать о ст. 204 УК РФ (и это несмотря на полную идентичность толкования данного признака Верховным Судом РФ для ст. 204 УК РФ и ст. 290 УК РФ).

Так, еще до введения в действие УК РФ 1996 г. было выработано правило, согласно которому одно лишь требование передачи денег за продление договора аренды не может рассматриваться как вымогательство взятки, так как отказ от продления договора – это законное право арендодателя.

«Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд допустил ошибку при квалификации действий Ларина по ч. 2 ст.  173 УК РФ РСФСР по признаку вымогательства взятки. Вымогательство означает требование должностным лицом взятки под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов. Однако в данном случае сообщение Лариным в комитет по управлению муниципальным имуществом о неправильном начислении арендной платы для ТОО «Космос» за использование помещения в кинотеатре и предложение в связи с этим пересмотреть договор аренды не могло причинить ущерб законным интересам ТОО, а предотвратило бы причинение материального ущерба комитету по управлению имуществом и кинотеатру. Отказ от продления договора с ТОО после истечения срока его действия, т.е. после 1 сентября 1994 г., также нельзя признать нарушением законных интересов ТОО, поскольку по истечении срока действия договора вопрос о его продлении либо заключении нового решается по соглашению сторон и отказ одной из сторон от продления договора не является незаконным. При таких обстоятельствах в действиях Ларина отсутствует квалифицирующий признак «вымогательство взятки», его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст.  173 УК РФ РСФСР»[5].

Наличие законной возможности в одностороннем порядке без объяснения причин расторгнуть договор также исключает признак вымогательства взятки. 

«Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал верную оценку действиям К. по ст.  290 ч. 4 п. «г» УК РФ как получение взятки в крупном размере. Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора осуждение К. по п. «в» ч. 4 ст.  290 УК РФ, как не основанное на законе. По смыслу закона вымогательство означает требование должностного лица дать ему взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Как установлено судом, между К. как должностным лицом и ООО «Каск» имели место договорные отношения. 11 января 2005 года между начальником отдела по организации продаж имущества в Мурманской области Северо-Западного межрегионального отделения СГУ при Правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» К. и ООО «Каск» в лице генерального директора А.Л. был заключен агентский договор № 3-А, в соответствии с которым ООО «Каск» было обязано за вознаграждение совершать по поручению СГУ действия по получению и хранению арестованного, конфискованного, бесхозного и иного обращенного в собственность государства имущества.

В соответствии с п. 6.5 этого договора (т. 1 л.д. 49) К. вправе в одностороннем порядке расторгнуть договор. Поскольку К. как должностное лицо вправе был расторгнуть договор в одностороннем порядке, а генеральному директору ООО «Каск» А.Л. было выгодно продолжить отношения по приему, хранению такого рода имущества с последующим оформлением его по сделке купли-продажи и реализацией как собственником, то им и К.Н. через К.Р. была передана взятка за продолжение отношений с К. При таких обстоятельствах оснований считать, что отказ К. от пролонгирования договора мог повлечь нарушение правоохраняемых интересов ООО «Каск», не имеется. Поэтому осуждение К. по п. «в» ч. 4 ст.  290 УК РФ подлежит исключению»[6].

Приведем еще один пример:

Д. осужден по п. «г» ч. 4 ст.  290 УК РФ. Вышестоящая инстанция заключила, что «правильным является вывод суда и о том, что Д., занимая должность директора МУЗ «Фармация», являлся должностным лицом и в силу должностной инструкции и Устава МУЗ «Фармация» постоянно выполнял организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции. Он имел право от имени организации заключать и продлять любые договоры с другими организациями и физическими лицами. Заключение и продление договоров с ЧОП «Каскад» входило в его служебные полномочия, и, требуя от Ф. взятку в крупном размере путем ежемесячных выплаты денег в сумме 30 тыс. руб. ему лично за продолжение договорных отношений между МУЗ Фармация» и ЧОП «Каскад» на 2009 г., Д. действовал незаконно.

При этом суд обоснованно в приговоре отметил, что хотя договор № 26/07 от 1.10.2007 г. и договор № 34/07 от 1.12.2007 предусматривали автоматическую пролонгацию договоров, если ни одна из сторон по истечении срока действия договоров не потребует его прекращения, однако данные договоры предусматривали возможность их расторжения в одностороннем порядке любой из сторон без объяснения причин.

Поэтому, когда в декабре 2008 г. Д. потребовал от Ф. за продолжение договорных отношений выплачивать ему лично ежемесячно, начиная с ноября 2008 г., деньги в сумме 30 тыс. рублей, а в случае несогласия Д. говорил о прекращении договорных отношений и заключении договора с другим охранным предприятием. Ф., как правильно отмечено в приговоре, не желая терять платежеспособного клиента, вынужден был согласиться на условия Д., понимая, что Д. по условиям договора имел полное право в любой момент расторгнуть с ЧОП «Каскад» договорные отношения в одностороннем порядке. Юридическая оценка указанных в приговоре действий Д. судом определена правильно»[7].

Обращение же к практике возбуждения уголовных дел по ст. 204 УК РФ (по аналогичным обстоятельствам) показывает, что суды зачастую необоснованно, на наш взгляд, вменяют признак вымогательства коммерческого подкупа. 

Одним из наиболее громких дел последних лет (получивших широкую огласку в СМИ), относящихся к интересующей нас категории преступлений, можно считать дело о вымогательстве отката за продление договора аренды помещения со стороны руководителя российского представительства фирмы ИКЕА. Так, 28.05.2012 Дорогомиловский районный суд Москвы приговорил гражданина Турции Окана Юналана к пяти годам лишения свободы за коммерческий подкуп и вымогательство. Расследование дела началось еще в феврале 2011 года, когда в МВД России обратился российский предприниматель. Он сообщил, что у него вымогают 367 тысяч долларов (11 млн. рублей) за продление договора аренды помещений в торгово-развлекательном центре «Мега Теплый Стан», расположенном в Ленинском районе Московской области. В противном случае руководитель ООО «ИКЕА МОС (Торговля и недвижимость)» угрожал отказом в договоре аренды[8].

Поскольку ни на сайте Дорогомиловского суда, ни в базе данных судебных решений ГАС «Правосудие» данный приговор не размещен, и мы будем анализировать приведенную выше фабулу дела, то придется заключить, что признак вымогательства вменен излишне, так как сам по себе отказ от продления договора после его окончания является законным действием, основанным на принципе свободы договора (если только в договоре не были прописаны никакие дополнительные условия, обязывающие продлить его).

Иногда суды ошибочно, на наш взгляд, признают вымогательством в смысле ст. 204 УК РФ не только отказ от продления действующего договора, но и намерение отказаться от заключения иных договоров в будущем. Например, квалифицировано как вымогательство коммерческого подкупа среди прочего требование к представителям компании (занимающейся антикоррозионной обработкой металлоконструкций) о передаче незаконного вознаграждения за предоставление в будущем заказов по нанесению антикоррозийного цинкового покрытия на металлоконструкции на том основании, что в случае отсутствия этих заказов эта фирма могла прекратить свою деятельность.<

Приведенные в решении обстоятельства дела и их оценка судом таковы: Дроздов на встрече с  генеральным директором ООО «МеталХантерс» N в целях незаконного получения вознаграждения в виде денег за совершение действий в интересах генерального директора ООО «МеталХантерс» N в связи с занимаемым им, Дроздовым, служебным положением заместителя коммерческого директора ОАО «Опытный завод Гидромонтаж», предъявил требования N об оплате денежных средств ему, Дроздову, за предоставление заказов по нанесению антикоррозийного цинкового покрытия на металлоконструкции (многогранные секции опор высоковольтных линий) ООО «МеталХантерс» от ОАО «Опытный завод Гидромонтаж» и нерасторжение договора выполнения работ по нанесению антикоррозийного цинкового покрытия на металлоконструкции (многогранные секции опор линии) между ОАО «Опытный завод Гидромонтаж» в лице генерального директора  M и ООО «МеталХантерс» в лице генерального директора  N. В случае невыполнения N указанных требований Дроздова о tve передаче незаконного денежного вознаграждения ООО «МеталХантерс» могло прекратить свою деятельность, так как ОАО «Опытный завод Гидромонтаж» был основным контрагентом ООО «МеталХантерс». Таким образом, Дроздов поставил N в такие условия, при которых N вынужден был с целью предотвращения вредных последствий для себя и работников ООО «МеталХантерс»  согласиться с предложением Дроздова о выплате незаконного вознаграждения в виде денег за предоставление ОАО «Опытный завод Гидромонтаж» заказов для ООО «МеталХантерс» по нанесению антикоррозийного цинкового покрытия на металлоконструкции (многогранные секции опор высоковольтных линий) и нерасторжениt договора № от ДД.ММ.ГГГГ между ОАО «Опытный завод Гидромонтаж» и ООО «МеталХантерс»[9].

Для вменения признака вымогательства коммерческого подкупа согласно позиции Пленума Верховного Суда РФ нужно установить, что умысел виновного был направлен на нарушение именно правоохраняемых интересов. Право на заключение договора, безусловно, можно признать правоохраняемым интересом, однако оно не является абсолютным и далеко не всегда отказ от продления договора следует приравнивать к вымогательству, подтверждением чему является приведенная выше практика привлечения к уголовной ответственности за дачу взятки. 

Вымогательство предмета коммерческого подкупа в случае отказа от заключения договора, расторжения, продления договора будет иметь место лишь в том случае, когда получатель коммерческого подкупа не имеет законных оснований для подобного отказа в заключении/продлении или расторжении договора. Это означает, что отказ в совершении правомерного действия (в котором заинтересовано подкупающее лицо) только в том случае можно признать вымогательством, когда:

1) получатель коммерческого подкупа обязан совершить это действие (или воздержаться от него) и 

2) его совершение (либо бездействие) не сопряжено с нарушением правовых норм и принципов.

Например, в договоре аренды помещения определены условия расторжения договора в одностороннем порядке (исчерпывающий перечень обстоятельств), и если работник организации-арендодателя, выполняющий в этой организации управленческие функции, требует от арендатора лично себя деньги, угрожая в противном случае расторгнуть договор аренды в одностороннем порядке под надуманным предлогом, при отсутствии соответствующих условий для его досрочного расторжения, т.е. без законных на то оснований, то в такой ситуации, конечно же, имеет место коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством, так как эти действия нарушают правоохраняемый интерес арендатора - право арендовать помещения до конца срока договора.

В ситуации предполагаемого вымогательства коммерческого подкупа необходимо устанавливать наличие указанных выше двух условий. Так, отказ арендодателя от продления договора аренды даже при наличии у арендатора преимущественного права на перезаключение этого договора далеко не всегда следует признавать нарушением законного интереса арендатора и соответственно вменить признак вымогательства. Например, когда коммерческий директор торгового центра, отвечающий за подбор арендаторов, сообщает одному из действующих арендаторов (у которого имеется преимущественное право на продление договора аренды), что торговый центр не будет продлевать с ним договор, так как нашелся более выгодный арендатор, а действующий арендатор не готов платить более высокую арендную плату и поэтому передает директору по требованию последнего незаконное вознаграждение, коммерческий подкуп имеет место, но без признака вымогательства. В рассматриваем случае правоохраняемые интересы арендатора не нарушаются по следующим причинам: 

1) преимущественное право арендатора на продление договора аренды может быть реализовано лишь при согласии арендатора на заключение договора аренды на новый срок на условиях, на которых арендодатель предполагал заключить договор аренды с другим арендатором (ч.1 ст. 621 ГК РФ);

2) коммерческий директор (представитель арендодателя) согласно ч. 3 ст. 53 ГК РФ должен действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Как разъяснил Высший арбитражный Суд РФ, недобросовестность действий в данном случае будет иметь место, когда директор действует при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица[10];

3) коммерческий директор и действующий арендатор (у которого директор получает деньги за продление договора аренды), понимают, что коммерческий подкуп выплачивается за совершение действий, объективно невыгодных для самой коммерческой организации (торгового центра), которая лишается возможности заключить договор аренды с новым арендатором, способным платить большую арендную плату;

4) согласно ст. 169 ГК РФ подобная сделка (продление договора аренды представителем организации-арендодателя с менее выгодным для его организации арендатором за «откат») должна быть отнесена к сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка или нравственности, т.е. признана недействительной[11].

Откат со стороны действующего арендатора за продление с ним договора в описанной нами ситуации по своей сути является ничем иным как актом недобросовестной конкуренции. Тот факт, что выплата данного отката происходит по требованию представителя арендодателя, а не по инициативе самого арендатора, не отрицает оценку сделки как совершенной с целью, противной основам правопорядка, так как арендатор осознает, что он передает деньги коммерческому директору, чтобы последний нарушил принцип добросовестности представителя организации и продлил договор аренды именно с ним, а не с более выгодным арендатором.

Государство не должно предоставлять защиту приведению в исполнение контрактов, основанных на коррупции. Исходя из того, что мы не можем признать правоохраняемым интересом проявление недобросовестной конкуренции и нарушение принципа добросовестности представителя организации, требование арендатору передать предмет коммерческого подкупа за продление с ним договора аренды, а не с более выгодным арендатором, не направлено на нарушение его именно законных интересов и соответственно не может быть квалифицировано как вымогательство коммерческого подкупа. Потерпевшим в такой ситуации является не арендатор, а сама коммерческая организация, которая не получила лучшего для себя арендатора из-за недобросовестных действий её руководителя.

Это означает, что в подобном случае уголовное дело о получении коммерческого подкупа не может быть возбуждено, а возбужденное дело в соответствии со ст. 24 УПК РФ подлежит прекращению, если коммерческая организация не дала своего согласия на его возбуждение.


[1]Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М.: Юристъ, 2000. С.223.</o:p>

[2]Никонов П.В. Сложные вопросы квалификации вымогательства взятки // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2007. № 1. С.34.</o:p>

[3] См.: ГончаренкоГ.С. Коммерческий подкуп // Энциклопедия уголовного права. Т.20. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. – СПб ГКА. СПб, 2012. С.624</o:p>

[4] Там же. С.627.</o:p>

[5] Постановление президиума Липецкого облсуда от 08.08.1996. Действия взяткополучателя необоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР как сопряженные с вымогательством взятки // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 5.</o:p>

[6] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 7 августа 2006 г. № 34-о06-21 // СПС «КонсультантПлюс».</o:p>

[7] Кассационное определение Верховного суда РФ от 24 июня 2010 г. № 3-О10-18 // СПС «КонсультантПлюс».</o:p>

[8]Бывшему главе московской IKEA передали приговор через посредника [Электронный ресурс]// Газета КомерсантъURL: http://www.kommersant.ru/doc/1978651</o:p>

[9] Приговор Лефортовского районного суда г.Москвы от 01.12.2011 по Делу № 1- 248 / 2011 (архив Лефортовского районного суда г.Москвы).</o:p>

[10] Пункт 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»</o:p>

[11] Конституционный Суд РФ привел следующее толкование указанной категории: «Понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Статья 169 ГК Российской Федерации указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности»: пункт 2 определения Конституционного Суда РФ от 08.06.2004 № 226-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Уфимский нефтеперерабатывающий завод» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации».</o:p>

 

ключевые слова: коммерческий подкуп
  • 945
  • рейтинг 1

Похожие материалы

Комментарии(0)

Написать комментарий

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.