Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Тезисы к обсуждению проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

Отрасль права: Конституционное право
16.05.2018 — 1:23
Сфера практики: Разрешение споров

Александр Хвощинский, LL.M.,

Ирина Калинина, к.ю.н., LL.M.,

LS-Institute – Центр профессиональных юридических услуг и перспективных правовых исследований (Берлин)

Мы подготовили эти краткие структурированные тезисы для продолжающейся дискуссии о Концепции Министерства Юстиции РФ. Мы хотели, чтобы наши экспертные комментарии были бы представлены общественности ещё до начала работы ПМЮФ-2018. Поэтому мы благодарны редакторам Zakon.ru за предоставленную оперативную возможность их опубликовать.

0.1. Концепция в своей последней редакции и с учетом озвучиваемых аутентичных комментариев на настоящий момент представляется наиболее качественным, обоснованным и детально проработанным видением будущего рынка квалифицированной юридической помощи в России из всех ранее представленных и доступных сейчас как цельный системный документ. Доработка и реализация Концепции – наиболее рациональный и едва ли не единственно возможный путь.

0.2. Доработка, обсуждение и реализация Концепции очевидно требуют времени и отнюдь не выполняют в настоящий момент консолидирующую функцию. Напротив, усиливают ощущения разногласий, разочарований, нереализованных ожиданий, непрозрачных процедур – ощущения, в значительной степени связанные с оценкой юридическим сообществом состояния правовой определенности в стране в целом.

0.3. В этой ситуации представляется особенно значимым убедиться в том, что Концепция может получить более качественное обоснование в своих основных положениях и деталях, укрепляющих веру ключевых стейкхолдеров в успех инициативы и ее соответствие их долгосрочным интересам.

0.4. Эти обоснования могут быть следующими:

  1. Конституционное. Концепция – не просто воля законодателя, Минюста, ФПА или иной группы интересов, а логичная и цельная система институтов, непосредственно вытекающих из Конституции. Такое обоснование представляется наиболее значимым в профессиональном юридическом сообществе.
  2. Социально-политическое. Что может быть сделано и каковы ключевые риски поддержки или неподдержки Концепции и усилий Минюста по ее доработке и реализации среди стейкхолдеров?
  3. Экономическое. Концепция «попадает» в мировые экономические тренды, но было бы неплохо это показать и перепроверить.

 

  1. Конституционное обоснование

1.1. Право на получение квалифицированной юридической помощи в известной степени «вторично», то есть вытекает из требования эффективного и доступного правосудия как одного из основных прав человека и функции государства (статья 48 КРФ – скорее исключение в конституционной практике). Здесь, однако, Концепции стоит идти еще дальше за пределы буквального прочтения Конституции. Нормы регулирования профессии направлены не только на содействие в обеспечении правосудия в отношении отдельного лица. Профессиональная деятельность юристов оказывает влияние на третьи лиц, а также на формирование общих правовых ценностей.

1.2. Законодатель обоснованно полагает, что судебное представительство, равно как и любой совет по вопросам права лишь тогда обеспечит задачи качественного правосудия, когда лица, осуществляющие юридическую помощь

(1) будут обладать необходимой квалификацией для эффективного ведения такой деятельности на профессиональной основе (отсюда – обоснованное ограничение допуска к профессии через механизмы профессионального самоуправления как более взвешенные, нежели лицензирование);

(2) будут соизмерять свою деятельность с конституционным смыслом предоставленной им привилегии (отсюда – требование соблюдения интересов правосудия и клиентов, реализуемые через нормы профессионального права);

(3) подпадают под механизмы властного принуждения в случае нарушений требований профессионального права (отсюда – ответственность за качество услуг/помощи и дисциплинарное квазисудебное производство).

1.3. Концепция последовательно придерживается этих принципов, делая обоснованный вывод о том, что адвокатура как институт саморегулирования и самоуправления представляется наиболее подходящей современной формой реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи с наделением адвокатов соответствующими привилегиями («монополия», а точнее – сфера привилегированной компетенции или „privilleged domain“) и обязанностями.

1.4. Конституционно-правовые обоснования в этой связи могут дополнить саму Концепцию, что позволит перевести ее обсуждение из плоскости «воли законодателя» или «мирового опыта» в более весомое (как представляется) измерение необходимости реализации и защиты основных прав и свобод. Это особенно актуально для институтов, вызывающих сейчас профессиональную полемику: «монополия» как ограничение прав и конкуренции, «смешанная» природа адвокатской деятельности как бизнеса и правоохранительной функции, сочетание свободы и ограничений в статусе адвоката, саморегулируемая и самоуправляемая адвокатура как оптимальная форма, либерализация форм адвокатской деятельности, обоснование властных полномочий органов адвокатского самоуправления и т.д.

1.5. Тем не менее, эта же конституционная логика требует доработки Концепции в отдельных положениях, включая важные доктринальные новеллы:

(1) Принципиальное противоречие (на самом деле – единственное в Концепции) - исключение корпоративных юристов. Мы обоснованно ожидаем от профессионального советника или представителя в процессе соблюдения профессионального права и иммунитета от давления «юридически неквалифицированного» работодателя (ибо это вытекает из конституционного смысла квалифицированной юридической помощи) и остаемся при этом равнодушны к деятельности предположительно 100-150 тысяч корпоративных юристов, в значительной степени определяющих «лицо» профессионального представителя в процессах? Это исключение (обоснованное «в моменте») не выдерживает конституционный тест равенства и последовательного законодательного целеполагания, и, следовательно, образует наименее качественный и наиболее уязвимый элемент Концепции. Простыми словами и на примере: мы можем быть уверены, что адвокатское бюро не прикажет адвокату-ассоциатору сфабриковать ложные доказательства, и поэтому разрешаем им заключать трудовой договор, но мы оставляем инхаузов наедине с указаниями их работодателей в ущерб возможным интересам правосудия? Возможное решение видится в интеграции корпоративных юристов в сферу Концепции mutatis mutandis, например, через статус адвоката-юстициара, где особенно непросто будет разрешить вопрос адвокатской тайны. Наиболее близкий и подходящий аналог для наблюдения – Нидерланды.

(2) Развитие концепции «коллективного адвоката» (адвокатского образования как особого субъекта правоотношений с клиентами, сотрудниками, органами публичной власти, адвокатской палатой).

(3) Подверженность адвокатского самоуправления конституционным принципам демократии и разделения властей через более детальные и современные механизмы регулирования деятельности представительных, исполнительных и квазисудебных органов внутри адвокатуры.

(4) Существенное усложнение и развитие системы дисциплинарного производства как механизма принуждения с соблюдением гарантий прав адвоката.

(5) Более детальное определение принципов, предопределяющих развитие институтов

  • профессиональной ответственности за качество услуг (по сути, существенная трансформация, а точнее – зарождение этого института),
  • ограничения и страхования профессиональной ответственности;
  • повышения квалификации.

(6) Более качественное, акцентированное и детальное рассмотрение вопросов транстерриториальной (национальной и международной) адвокатской деятельности и смешанных профессиональных партнерств (юридические и иные услуги в одном субъекте), в том числе – на основе применимых норм международного права (в частности, ВТО).

 

  1. Социально-политическое обоснование

2.1. Концепция может быть реализована только в том случае, если она

(1) соответствует представлениям и запросам значимых социальных групп (стейкхолдеров) – широких слоев профессионалов, практикующих право и (шире) вовлеченных в правоохранительную функцию, с одной стороны, и у сообщества потребителей услуг, включая государство, с другой стороны;

(2) соответствует или, по крайней мере, не противоречит интересам властной страты в каждой категории стейкхолдеров – наиболее влиятельной части, наделенной полномочиями и ресурсами принуждения.

2.2. Необходимо осмыслить те «риски неосуществления», которые не просто могут «затормозить» или «убить» Концепцию в текущий момент, но и повлекут более устойчивые негативные результаты, в частности

  • нежелание и неспособность профессиональной юридической элиты принять ответственность за построение и поддержание надлежащего правосудия в стране;
  • поддержка необоснованных ожиданий;
  • подмена значимых вопросов менее значимыми.

2.3. Вопросы, позволяющие выявить наиболее существенные «риски неосуществления»:

(1) Будут ли усилия Минюста по разработке и реализации Концепции поддержаны значимыми и результативными шагами по повышению независимости и качества правосудия и исполнения судебных решений – то есть теми факторами, которые являются одновременно и предпосылками, и общими целями с Концепцией?

(2) В какой степени Минюст может рассчитывать на отсутствие существенного сопротивления прогрессу Концепции в следующих аспектах:

  • существенное увеличение числа лиц с профессиональными иммунитетами, ограничивающих деятельность иных правоохранительных органов
  • существенное увеличение политического влияния высокоорганизованных адвокатских палат?

(3) Насколько текущие и будущие лидеры адвокатского сообщества готовы принять на себя ответственность за модернизацию адвокатуры, требующей

  • существенных ограничений и изменений форматов реализации властных полномочий;
  • готовности последовательно отстаивать интересы своих членов в соизмерении с интересами правосудия, включая более активные и решительные действия политического характера;
  • вовлечения более широкого и диверсифицированного круга лиц в адвокатское самоуправление?

 

  1. Экономическое обоснование

3.1. Концепция может «попасть» в наиболее значимые мировые тенденции регулирования и дерегулирования профессии под влиянием экономических факторов функционирования национальных и международных рынков юридических услуг. У России есть уникальное историческое «окно возможности» для качественного «прыжка».

3.2. Современные мировые исследования убедительно доказывают приоритетное значение экономических факторов для успеха тех или иных регуляторных инициатив, так как в их основе лежит учет действительно «массовых» экономических интересов провайдеров и потребителей услуг – факторов, в долгосрочной перспективе почти всегда оказывающихся более значимыми даже по сравнению с политической волей и регуляторным вмешательством. В частности, это вопрос конкурентной среды поставщиков юридических услуг. Нахождение обоснованного (оправданного) баланса между публичным интересом (в силу информационной асимметрии поставщиков и потребителей юридических услуг) и частным (квази-картельным) интересом профессиональной (адвокатской) корпорации.

3.3. Соответствующие мировые исследования и обоснования могут дополнительно поддержать Концепцию, однако их значимость и релевантность существенно снижаются в силу отсутствия качественных исследований и достоверных данных по российскому рынку. Решение этой проблемы видится только в ультимативном политическом решении «сначала подсчитать, а затем регулировать». В отсутствие таких качественных исследований Концепция может быть подкреплена по крайней мере достаточно обоснованными гипотезами о состоянии рынка в России.

  • 1172
  • рейтинг 2

Похожие материалы

Комментарии(22)

Написать комментарий
  • Алексей Андреевич Голодов юрист
     
    Алексей Голодов Южно-Сахалинск
     
    16.05.2018 - 6:42 Алексей Голодов
    Даже когда изменения откровенно лоббируются, всегда приятно посмотреть на внутренне логичную и красиво аргументированную позицию по их обоснованию. Публикацию можно просто разобрать на цитаты, если немного применить известный принцип «краткость – сестра»:

    Концепция с учетом озвучиваемых комментариев представляется наиболее качественным видением будущего рынка квалифицированной юридической помощи.

    Реализация Концепции – едва ли не единственный путь.

    Концепция – не просто воля Минюста, ФПА или иной группы интересов. Такое обоснование представляется наиболее значимым в профессиональном юридическом сообществе.

    Укрепляющих веру ключевых стейкхолдеров в успех инициативы и ее соответствие их долгосрочным интересам.

    Концепция «попадает» в мировые экономические тренды, но было бы неплохо это перепроверить.

    Концепция – логичная и цельная система институтов, непосредственно вытекающих из Конституции. Здесь, однако, Концепции стоит идти еще дальше за пределы буквального прочтения Конституции.

    Мы обоснованно ожидаем давления «юридически неквалифицированного» работодателя (ибо это вытекает из конституционного смысла квалифицированной юридической помощи).

    Концепция может «попасть» в наиболее значимые мировые тенденции дерегулирования профессии под влиянием экономических факторов.

    Соответствующие мировые исследования и обоснования могут дополнительно поддержать Концепцию, однако их значимость и релевантность существенно снижаются.
    1
    свернуть комментарии (1)
    • 17.05.2018 - 9:19 Александр Хвощинский автор   »   Алексей Голодов
      Спасибо за комплимент.
      Для поддержания духа взаимного коллегиального уважения я бы призвал вас при цитировании не увлекаться "обрезами": убежден, что вы сами не хотели бы, чтобы ваши коллеги делали это с вашими письменными тезисами.
      И мне кажется, вы мы с вами очень по-разному понимаем значение "лоббирования". В моем понимании, лоббирования эксклюзивной сферы практики адвокатов в России нет.
      0
  • Ваган Вартанович Минасян юрист
     
     
    16.05.2018 - 11:07 Ваган Минасян
    "Концепция в своей последней редакции и с учетом озвучиваемых аутентичных комментариев на настоящий момент представляется наиболее качественным, обоснованным и детально проработанным видением будущего рынка квалифицированной юридической помощи в России" на безрыбье и рак - щука.

    "Доработка, обсуждение и реализация Концепции очевидно требуют времени и отнюдь не выполняют в настоящий момент консолидирующую функцию. Напротив, усиливают ощущения разногласий, разочарований, нереализованных ожиданий, непрозрачных процедур" - чувствуется в этом абзаце расстройство адвокатского сообщества. Как будто АС это тинейджер, который уже достаточно подрос, чтоб приниматься за работу, но которого никто не воспринимает всерьез.

    "Подверженность адвокатского самоуправления конституционным принципам демократии" - нам ведь всем тут без корочек чужды принципы демократии. Демократия передается через корочку, является ее неотъемлемой частью.

    По поводу обоснований.
    "Концепции - система институтов, вытекающая из Конституции."

    Не согласен, таковой бы она была если бы могла de lege ferenda подтвердить с расчетами возможность обеспечить качественной юридической защитой все слои населения и в целом весь гражданский оборот. А мое лично наибольшее опасение вызывает тот факт, что мы вообще лишим не то что часть физиков юридической защиты, но часть не самых богатых и продвинутых организаций. Тут главное закрывать глаза и не замечать словосочетание "доступное правосудие" в Конституции, вот если про него забыть Концепцию можно дополнительно и не обосновывать.

    "Судебное представительство обеспечит задачи качественного правосудия будут обладать необходимой квалификацией." -На мой взгляд, прошу не обижаться адвокатов, далеко не очевидно, что адвокат более квалифицирован чем обычный практикующий юрист. Недавно судился с молодой девушкой адвокатом, лет 26 от силы, у меня 8 лет стажа в арбитраже, у нее 1 год адвокатом. Кто из нас обеспечил более качественную защиту если в итоге она проиграла, а в суде заняла у судьи 10 минут времени от силы? И такой пример не исключение, я честно говоря за все время трудовой деятельности редко встречал адекватных адвокатов. Последний адвокат с которым я работал в паре, вообще уступил мне лидерство со словами "я не спец по гражданке, я по уголовке". До моего появления в деле вообще занимал позицию перед доверителем, согласно которой дело проигрышное. Потому то и вошел в дело корпоративный юрист. Дело кстати говоря выиграли.
    Механизм властного принуждения это конечно сильно, но если такой аппарат будет работать в полную мощь и доступ к профессии будет ограничен, последствия мне кажется будут фатальными и мы получим самый настоящий дефицит на рынке. К тому же такой механизм у них и сейчас существует, но что-то я не припоминаю ничего о его применении в нынешней действительности. Почему он должен заработать по другому в случае проведения реформы не понятно.

    "Согласно представленному исследованию Концепция придерживаясь этих принципов, делая вывод о том, что адвокатура как институт саморегулирования и самоуправления представляется наиболее подходящей современной формой реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи".
    Такой вывод, как мне кажется, вообще не возможно сделать без исследования статистики результативности дел с участием адвоката и без него хотя бы за последний 2-3 года. В тоже время нам предлагается слушать всю эту софистику, которую адвокатское сообщество вываливает на обозрение юридического сообщества, надеясь на поддержку.

    Откуда-то есть уверенность в том, что Концепция подпадает под мировые тренды. Трендом бы это было если бы в последнее время кто-нибудь также проводил реформу, а не находился в положении когда у него уже несколько сотен лет работают адвокаты и система изначально под это была выстроена.

    "Мы можем быть уверены, что адвокатское бюро не прикажет адвокату-ассоциатору сфабриковать ложные доказательства, и поэтому разрешаем им заключать трудовой договор" Интересная уверенность, у меня ее лично нет, но есть вопрос. Откуда берется уверенность в возможности фабрикации дел корпоративными юристами? Что за презумпция невиновности адвоката и виновности корпоративного юриста? Как выше приводил пример, все бывает ровно да наоборот.

    На мой взгляд вся эта канитель вообще возникла по вине адвокатского сообщества. За два десятка лет вы, коллеги, не смогли получить доверие рынка. Единственная возможность исправить ситуацию для вас это ввести монополию, которая по вашему мнению должна существенно пополнить клиентскую базу АС. Но вы не смотрите на перед, единственная причина по которой практикующий судебщик с головой на плечах не получает адвокатский статус это отсутствие его необходимости. Как только вы протолкнете реформу, мы все придем получать статус. Вот тут то и начнется война. Полагаю доступ к профессии будет ограничивать именно АС, но столкнувшись с совершенно новым объемом дел, начнет принимать юристов в стан адвокатов.

    7
  • Максим Николаевич Ушаков юрист
     
    Максим Ушаков Частная практика
     
    16.05.2018 - 11:36 Максим Ушаков
    (1) Принципиальное противоречие (на самом деле – единственное в Концепции) - исключение корпоративных юристов. Мы обоснованно ожидаем от профессионального советника или представителя в процессе соблюдения профессионального права и иммунитета от давления «юридически неквалифицированного» работодателя (ибо это вытекает из конституционного смысла квалифицированной юридической помощи) и остаемся при этом равнодушны к деятельности предположительно 100-150 тысяч корпоративных юристов, в значительной степени определяющих «лицо» профессионального представителя в процессах? Это исключение (обоснованное «в моменте») не выдерживает конституционный тест равенства и последовательного законодательного целеполагания, и, следовательно, образует наименее качественный и наиболее уязвимый элемент Концепции. Простыми словами и на примере: мы можем быть уверены, что адвокатское бюро не прикажет адвокату-ассоциатору сфабриковать ложные доказательства, и поэтому разрешаем им заключать трудовой договор, но мы оставляем инхаузов наедине с указаниями их работодателей в ущерб возможным интересам правосудия?

    Конец цитаты.

    Красиво изложено, но скребет "сфабриковать ложные доказательства" "наедине с указаниями их работодателей в ущерб возможным интересам правосудия".
    Полагаю защитники концепции исходят из ложной презумпции недобросовестности участников гражданского оборота. А это никак не согласуется, ни с Конституцией, ни с ЕКПЧ.

    То есть предполагается что лица наделенные полномочиями по оказанию квалправпома ограничивают своих "несознательных" доверителей, что якобы отвечает интересам правосудия.
    Тезис спорный, если не сказать больше. Но вполне феодальный, если вспомнить из Гоголя - " все мужички у Пал Иваныча воры и пьяницы" (с).

    Да собственно пусть себе экспериментируют, вопрос о количественном составе адвокатского корпуса способного обслуживать правосудие остается открытым. При таком количестве гражданских дел адвокатура не способна обеспечить каждому ФЛ и ЮЛ право на доступ к правосудию по гражданским делам.

    Мы опять приходим к тому, что для введения адвокатской монополии, надо резко уменьшить нагрузку на суды.

    То есть, сначала судебная реформа, и только потом адвокатская монополия.
    5
    свернуть комментарии (11)
    • 17.05.2018 - 9:31 Александр Хвощинский автор   »   Максим Ушаков
      Мне очень откликается ваш последний тезис.
      Также согласен с необходимостью уменьшения нагрузки на суды, но едва ли как специальной целью, даже если само по себе снижение не стоит обозначать как цель. Доступность качественного правосудия - вот, наверное, та цель, которая должна объединять национальных юристов.

      Мне тяжело комментировать, насколько у авторов Концепции сильны элементы "презумпции недобросовестности" в профессиональном сознании. На мой юридический вкус, этой презумпции больше в ГК, УПК, АПК и в практике их применения, чем в Концепции. Но если вы нас как авторов этих тезисов заподозрили в этом грехе, то я бы посоветовал вам поискать более подходящих и стоящих объектов для критики - ну то есть это точно не про нас.

      На самом деле, я благодарен вам за то, что вы обратили внимание именно на этот тезис. Я пока вообще почти не вижу на карте обсуждений российских юристов какого-то общего понимания по вопросу допустимости фабрикации доказательств профессиональными усилиями представителя в процессе. Если по этому вопросу не будет консенсуса у практикующих юристов, суда, а затем и у клиентов - едва ли мы приблизимся к более качественному правосудию, вы не находите?
      0
      • Максим Николаевич Ушаков юрист
         
        Максим Ушаков Частная практика
         
        17.05.2018 - 11:05 Максим Ушаков   »   Александр Хвощинский
        « Я пока вообще почти не вижу на карте обсуждений российских юристов какого-то общего понимания по вопросу допустимости фабрикации доказательств профессиональными усилиями представителя в процессе. »

        Простите, при всем уважении, не вижу пока предмета для дискуссии.
        Фальсификация доказательств - преступление, карающееся УК.

        Для того, чтобы начинать дискуссию о "допустимости" профессиональных преступлений, нам стоит определиться, насколько это явление массовое, что государство не способно справиться с таким негативным явлением методами уголовной репрессии.

        И после этого поднять судебную статистику, чтобы понять сколько по соответствующим статьям УК привлекается к ответственности адвокатов, и юристов не обладающих статусом.

        Только боюсь, статистика будет не в пользу адвокатов.
        И это объяснимо, не какой-то особой порочностью российских адвокатов, а сугубо войной наших правоохранительных ведомств.

        Поэтому извините, но отнесусь к этому со скепсисом. Даже с учетом всего изложенного выше, не думаю, что фальсификация (именно фальсификация) доказательств, носит массовый характер.
        0
        • Ваган Вартанович Минасян юрист
           
           
          17.05.2018 - 13:04 Ваган Минасян   »   Максим Ушаков
          А при чем тут фальсификация доказательств и адвокатская монополия? У нас что с этим проблема какая-то есть? Больничные фальсифицируют или что? Слышал всего несколько историй о фальсификации и по странному стечению обстоятельств с участием адвокатов. Даже кейс сейчас найду, покажу. Вел дело в арбитраже, параллельно шла подготовка к уголовке. Кейс кстати довольно необычный в плане фабулы, про сумму требований помолчу, редко но метко. https://pravo.ru/news/view/103588/ - вот пожалуйста, уважаемый адвокат, а материалы подделал. Бастрыкин даже судью хотел посадить, не получилось.
          0
          • Максим Николаевич Ушаков юрист
             
            Максим Ушаков Частная практика
             
            17.05.2018 - 13:52 Максим Ушаков   »   Ваган Минасян
            Простите, Ваган, а снос действительно был ? Это я к тому что дела об адвокатских и предпринимательских преступлениях очень не однозначные и как я уже говорил частенько обычная война наших правоохранительных ведомств.

            Тут большой вопрос, кто совершает преступление. Тем более, что правовые оценки одних и тех же действий в нашей новейшей истории меняются кардинально.

            Просто приходилось участвовать в делах против казначейств и отлично знаю что это такое. Доходы казны конечно святое, но стоило бы наших чиновников привлекать субсидиарно.

            А в нашей схеме возмещения вреда причиненного государством, извините "рука руку моет". Нужно очень крепко вывести судью из себя запредельной беззаконностью и хамским поведением в процессе, чтобы что-то взыскать с казны.
            0
            • Ваган Вартанович Минасян юрист
               
               
              17.05.2018 - 14:57 Ваган Минасян   »   Максим Ушаков
              Снос здания по всей видимости был. Но это всего лишь 366 млн требований (А77-165/2009). Основное дело на 4,7 млрд строилось на неисполнении решения суда о взыскании стоимости дизельного топлива (А77-809/2012). Существовало ли решение суда, которое в материалах дела лежит доподлинно определить не удалось. Удалось определить только то, что адвокат с нотариусом заверили судебный акт в отсутствии оригиналов и вообще какого-либо подтверждения существования такого решения. При этом были запуганы ответчики в суде первой инстанции чтоб не заявили о пропуске сроков и фальсификации. Москва вошла в дело уже в апелляции, удалось доказать отсутствие правопреемства с той организацией, которая в судебном акте фигурировала и отменить незаконное решение. Уголовка ждать себя не заставила. Истцы к тому же по слухам были связаны даже не с руководством региона, а самыми что ни на есть террористами. Так что бюджет чуть не профинансировал террористические ячейки. А вы говорите про вину государства.
              0
              • Максим Николаевич Ушаков юрист
                 
                Максим Ушаков Частная практика
                 
                17.05.2018 - 15:13 Максим Ушаков   »   Ваган Минасян
                Кто я такой, что бы судить государство.

                Просто ваши пояснения выдают факт. Обычный эпизод межведомственной войны, с применением уголовной репрессии. Всё из 90х. Только тогда говорили не террорист, а "по нашим сведениям причастный в криминальным группировкам".

                И у меня как всегда грустный вопрос, нужно ли нам такое правосудие? Зачем мы превратили суды в инструмент корпоративных и межведомственных войн? В битве за златого тельца?

                Зачем вообще проводить реформы, если правосознание общества, включая юристов слишком далеко от идеалов правосудия.

                Готово ли общество, включая руководителей вообще воспринимать идеалы правосудия?

                И не вижу я праведников.
                0
                • Ваган Вартанович Минасян юрист
                   
                   
                  17.05.2018 - 15:20 Ваган Минасян   »   Максим Ушаков
                  Я и не говорил, что тут государство праведное. Я лишь указал, что АС не чурается фальсификации, которая по их мнению им чужда. Принесли в суд явный фальсификат, надеялись по тихой вынести деньги из бюджета и уехать греть кости. Где тут корпоративные войны я честно говоря не понял. Единственное ведомство, которое было под подозрением в данных делах был Минифин, который почему-то очень спешил исполнить решение суда. Когда Минэковцы влезли Силуанов начал писать письма. Тут согласен, совсем не красиво. Но мы и с этим боролись так же как и с процессуальным оппонентом.
                  0
                  • Максим Николаевич Ушаков юрист
                     
                    Максим Ушаков Частная практика
                     
                    17.05.2018 - 16:20 Максим Ушаков   »   Ваган Минасян
                    Посмотрел материалы. УФСБ Чечни вытащило дело на кончиках пальцев, доказав фальсификацию протоколов собраний учредителей, с применением в том числе механизма уголовной репрессии.

                    А говорите не война. Типичный эпизод.
                    0
        • 17.05.2018 - 18:21 Александр Хвощинский автор   »   Максим Ушаков
          Я коротенечко, чтобы не уходить в детали: по вашему мнению, есть в России полное и недвусмысленных консенсус всех практикующих юристов по вопросу о том, что профессиональный представитель в процессе не имеет права под угрозой профессиональных или более суровых санкций совершать действия, призванные ввести суд в заблуждение об истинных, известных представителю, обстоятельствах дела, даже если эти действия от него требует клиент или работодатель? А если вы согласитесь с утверждением, что такого общего консенсуса в профессии по этому вопросу нет, не видите ли вы в этом проблему, которая существенно влияет на общий уровень доверия клиентов к правосудию и к тем же процессуальным представителям?
          0
          • Максим Николаевич Ушаков юрист
             
            Максим Ушаков Частная практика
             
            17.05.2018 - 20:29 Максим Ушаков   »   Александр Хвощинский
            Теперь понятно.Под фальсификацией, вы понимаете сокрытие от суда информации, ставшей известной представителю от доверителя.В том числе путем умолчания и лукавства.

            Однако, коли не запамятовал адвокатам в уголовном процессе,запрещено доносить на своих подзащитных, под угрозой лишения дисциплинаркой своего статуса.

            Простите, а почему в гражданском процессе представитель обязан доносить на своего доверителя?

            Если указания доверителя противозаконны, представитель вправе отказаться от исполнения поручения.
            Это во всех договорах на оказание представительских услуг оговаривается.

            О чем дискутировать?

            И если уж на то пошло, по любому делу можно дать позитивный результат только юридически, играя на процессуальных загогулинах и крючках.Для этого не надо обращаться за помощью в правоохранительные ведомства.Как в нашей полемике с выше.Кассационная инстанция четко подсказывала на чем можно сыграть.

            Наши бравые мошенники научились идеально составлять исковые заявления и иные процессуальные документы, всё на европейском уровне- факты, применимое право, расчет штрафных санкций, всё кажется идеально.Но два, три ходатайства, удовлетворенные судом и всё вдребезги.

            Существуют ли в России компании мошенников, включая международных, прикрытых юридическим образованием и даже адвокатским статусом? Конечно существуют и их отдают под суд.И компании состоящие из бывших и действующих офицеров правоохранительных ведомств под прикрытием бизнес консалтинга тоже существуют.И группировки эти давно международные. В них и иностранные адвокаты представлены.
            Беловоротничковая преступность есть везде.Это неизбежный спутник капитализма.

            Только как это предотвращает АМ и дисциплинарки?
            1
  • Сергей Эдуардович Бредис юрист
     
    Сергей Бредис Тольятти Частная практика
     
    16.05.2018 - 12:50 Сергей Бредис
    «Подверженность адвокатского самоуправления конституционным принципам демократии»

    Сразу вспомнил про "шесть признаков демократического централизма".

    По мнению сторонников адвокатской монополии, только адвокаты могут обеспечить квалифицированную юридическую помощь.
    Пока еще интересы граждан могут представлять и адвокаты и обычные юристы. И у граждан есть выбор: адвокат или юрист.
    Вводя адвокатскую монополию мы лишаем обычных граждан права выбора. Выбора межу адвокатом и обычным юристом.

    Александр, у меня к Вам три вопроса, на которые я не получал ответов от сторонников АМ. Может Вы мне ответите.
    Вы считаете, что граждане не способны сделать правильный выбор?
    Зачем граждан лишать права выбора?
    Почему Вы считаете, что адвокаты более квалифицированы чем обычные юристы?
    2
    свернуть комментарии (2)
    • 17.05.2018 - 9:42 Александр Хвощинский автор   »   Сергей Бредис
      Боюсь вас разочаровать, коллега. Лишь профессиональное уважение заставляет меня прокомментировать вашу реплику.

      Дело в том, что на ваши вопросы ответить невозможно, и вы согласитесь с этим, так как и вы не смогли бы ответить на вопросы, построенные на ложных, никак не вытекающих из нашего текста утверждениях. Граждане способны сделать выбор, а его "правильность" и сейчас, и в будущем определяется лишь ретроспективно. Я даже теоретически не могу себе представить, что кто-то лишит граждан права выбирать способ обращения за помощью при конфронтации с правом. Наконец, я не считаю и не могу считать, что "адвокаты более квалифицированы". Обучая тысячи русскоязычных юристов (адвокатов и неадвокатов), я не нашел ни одного основания для такого утверждения, а вы умудрились его озвучить?

      Но раз уж я взялся объяснять и отвечать, и раз уж вы по крайней мере в одном пункте правильно вычитали мои убеждения (да, я убежденный сторонник того, что вы называете "АМ", хоть это и дурацкий термин), то я попробовал бы ответить на ваши вопросы, если вы потрудитесь сформулировать их без подмены тезисов, не подобающих для коллегиальной дискуссии.

      Попробуем еще раз?
      0
      • Сергей Эдуардович Бредис юрист
         
        Сергей Бредис Тольятти Частная практика
         
        18.05.2018 - 7:54 Сергей Бредис   »   Александр Хвощинский
        Спасибо за ответ. Не ожидал, что ответите.

        Мы, как юристы, изучали юридическую психологию. Мы знакомы с тактикой проведения допросов, постановки вопросов, знаем как нужно формулировать вопросы, понимаем зачем оппонент задает тот или иной вопрос и знаем каким будет следующий вопрос.

        Бывает так, что честный ответ на неудобный вопрос может ослабить или выявить не состоятельность позиции отвечающего и усилить позицию задающего вопрос. А если лгать, то лож будет настолько очевидной, что может вообще дискредитировать позицию отвечающего. Поэтому лучше от вопроса уклонится. При этом просто промолчать нельзя. Поэтому уклоняются по разному: заявляют, что вопрос не по теме или ответ всем известен и очевиден или наоборот – наука не знает ответа, обвиняют задающего в демагогии и не компетентности. В общем делают все, что бы не отвечать на неудобный вопрос. Наверняка Вы бывали в ситуациях, когда оппонент уклонялся от Ваших вопросов.

        Ни чего невозможного в ответах на мои вопросы нет! Любой противник адвокатской монополии с легкостью на них ответит.
        (1)Граждане способны и могут делать правильной выбор. (2)Граждан нельзя лишать права выбора. (3)Любой среднестатистический (обычный) адвокат не умнее и не глупее среднестатистического (обычного) юриста.
        Ответы на мои вопросы просты и очевидны. И Вы это знаете. Вы так же понимаете, что четный ответ может ослабить Вашу позицию, как сторонника адвокатской монополии. Поэтому Вы от прямых ответов уклоняетесь.

        Относительно подмены тезисов. Тезисы Ваши никто не меняет, вот один из них:
        «1.3. Концепция последовательно придерживается этих принципов, делая обоснованный вывод о том, что адвокатура как институт саморегулирования и самоуправления представляется наиболее подходящей современной формой реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи с наделением адвокатов соответствующими привилегиями («монополия», а точнее – сфера привилегированной компетенции или „privilleged domain“) и обязанностями.»

        Т.е. обеспечить получение квалифицированной юридической помощи могут адвокаты и, соответственно, только их нужно наделить таким правом. Разве это не следует из п. 1.3. и из самой Концепции (это не тот вопрос на который нужно отвечать).

        Вы не можете ответить на мой третий вопрос: «Адвокат квалифицированнее (умнее) юриста», поскольку это явная лож (опять же вопрос: Откуда такие сведения?). Но и ответить, что знания и квалификация адвоката такие же как у юриста, то же не можете. Поскольку понимаете, что я задам Вам следующий вопрос: «Если адвокат и юрист обладают одинаковыми знаниями, квалификацией, то почему адвокат может обеспечить квалифицированную юридическую помощь, а юрист нет?». Вы ведь понимаете, что если честно ответите на этот вопрос (юрист так же может обеспечить квалифицированную юридическую помощь) я задам Вам следующий: «А зачем тогда нужна это реформа и адвокатская монополия?».

        Некоторые мои клиенты спрашивают меня: Что изменится в наших с ними отношениях после введения АМ? Изменится качество услуг, их стоимость? Я им отвечаю: Ничего не изменится, ни качество услуг, ни стоимость. А зачем тогда реформа, если в наших отношениях ни чего не изменится? спрашивают меня мои клиенты.

        Александр, наверняка у Вас есть друзья (знакомые) юристы, которые не имеют статуса адвоката. Что изменится в жизни их клиентов после введения АМ? Если ответ: Ни чего не изменится, то тогда следующий вопрос: А зачем тогда реформа?
        «Попробуем еще раз?»

        Да. Вот вопросы.
        Какова цель реформы?
        Для кого это реформа проводится?
        Что изменится в жизни клиентов юристов после проведения реформы? Изменится качество, цена или что еще?

        Мне как противнику АМ легко ответить на эти вопросы. Цель реформы - реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи. Для кого это реформа проводится – для обычных физических и юридических лиц. Ведь именно они должны реализовывать свое конституционное права на получение квалифицированной юридической помощи. Что изменится в их жизни после введения АМ – ничего, ни качество, ни стоимость. Разве, что они будут лишены права выбора между адвокатом и юристом. Я дал эти ответы только для того, что бы не заявляли: «на ваши вопросы ответить невозможно».
        0
  • Шамиль  Акчурин юрист
    16.05.2018 - 13:54 Шамиль Акчурин
    Подобные "значимые мировые тенденции" известны еще со времен цехов Средневековья. И почему мы вообще считаем, что именно создание закрытой корпорации является актуальной мировой тенденцией? Может быть развитие цифровых технологий будет подталкивать наоборот к последующей "демократизации" юридической сферы деятельности. В таком случае то, что у нас нет никакой корпорации, скорее будет преимуществом.
    1
    свернуть комментарии (1)
    • 17.05.2018 - 9:54 Александр Хвощинский автор   »   Шамиль Акчурин
      Дело говорите в одном пункте: отсутствие корпорации в России МОЖЕТ стать преимуществом, так как преимущество формируется только из того же, что составляет недостатки. Поэтому и "окно возможностей".

      А вот со Средневековьем и "созданием" как трендом я согласиться никак не могу, и очень сожалению, если этот смысл вы вчитали в наш текст. Современные проф.корпорации от Средневековья переняли лишь добрую традицию общей нацеленности на ограничение власти через сильный профессиональный суд, да и "бляшки" разные. Палаты - продукт индустриализации, а современные палаты - еще и результат большого скачка в развитии конституционного права. Никакого "тренда на создание" сейчас нет, если вы говорите о национальных палатах (есть тренд на создание очень свободных и незакрытых глобальных объединений юристов - но это вообще отдельный разговор, хоть он для меня и моих коллег был бы более интересным, а тема - более перспективной, ибо принуждение с правом выходит за национальные рамки, а к этому едва ли кто-то готов по-настоящему). Палаты уже есть. Только в русскоязычной части мира процесс строительства профессии стоит как задача, но судя по качеству дискуссии едва ли быстро сдвинется куда-то.
      0
  • Алексей  Ушаков юрист
     
    Алексей Ушаков Частная практика
     
    17.05.2018 - 7:24 Алексей Ушаков

    Наблюдаем:
    1. адвокаты думают, что в результате получат рынок и взвинтят цены.
    2. однако в результате кукловоды будут доить адвокатов и вышвыривать за борт неугодных.

    Все остальное - фон.
    4
  • 19.05.2018 - 12:45 Региональная Общественная Организация "Правовой Петербург"
    Александр, как вы думаете, почему ваши тезисы вызвали такой негатив? Это тоже пишут "решалы" или другие неквалифицированные (нечистые на руку) юристы?
    Загоняя всех в якобы квалифицированную помощь, все говорят про бедных граждан, которые не могут противостоять юристам-мошенникам.
    Попробуйте проанализировать практику судов общей юрисдикции по спорам с юридическими фирмами. И сделайте обзор. Там вы увидите, что фирмы-мошенники никогда в суд-то и не ходят. Но адвокатами так же представляются. Они берут деньги, меняют офис, юрлицо и пропадают. АМ поможет искоренить таких? Нет, их станет только больше. Потому что гражданин теперь будет платить больше.
    Что за фальшь? Загнать юристов в АМ, чтобы и их можно было контролировать и быстро расправляться запретом практиковать?
    Цель АМ ясна, не "урегулировать" рынок, а контролировать его. Да, государство хочет всё больше и больше контролировать. Ему нужен тотальный контроль. Доступ в профессию можно было бы организовать по-другому, но тогда государство не будет знать, кто куда метит (судьи, прокуроры, адвокаты). Доступ в профессию смог бы обеспечить "обеспечение квалифицированной юридической помощи"? Да.
    Просто государству нужно быстро, через адвокатское СРО, расправляться с неугодными, нелояльными. Руководителям СРО пообещали бюджеты и доступ к различным плюшкам, самим адвокатам обещают "элитарность", изысканность, много клиентов богатых и разных.
    Говорить о Конституции и конституционном понимании квалифицированной помощи, когда эта Конституция уже попрана - кощунство. Лицемерие все видят.
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.