Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Исковая давность: взаимное влияние различных требований. Неожиданная гипотеза о ст. 207 ГК

Отрасль права: Гражданское право
30.04.2018 — 0:49

На вебинаре Лексториума  недавно получил следующий забавный вопрос по исковой давности, на который не успел ответить (тем более, он особо и не относился к теме). Итак. Договор аренды расторгнут, но предмет аренды не возвращался, прошло более трёх лет. Возможен ли иск о взыскании арендной платы (она тоже не уплачивалась более трёх лет)?

Вызываю всех желающих порассуждать. Может быть, кто-то знает практику.

У меня позиция примерно такая. Если иск об отобрании предмета аренды не задавнен, то не задавнена и арендная плата. Это однозначно. Но взыскать её можно только за три года, предшествующих иску. Помыслить такое, что давность не истекла по требованию об отобрании, возможно, хотя чаще всего срок на иск о возврате предмета аренды начнёт исчисляться с даты расторжения договора. Исключения будут, пожалуй, только если договором установлен какой-то срок на исполнение обязанности по возврату, или если состоялось признание долга.

Гораздо сложнее ситуация, если первая (основная) давность наступила. Кстати, говорить «давность истекла» это просто ужасно, хотя сам себя ловлю на этом. Давность истечь не может, она может только наступить, обо она – состояние, а никакой не срок, как ошибочно полагает действующий ГК. Но исправлять написанное выше уже не буду, пусть останется, как есть.

Так вот, что делать с арендной платой? Правовое чувство подсказывает, что в иске надо отказывать, но как это обосновать?

В единственном судебном акте, который приходит в голову (справедливости ради скажу, что его мне подсказал слушатель, задавший вопрос, - поэтому заочно спасибо ему за наводку), - постановлении Президиума ВАС РФ № 360/12 от 5.06.2012 г., - вывод об отказе во взыскании вторичных требований сделан вообще без привязки к нормам об исковой давности. Президиум сослался только на «существо» ст.301, 303 и 1102 ГК. Видимо, это было неточно. Но попытка нащупать правильную аргументацию через нормы об исковой давности, видимо, будет очень непростой.

Вкратце суть дела. Публичный собственник проиграл виндикационный иск, но попытался повторить процесс, заявив два требования. Первое – об освобождении спорного помещения от оборудования, принадлежащего ответчику. Второе – о взыскании неосновательного обогащения в виде платы за пользование ответчиком спорным имуществом. Первое требование Президиум отклонил, сославшись на повторение процесса. А по второму требованию дал следующую мотивировку: «Таким образом, взыскание с незаконного владельца неосновательного обогащения в виде стоимости пользования спорным помещением, произведенное в пользу собственника, которому отказано в иске об истребовании имущества из чужого незаконного владения, невозможно, поскольку не соответствует смыслу статей 301, 303 и 1102 Гражданского кодекса».

Иными словами, Президиум сказал: если не можешь виндицировать вещь, то нельзя считать, что владелец обогащается за твой счёт.

Можно ли применить такую же логику в деле с арендой? И избежать ссылок на исковую давность? Например, сказать, что собственник не может принудительно отобрать вещь, значит, он не может взыскать и плату за неё. Наверное, можно пробовать. Хотя, плата конструируется в ст.622 ГК не столько как неосновательное обогащение, сколько как постдоговорная обязанность. Недаром после продолжительных споров разработчики Информписьма ВАС РФ № 66 по аренде в 2002 г. пришли к выводу о том, что взыскание должно производиться по договорной, а не по средне-рыночной ставке.

Но может быть попробовать применить давность? И тут всего одна статья подходит – 207 ГК: давность по дополнительным требованиям. Нельзя ли считать, что требования о взыскании платы за пользование вещью являются дополнительными по отношению к требованию о её возврате? Ведь тогда все дополнительные требования задавниваются одновременно с основным. Не проще ли такое решение? Да, оно необычно. С другой стороны, каковы классические дополнительные требования? Это проценты, неустойка, убытки. То есть всё то, что возникает так или иначе в связи с основным требованием. Почему требование об оплате вещи не может стать дополнительным к требованию о её возврате? Видимо, может.  Если кто знает аргументы против, я хотел бы их услышать. 

ключевые слова: исковая давность
  • 4317
  • рейтинг 10

Похожие материалы

Комментарии(47)

Написать комментарий
  • Анатолий Вячеславович Семенов юрист
     
    Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности
     
    30.04.2018 - 10:18 Анатолий Семенов
    Не могу определиться с квалификацией узуфруктария - он уже добросовестный приобретатель с правом регистрации имущества на праве собственности (после фактического лишения права собственности изначального собственника по исковой давности), или он получил бессрочный сервитут с перспективой приобретения собственности по давности?

    В последнем случае смена владельца даёт начало новому сроку исковой давности и восстанавливает все претензии собственника к новому владельцу. Тогда встает вопрос - а чем один порочный владелец лучше другого в части неосновательности обогащения?

    Разве не достаточно "принудительности" аренды в виду наступления срока исковой давности?

    P.S. пример из постановления Президиума ВАС РФ № 360/12 от 5.06.2012 г. по делу А29-9477/2010 не совсем показательный - там прослеживается правовая политика ВАСа по "пробуждению бдительности" публичных образований к более эффективному управлению своим имуществом, вполне возможно с карательным уклоном и за пределами баланса интересов.

    И там не было сделки между собственником и владельцем, который полагал, что имеет собственность от другого титуляра.

    «Последствия предъявления задавненного иска определяются позицией ответчика (владельца).


    Если он готов отразить исковые притязания "щитом" своей добросовестности, судьба вещи решится по итогам судебного разбирательства. Отказ в иске, в полном соответствии с предписаниями ч. 2 п. 2 ст. 223 ГК, превратит незаконного владельца в законного собственника.

    Возражение о применении исковой давности, без рассмотрения спора по существу, переводит задавненное имущество в режим приобретательной давности (ст. 234 ГК). По истечении соответствующего срока (5 или 15 лет) добросовестный владелец может приобрести на него правовой титул. При необходимости совершения сделки с имуществом ранее указанного срока лицо, владеющее для давности, может предъявить иск о признании права и, доказав свою добросовестность, получить титул досрочно.»
    0
  • 30.04.2018 - 10:51 Святослав Иванов
    «Президиума ВАС РФ № 360/12 от 5.06.2012 г.
    /.../
    «Таким образом, взыскание с незаконного владельца неосновательного обогащения в виде стоимости пользования спорным помещением, произведенное в пользу собственника, которому отказано в иске об истребовании имущества из чужого незаконного владения, невозможно, поскольку не соответствует смыслу статей 301, 303 и 1102 Гражданского кодекса»
    »
    Никогда не мог понять этого вывода. Кстати, и К.И.Скловский в СвГП писал, что в случае задавненного владения собственник может взыскивать плату за пользование. Действительно, в чем тогда смысл срока приобретательной давности, если узукапиент может извлекать из вещи все то же, что и собственник, без оглядки на последнего, словно собственника и нет? Где тогда эта дань уважения собственнику, которую знаменует почтительная вынужденность ожидания, и почему бы просто не объявлять узукапиента сразу собственником, как это и делает ст.223 ГК для добросовестных?
    3
  • Александр Александрович Арифулин юрист
     
    Александр Арифулин Москва адвокат, Коллегия адвокатов Московской области "Ars Iuris"
     
    30.04.2018 - 11:32 Александр Арифулин
    1. Иск то наверное не об арендной плате, а об убытках, если договор расторгнут. Муниципалитеты взыскивают именно так.
    2. А может срок на виндикацию будет течь с момента предъявления требования о возврате имущества ? Наверняка по договору была обязанность вернуть арендованное имущество.
    Но этот вопрос, насколько я помню, так и не нашел в практике разрешения. Ты собственник, но срок истребования истек.... Выход для владельца только ждать 15 лет и открыто владеть ....
    3. С арендной платой ДгигМ пытался сделать следующим образом:
    "Распространение действия договора аренды, в том числе обязанности
    арендатора по внесению арендной платы, за период фактического пользования
    земельным участком, предшествовавший заключению договора аренды, возможно
    лишь по соглашению сторон, которого в данном случае не имеется. Обязанность
    арендатора уплачивать арендную плату до передачи ему арендованного имущества и до
    начала пользования им данным имуществом не соответствует вышеприведенным
    нормам права." - А40-196392/16 апелляция.
    При этом департамент ссылаясь на п. 2 ст. 425 ГК РФ утверждал что вот она, - свобода договора !
    0
    свернуть комментарии (3)
    • 30.04.2018 - 15:32 Андрей Егоров автор   »   Александр Арифулин
      «1. Иск то наверное не об арендной плате, а об убытках, если договор расторгнут. Муниципалитеты взыскивают именно так.

      Мне кажется, хоть горшком назови, главное, в печь не ставить. Но на самом деле это не убытки, это основной долг. Убытками будет утрата возможности получить ещё большую арендную плату и т.п. Статус данного основного долга - либо неосновательное обогащение, либо постдоговорная обязанность. Мне ближе второе. Но это самостоятельная тема. Кстати, сравнение с убытками неплохо ещё и тем, что они признаются дополнительными требованиями в литературе. В частности, про это пишет С.В. Сарбаш в Глоссе. У немцев потоньше немного, там не любые убытки попадают в этот режим, но многие, как я понял.

      1
    • 30.04.2018 - 15:35 Андрей Егоров автор   »   Александр Арифулин
      2. А может срок на виндикацию будет течь с момента предъявления требования о возврате имущества ? Наверняка по договору была обязанность вернуть арендованное имущество.Но этот вопрос, насколько я помню, так и не нашел в практике разрешения. Ты собственник, но срок истребования истек.... Выход для владельца только ждать 15 лет и открыто владеть ...

      АЕ - срок давности, конечно, с момента требования о возврате. ВС решил это в 25 Пленуме. Очень элегантно, молодцы. ВАС в своё время духу не набрался. Но я презюмировал, что требование о расторжении договора содержало в себе и требование о возврате. Согласитесь, что по-другому бывает редко. Но если вдруг было, то решение должно меняться, согласен
      0
    • Игорь  Пахмутов участник
      01.05.2018 - 10:52 Игорь Пахмутов   »   Александр Арифулин
      Практика нашего муниципалитета взыскивать арендную плату по невозвращенному после срока окончания договора имуществу как неосновательное обогащение на сумму равную арендной плате за данный срок.
      0
  • Радислав Радикович Репин юрист
     
     
    30.04.2018 - 11:36 Радислав Репин
    I.
    Есть еще похожая проблема. Вы о ней как раз написали со ссылкой на дело Президиума.

    1. У меня похищена вещь. Могу ли я пока её не виндицировать, а вытягивать платежи за пользование по кондикции? (например, за каждый месяц пользования). Или этому препятствует ст. 303?

    2. Допустим, что да, так можно.
    Представим тогда, что виндикационное притязание задавнено (таков наш правопорядок). Можно ли продолжить кондикцировать неосновательное сбережение после давности по виндикации? Ведь тут каждый месяц будут возникать новые кондикционные обязательства - они не будут задавнены.

    Я согласен с Президиумом - ст. 303 препятствует этому: взыскивать платежи можно только вместе с виндикацией.
    Если виндикант заявляет требования о взыскании только платежей, но не требует вернуть вещь, то он как бы размещает оферту на аренду и не более того - предлагает перевести отношения из формата незаконного владения в формат законного господства (плати мне, я вещь отбирать не буду).


    II.
    Предметы виндикационного притязания и притязания арендодателя на возврат вещи одинаковы - вернуть вещь во владение (вернуть вещь саму по себе, совершить сугубо фактическое действие, Realakt).

    Из этого следует такое соображение: есть особый тип требований - о выдаче (отобрании) вещи (о предоставлении вещи в непосредственное владение кредитора).
    Такие притязания имеются у виндикантов, поклажедателей, арендодателей, ссудодателей, доверителей, комитентов.

    Тогда логика должна быть одинаковой, что для вещного требования (виндикация), что для обязательственного требования о выдаче вещи.

    III.
    Если мы заключаем виндикационное притязание и притязание арендодателя на возврат вещи в рамки единого регулирования, то после того как наступил момент для возврата вещи арендодателю взыскивать арендные платежи в отрыве от возврата вещи недопустимо (см. выше рассуждения о ст. 303).

    Заявление требования о взыскании арендных платежей без одновременного заявления требования о возврате вещи следует расценивать в качестве предложения (оферты) о пролонгации арендных отношений.

    __
    P.S.
    Считаю, что такие требования не подлежат исковой давности, но здесь нужно ставить вопрос о действии давности приобретательной.

    Конечно, нужно отдельно прокачивать ситуации, когда, например, арендодатель не является собственником - как в этом случае должна задавниваться кондикция владения.

    P.P.S.
    А может быть всякое требование о выдаче вещи - это виндикация?
    Вот, аренда прекратилась. Вещь надо вернуть - нельзя ли сказать, что это притязание вещное?

    Нельзя ли сказать, что условия о порядке возврата вещи - это лишь урегулирование виндикации отдельным соглашением сторон?

    Поскольку закон и без того устанавливает необходимость возврата вещи собственнику, то что принципиально нового в правовое регулирование вносит условие договора аренды "после прекращения договора вещь должна быть возвращена арендодателю"?

    Разве это что-то новое в регулировании? Больше похоже на констатацию очевидного.

    Т.е. нельзя ли сказать, что нет никакого особого, договорного обязательства по возврату вещи, но есть (при прекращении аренды) вещное требование (виндикационное) о возврате вещи, которое урегулировано сторонами (подкручено с т.з. атрибутов срока, места и пр.)?

    Ну, и ср. описанную ситуацию с кондикцией по 453.
    3
    свернуть комментарии (7)
    • 30.04.2018 - 15:40 Андрей Егоров автор   »   Радислав Репин
      По № II - так и есть. На том языке, который Вы, к сожалению, не знаете, но часто гениально угадываете, это называется Herausgabeanspruch ))
      Но по P.P.S. не соглашусь. Требование-то об изъятии, но основание у него разное. И тем самым требования два, одно вещное, другое договорное. Немцы допускают свободную конкуренцию, а мы зачем-то её ограничиваем. Зачем и кто это первым придумал (и главное - обосновал ли как-то), я не знаю
      1
      • Радислав Радикович Репин юрист
         
         
        30.04.2018 - 16:01 Радислав Репин   »   Андрей Егоров
        Видимо у меня каким-то образом сформировалась немецкая прошивка мозгов и без языка :)

        По P.P.S. - это я в порядке гипотезы.
        Впрочем, надеюсь решить это хотя бы для себя на страницах диссертации... Может через года 2 и договорюсь сам с собой.

        Мне кажется, что обоснование было достаточно, просты: "но ведь здесь же договор!".

        Если притязания два (вещное + договорное), то возможен ли их раздельный оборот?
        Или одно будет следовать за другим? (видимо последнее правильнее).

        Правда, такое раздвоение полезно для тех случаев, когда тот, кто требует возврата вещи оказывается неуправомоченным (например, вор сдал вещь на хранение).
        0
    • Адам Владимирович Фомичев юрист
       
      Адам Фомичев Ростов-на-Дону Частная практика
       
      02.05.2018 - 13:56 Адам Фомичев   »   Радислав Репин
      >А может быть всякое требование о выдаче вещи-это виндикация?

      У нас разные!
      Самое первое что должно привлечь наше внимание-как все эти красивые слова"виндикация", "выдача"будут сформулированы в итоговом решении суда и как это потом будет исполняться приставом.

      Еще в Приказе Высшего Арбитражного Суда РФ от18сентября1997г.N 14было указано"В частности,изъятие и присуждение имущества недопустимо формулировать как обязанность должника совершить определенные действия.".

      Исполнение договорной обязанности,т.е. "суд обязал А передать вещь Б",это статья105Закона об исполнительном производстве.Это часто на практике потом от пристава можно услышать:должник отказывается,не могу ничего поделать

      Виндикация же это уже присуждение вещи в пользу конкретного лица,это по сути суд обязывает безусловно изъять вещь и передать ее взыскателю.Это уже статья88Закона об исполнительном производстве-здесь все четко,быстро и всегда принудительно,без всяких"обязать".

      О том,что надо очень внимательно подходить к этому вопросу можно здесь почитать ещеhttps://zakon.ru/blog/201...byazat_peredat_-_vot_v_chyom_vopros

      Конечно надо сказать что определенный перечень договорных обязанностей весьма близок к виндикации-это если речь идет о статье398Гражданского кодекса с ее отобранием.Однако это все-таки ограниченный перечень договорных обязанностей(к примеру,лишь требование арендатора к арендодателю о передаче объекта аренды,но не требование арендодателя к арендатору)
      В остальных случаях спасет лишь судебная неустойка и никакой принудительности а ля виндикация ждать не стоит

      Это надо учитывать...
      0
  • Игорь Александрович Ястржембский юрист
     
    Игорь Ястржембский Частная практика
     
    30.04.2018 - 21:49 Игорь Ястржембский
    Можно ли считать, что требование о плате - это дополнительное в смысле ст. 207 ГК РФ требование по отношению к требованию о возврате? Ведь возвратить надо не потому что надо платить, а потому что истек срок.

    Предположим, к примеру, что никакого долга по арендной плате нет. Все равно требование о возврате есть.

    1
    свернуть комментарии (7)
    • Радислав Радикович Репин юрист
       
       
      01.05.2018 - 0:36 Радислав Репин   »   Игорь Ястржембский
      Да, 207 явная натяжка. Её сфера действия - "младшие", "несамостоятельные" требования.
      Арендные платежи - это полноценные, самостоятельные требования.

      Коли уж мы считаем, что до момента возврата вещи арендодатель продолжает исполнять своё обязательство (обеспечивать доступ к вещи), а арендатор продолжает за это платить, то тогда их называть дополнительными никак не выходит: не может быть в синаллагме одно основным, а другое - дополнительным.

      Это как сказать, что цена за товар - это дополнительное требование к обязательству передать товар.

      К тому же... До момента наступления момента возврата - долги по арендной плате есть, а обязательства по возврату нет (хотя у немцев, вроде бы, обязательство по возврату уже есть, но оно заблокировано возражением).

      Коли уж мы решили задавнивать такие требования, то нужно обосновать через то, что для арендодателя натурализуется любая возможность защитить экономический интерес в вещи (как её возврат, так и извлечение из неё цивильных плодов).

      По сути нам нужно практически (фактически) добиться того же результата как если бы вместо давности исковой была бы давность приобретательная.

      По сути оно очень похоже: из-за задавнивания притязания на выдачу вещи мы получаем "бонитарную собственность" у арендатора.
      1
      • 03.05.2018 - 11:27 Андрей Егоров автор   »   Радислав Репин
        Радислав, про синаллагму передёргиваете. Крепко так )) Основное и дополнительное требование считаются на ОДНОЙ стороне. Основной долг и проценты, как пример. Встречные требования и дополнительные требования это из разных опер. И такое дополнительное требование как проценты вообще-то находится в синаллагме с обязанностью другой стороны по предоставлению займа. Нет денег взаймы, нет процентов, так сказать.
        1
        • Радислав Радикович Репин юрист
           
           
          04.05.2018 - 16:22 Радислав Репин   »   Андрей Егоров
          Андрей Владимирович, ну как же передёргиваю! :)

          I. По поводу арендной платы как требования дополнительного к возврату.

          Да, основное и дополнительное требования должны возникать на одной стороне (не беру случай изолированной уступки) - это вне всяких сомнений.
          В этой части схема
          (1) «основной долг + проценты»
          внешне схожа со схемой
          (2) «требование о возврате + требования о внесении арендных платежей».

          В обоих случаях мы видим, что и там и там требования возникают на одной стороне.

          НО!

          В первом случае (1) проценты производны (т.е. являются плодами) основного долга. Требование-капитал рождает другие требования (плоды).

          Но во втором случае (2) арендная плата не является приплодом от требования о возврате. Арендная плата – это цена за обеспечение доступа к вещи.

          В структуре обязательственного отношения в целом (сложного отношения) обязательство по внесению арендной платы находятся в синаллагматической взаимосвязи с обязательством по обеспечению доступа к вещи, а требование о возврате выводится за пределы синаллагмы.
          Нельзя сказать, что требование о возврате порождает (плодоносит) требования о внесении арендной платы. Арендатор платит не потому, что он обязан к возврату вещи, но потому, что арендодатель обеспечивает ему доступ к ней; не "плачу, поскольку обязан вернуть", а "плачу, поскольку ты обеспечиваешь для меня возможность извлекать пользу из вещи".

          II. С процентами в займе тоже не соглашусь.

          Вы говорите, что проценты в займе платятся за ВЫДАЧУ займа.
          Но это не опровергает Ваш тезис о том, что арендная плата вносится за ВОЗВРАТ арендованного имущества (т.е. является дополнительным требованием к требованию о возврате).
          Более того, этот тезис скорее подтверждает мою точку зрения: в займе проценты платятся за факт предоставления займа (для аренды надо читать: арендная плата вносится за предоставление имущества), но не за возврат суммы займа (для аренды надо читать: арендная плата вносится на за возврат арендованного имущества).
          Из этого следует, что ни в займе, ни в аренде «платеж за пользование» никак не производен от обязательства по возврату.

          Но с займом есть ещё более тонкий момент.
          Если быть более точным, то в платном займе (как примере усечённой синаллагмы), проценты вносятся не за само предоставление заёмной суммы, а за ВРЕМЯ.
          В реальном займе нет синаллагматических обязательств, но есть обмен: обязуюсь уплачивать тебе проценты в обмен на предоставленное тобой мне время (ср. с полной синаллагмой, обязуюсь дать тебе что-то, поскольку ты обязуешься дать мне что-то).

          Таким образом, ни в займе, ни в аренде проценты/арендная плата вносятся не за то, что соответствующее имущество подлежит возврату, но за то, что «датель» исходно совершает некое предоставление: в аренде обеспечивает доступ к вещи, а в займе – даёт ВРЕМЯ для использования экономически чужого имущества.
          Возврату здесь места не остаётся.

          Очень рельефно, кстати, это видно в том случае, когда арендная плата вносится однократно и авансом.
          1
        • Радислав Радикович Репин юрист
           
           
          04.05.2018 - 20:27 Радислав Репин   »   Андрей Егоров
          Небольшой UPD.

          Я могу с Вами согласиться, если мы отбросим ситуацию как юристы и взглянем на ней экономическими глазами.

          Доход с реального капитала ("основа") - это рента, арендная плата ("дополнительное")

          Доход с денежного капитала ("основа") - это процент ("дополнительное").

          Понятно, что если капитал (реальный или денежный) не может быть юридически возвращен капиталисту, то и доход с него он также должен юридически перестать получать.

          Но эти рассуждения (имхо) скорее в мою копилку, а не в пользу того, что арендная плата или проценты по займу - это дополнительные требования.
          0
    • 03.05.2018 - 10:45 Андрей Егоров автор   »   Игорь Ястржембский
      А меня всё больше и больше посещают мысли о том, что это именно дополнительное требование. Извините, когда проценты начислены, они тоже самостоятельной жизнью живут. Поэтому очень важно разобраться с тем, каков критерий определения "дополнительности". Пока я вижу такой - одно порождает другое. Следовательно, если бы не передача вещи, не было бы требований об оплате пользования вещью. Но такой вариант приведёт к довольно крутым последствиям. Ладно, если бы задавнивались только те требования, что возникнут в будущем (после того, как вещь нельзя вернуть через суд) - собственно, про это прямо сказали в ст.207 ГК в новой редакции, - ни старая задолженность по арендной плате "попадёт под раздачу", в т.ч. совсем свежая - например, за предыдущий месяц. Поэтому очень хочу найти у немцев подтверждение или опровержение этой идеи. Пока в поисках.
      0
  • Ильяс Рашидович Янбаев участник
    01.05.2018 - 12:03 Ильяс Янбаев
    Данный вопрос я задал намеренно, поскольку он не так прост с точки зрения правовых оснований для разрешения (чаще всего мои коллеги говорят, что никакие сроки здесь не применимы; я склонен считать, что они не правы).
    Ранее на одном из семинаров Сарбаш С.В. ответил на данный вопрос, также предложив применить именно ст. 207 ГК РФ. И здесь я склонен согласиться, что "арендная плата", установленная ст. 622 ГК РФ является скорее мерой ответственности, поскольку взыскивается за "период просрочки", а также соотносится законодателем с убытками (как неустойка, например).
    То есть, как мне кажется, название данного платежа "арендной платой" в ст. 622 ГК РФ является, скорее, результатом законодательной техники (назвали так, чтобы не мучиться с исчислением убытков, т.е. эта сумма не подлежит доказыванию при взыскании, но и самостоятельным обязательством быть не может, поскольку уже не охвачено каузой арендного отношения, а потому является "дополнительным обязательством" в разрезе ст. 207 ГК РФ).

    Меня, на самом деле, заинтересовал довод, указанный в Постановлении Президиума ВАС от 5 июня 2012 г. N360/12, о том, что "При наличии заявления об истечении срока исковой давности, своевременно сделанного лицом, фактически владеющим спорным имуществом, истечение срока давности погашает материальное право на иск об истребовании у него этого имущества независимо от законности владения им".
    Президиум в данном деле фактически сделал вывод о том, что в результате истечения срока исковой давности "трансформировалось" материальное право на взыскание стоимости пользования чужим имуществом (даже в пределах трех лет). То есть, такое материальное право прекратилось вовсе!

    И здесь, я бы хотел обратить внимание на весьма похожую позицию ВС РФ, выраженную в определении от 01.11.2016 г. по делу № 84-КГ16-17, согласно которой в перечне оснований прекращения залога, приведённом в п. 1 ст. 352 ГК РФ, прямо не указано такого основания для прекращения залога, как отсутствие у залогодержателя возможности как судебного, так и внесудебного взыскания на заложенное имущество. Тем не менее, ВС РФ, установив пропуск срока исковой давности по требованию залогодержателя, признал право залога прекращенным именно в связи с утратой "возможности судебного и внесудебного взыскания"!!!))
    То есть, налицо трансформация материального права в связи с истечением срока исковой давности.
    Меня в данном случае заинтересовало уже не просто "утрата процессуального права на иск" в связи с пропуском срока исковой давности, а именно изменение "материально-правовой действительности" в связи с "задавневанием".

    Еще интереснее становится, когда мы рассматриваем сроки предъявления исполнительного листа к взысканию....А каковы материально-правовые последствия истечения срока исполнительной давности (например, по тому же требованию об обращении взыскания на предмет залога? Прекращается ли залог, как погашать запись об ипотеке и проч.)?

    В этой связи главный вопрос, который я, прежде всего, хотел бы задать Андрею Владимировичу, а происходит ли трансформация материального правоотношения в результате истечения и применения срока исковой давности? Может быть судебная доктрина движется к тому, что обязательство (материальное право) прекращается за пределами примененного судом срока исковой давности?
    1
    свернуть комментарии (10)
    • 03.05.2018 - 13:57 Андрей Егоров автор   »   Ильяс Янбаев
      Ильяс, большая позиция, поэтому отвечаю по пунктам.
      Во-первых, эта плата - не убытки. Это основной долг, на мой взгляд. Конечно, можно пытаться её подводить под заранее оценённые (законодателем) и минимально возможные убытки. Но мне не нравится эта идея. Тогда и проценты по займу после просрочки его возврата тоже в статус убытков надо переводить. А это ужасно. У меня до сих пор содрогание вызывает практика наших судов, которые до 2011 г. (а кто-то и после, наверняка), убивал процентную ставку со словами о том, что после расторжения договора (я имею в виду, если за просрочкой последовало расторжение) все обязательства сторон прекращаются... Если не смотрели, взгляните на мою статью из 2011 г. про ликвидационную стадию обязательства, я высказался там достаточно подробно. С приведением леденящей кровь практики. Статья с недавних пор есть в консультанте.
      Поэтому это никак не убытки, на мой взгляд, в ст.622. А основной долг. И его природа - договорная.
      Теперь второй, основной тезис. Я не считаю, что с наступлением давности изменяется (прекращается) правоотношения. Единственное изменение которое наступает - состояние, при котором у ответчика появляется правоблокирующее возражение. То, что судебная коллегия по гражданским делам не очень аккуратно аргументирует свою правовую позицию, мне кажется, давно всем известно. От того, что они сказали это, в моей картине мира ничего не поменялось. А если вот появится учёный, который будет это отстаивать, кто-то ему напишет убедительный ответ. Но масштаб личности такого учёного нужен соответствующий. Как мы помним, это не смог обосновать даже М.М. Агарков. Как ни бился на этот счёт. Поэтому я бы предостерёг нашу молодёжь вскакивать на такого горячего коня.
      Поэтому я считаю, что залог, поручительство и т.п. не прекращаются. Но обязанное лицо в таких правоотношениях имеет право на возражение (поскольку они акцессорные).
      При этом кредитор не вправе односторонними действиями реализовывать своё право. Такую норму мы уже имеем в п.3 ст.199 ГК (например, он не может продавать предмет залога, обращая на него взыскание, когда такой предмет находится в его владении).
      И остаётся единственный тонкий момент - надо убирать запись об ипотеке в таком случае. Это да. Желательна специальная запись в законе. И тут надо подумать, пока не появилась специальная норма, какую общую норму можно применять по аналогии.
      И ещё раз повторю - судебная доктрина движется куда угодно, только не в библиотеку. Увы. А надо бы ей туда. В вопросах исковой давности начать с Глоссы, конечно.
      А ещё любым судьям Лексториум открывает записи свои бесплатно. И по давности откроют, когда пройдёт мероприятие в конце мая-июне. Немногие пока знают и пользуются. Но те, кто пользуются, довольны вроде.
      1
      • Ильяс Рашидович Янбаев участник
        03.05.2018 - 17:25 Ильяс Янбаев   »   Андрей Егоров
        1. Если это именно "плата", а не особые санкции по типу неустойки (я не говорил, что это убытки), то можно ли взыскивать эту плату, если не допущена просрочка, о которой говорится в абз. 2 ст. 622 ГК, (например, не востребован предмет аренды к возврату, а в договоре оговорено, что по расторжении предмет аренды передается в течение определенного срока с даты востребования арендодателем)? Следует ли из этого, что арендная плата по ст. 622 ГК оплачивается только в связи с просрочкой и обусловлено именно нарушением обязательства? А что же тогда взыскивать в период после истечения договора аренды и до момента наступления срока возврата предмета аренды (момента востребования)? Тоже арендную плату, но на основании ст. 614 ГК РФ? И если это так, то значит это совершенно различные по своей правовой природе "арендные платы"?
        То есть здесь не вопрос жизненного цикла договорного обязательства, а скорее вопрос правовой природы того обязательства, возникновение которого обусловлено именно нарушением обязательства одной из сторон (просрочкой).

        2. Относительно "не прекращения" обязательства за пределами срока исковой давности безусловно, с формальной точки зрения, все очевидно..., но крайне "неудобно" (в силу тех же "фантомных" записей о залоге, срок исковой давности по которому истек).
        Если обратить внимание (для примера) на Модельные правила европейского частного права, то там есть норма о последствиях истечения срока исковой давности (III.-7:501), и норма эта предполагает, что "после истечения срока исковой давности должник вправе отказаться от исполнения". Это не процессуальные, а материально-правовые последствия, которые погашают не только процессуальное право на иск, но и материальное (спорить не готов, но буквальный перевод этой нормы звучит именно так). И здесь, кстати, открывалась бы возможность применения ст. 10 ГК РФ к заявлению о применении срока исковой давности (сейчас, увы, это невозможно в силу той же судебной доктрины).
        У нас аналогичной нормы в ГК нет, а если бы была, то в совокупности с п. 2 ст. 407 ГК РФ вполне бы позволила считать обязательство прекращенным в силу легального одностороннего отказа от его исполнения со стороны должника.
        Хотя, конечно, римское частное право не предусматривало таких последствий.))
        0
        • 06.05.2018 - 22:28 Андрей Егоров автор   »   Ильяс Янбаев
          По первой части. Я не очень понял, какая именно ситуация имеется в виду? Если договор прекратился, то плата взыскивается по ст.622. Но эта норма не "правоустанавливающая" (хотя Вы пытаетесь видеть в ней ответственность особой природы), она "праворазъясняющая". Если бы ст.622 не существовало в природе, тем не менее обязанность платить арендную плату можно было бы выводить из существа арендного обязательства, пребывающего в ликвидационной стадии. Вот этот наш диспут (и Ваша позиция, кстати) - хорошая иллюстрация вредности "праворазъясняющих" норм. Их иногда принимают за "правоустанавливающие" и пытаются делать далеко идущие выводы. Не в обиду Вам будет сказано (я не претендую на истину). Но надо запомнить этот пример. Стараюсь студентам ВШЭ на первом курсе уже такие вещи закладывать. И примеры очень помогают в этом.
          Вообще слова "договор прекратился" очень замутняют всё происходящее. Обязательства по договору сохраняются до тех пор, пока вещь не возвращена назад (как минимум). И неважно, что с договорным правоотношением в целом: оно пребывает в своей классической стадии (направленной на перспективу) или в ликвидационной (направленной на прекращение). Пока арендатор пользуется вещью, у него имеется обязанность оплачивать это пользование, и обязанность (в ликвидационной стадии) эту вещь возвратить. А вот получено ли им уведомление о расторжении договора (или даже решение суда о том же), истёк ли срок, первоначально запланированный сторонами, и т.п. - значения для ОБЯЗАТЕЛЬСТВА в широком смысле не имеет.
          0
          • Игорь Александрович Ястржембский юрист
             
            Игорь Ястржембский Частная практика
             
            07.05.2018 - 0:02 Игорь Ястржембский   »   Андрей Егоров
            Я думаю (безотносительно к предмету обсуждения), что факт получения или неполучения уведомления об отказе от договора аренды имеет значение.

            Если было уведомление, и договор прекратился, то плата взыскивается до возврата. Если договор не прекратился, а арендатор прекратил пользоваться имуществом, например просто освободил его, то возврат или невозврат, вообще говоря, значения не имеет, и надо платить в силу договора.

            Ну и, к сожалению, совершенно, на мой взгляд, правильное разъяснение в п.5 ППВАС РФ №35 в значительной степени испорчено абз.2 п.4 ст. 453 ГК РФ.
            0
          • Ильяс Рашидович Янбаев участник
            13.06.2018 - 22:30 Ильяс Янбаев   »   Андрей Егоров
            Все так. Но! Уж коль скоро, в силу "праворазъясняющей" нормы, это основное обязательство (обязательство платить аренду за пользование вещью), а не дополнительное требование (ст. 207 ГК), то значит и сроки исковой давности по нему не истекут с истечением срока исковой давности по иску об истребовании предмета аренды? И значит в пределах трех лет можно взыскивать плату за пользование вещью, не имея возможности истребовать саму вещь?
            0
      • Станислав Всеволодович Изосимов юрист
         
        Станислав Изосимов Санкт-Петербург Адвокат - руководитель адвокатского кабинета, Адвокатский кабинет Изосимова С.В.
         
        03.05.2018 - 20:19 Станислав Изосимов   »   Андрей Егоров
        "А если вот появится учёный, который будет это отстаивать, кто-то ему напишет убедительный ответ. Но масштаб личности такого учёного нужен соответствующий. Как мы помним, это не смог обосновать даже М.М. Агарков. Как ни бился на этот счёт".

        Это потому, что у нас не прагматики. В США, где не очень воспринимают абстрактные рассуждения, а обучение юриспруденции, по словам Р. Познера, антитеоретично, истечение срока исковой давности на истребование вещи прекращает право собственности. Да, там соответствующий срок исковой давности существенно больше, чем у нас, но там не создают искусственных проблем судьбы права на вещь после истечения срока исковой давности на её истребование. Если приспосабливать право под абстрактные идеи, то это красиво с точки зрения правовой схоластики, но если исходить из того, что право должно приспосабливаться к жизни, то создавать конструкции, когда главная составляющая права прекращается с отказом в истребовании вещи, то говорить, что прекращается притязание, а право остается, не приносит никакой пользы, а только неопределенность.

        "Adverse possession" functions as a method of transferring interests in land without the consent of the prior owner, and even in spite of the dissent of such owner. It rests upon social judgments that there should be a restricted duration for the assertion of "aging claims," that the elapse of a reasonable time should assure security to a person claiming to be an owner. The theory upon which adverse possession rests is that the adverse possessor may acquire title at such time as an action in ejectment by that record owner would be barred by the statute of limitations.

        https://www.casemine.com/judgement/us/591489ffadd7b0493450b422
        0
        • 04.05.2018 - 0:17 Андрей Егоров автор   »   Станислав Изосимов
          Вы берёте только один из примеров. Его проще всего доказать. Хотя тоже будут проблемы, когда надо будет определить точку, когда право собственности прекратилось у одного и возникло у другого (если не будет иска в суде). Но я не приемлю такую логику для других притязаний, например, об оплате. Тем более, когда давность сформулирована как возражение в суде. Право требования не прекращается. Заплатить должник может и данный платёж будет иметь основание. Чего там с этим делают "прагматичные" американские судьи? Или они пока ни разу с таким не встречались и поэтому довольны, что могут не решать затруднение? В любом случае переписывать родную исковую давность по американскому образцу пока ещё рановато, я считаю
          2
          • Игорь Александрович Ястржембский юрист
             
            Игорь Ястржембский Частная практика
             
            04.05.2018 - 10:52 Игорь Ястржембский   »   Андрей Егоров
            Кроме того мы живем в реальном и конкретно существующем правопорядке. Вряд ли с учетом п.2 ст. 206 ГК РФ можно говорить, что давность погашает право.
            1
          • Радислав Радикович Репин юрист
             
             
            11.05.2018 - 9:47 Радислав Репин   »   Андрей Егоров
            Я дополню

            Как только мы за возражением из исковой давности увидим правопрекращающий эффект, то в призме синаллагмы у нас получается интереснейший феномен.

            Возражение против исполнения (а на деле это будет в такой парадигме заявлением о прекращении обязательства) будет обладать качеством суррогата исполнения.

            Так, если покупатель заявляет об истечении давности по оплате (что приводит к прекращению соответствующего об-ва), то продавец не освобождается от незадавненной поставки (а если товар поставлен, то не обязан его возвращать как неосновательное обогащение).

            Ср. эту ситуацию с не-суррогативным прекращением обязательства.

            Получается... Эдакое прощение долга, навязываемое должником ввиду истечения трехлетнего срока.

            ______
            Сам я резко выступаю против прекращающего эффекта.

            Истечение исковой давности de lege ferenda должно создавать для эксципиента (уже - должника):

            1) право на блокировку материальных прав, осуществление которых приводит к достижению того результата, который может быть достигнут только через добровольное действие получателя возражения (уже - кредитора): зачет, безакцептное списание д/с, оставление предмета залога за собой и др.;

            2) право на блокировку осуществления такого процессуального права как права на удовлетворение иска.
            0
        • Ильяс Рашидович Янбаев участник
          04.05.2018 - 0:40 Ильяс Янбаев   »   Станислав Изосимов
          Вот и я, собственно, о том же)) И уже давно и все чаще наблюдаю движение КС, ВС (ранее ВАС) в сторону прагматики. Мы в 21 веке живем. В Римском праве в римские же времена срок исковой давности составлял 30 лет) Они там так жили...не спеша. В России 30 лет назад частной собственности не было) А при нынешнем уровне мировой науки и экономики 3 года - это колоссальный срок. Мы конечно можем тоже поступить как римляне...,но засим падём от прагматичных "варваров"))))
          0
  • Каб  Свонсон студент
    01.05.2018 - 18:15 Каб Свонсон
    На самом деле, обосновать применение ст. 207 ГК к описанной ситуации можно (и нужно) не столько буквоедским толкованием практики, сколько смыслом закрепленного в этой статье правила. Заключается он в следующем: обоснование института исковой давности кроется в том, что в результате необоснованного затягивания истцом момента предъявления иска ответчик лишается возможности защищаться против предъявленного требования так, как мог бы при своевременном предъявлении иска: документы утрачиваются, свидетели умирают и т.п.

    По этой причине ответчику дается возможность НЕ ВЛЕЗАТЬ В ВЫЯСНЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, послуживших основанием для предъявления задавненного требования. При таком раскладе предоставление кредитору возможности предъявлять дополнительные требования (для возникновения которых необходимо и возникновение основного требования - в этом и состоит дополнительный характер) повлекло бы вовлечение должника в спор, в рамках которого последний был бы вынужден ВЛЕЗАТЬ в обстоятельства, являющиеся основанием просроченного основного требования. То есть спор о дополнительном требовании - это неизбежно и спор о требовании основном. Именно такое обоснование правила о задавнивании дополнительных требований дает R. Zimmermann.

    Применим все это объяснение к арендной плате: для обоснования требования об уплате арендной платы за определенный период необходимо доказать, что вещь на этот период была передана именно в аренду и соответственно подлежала возврату по прекращении договора. А ведь именно это обстоятельство служит основанием основного требования, от принудительного исполнения которого должник освобожден исковой давностью.

    То, что арендные платежи являются дополнительными в вышеуказанном смысле по отношению к обязанности вернуть вещь (то есть для возникновения обязанности уплатить арендную плату необходимо существование обязанности вернуть вещь) подтверждается п. 8 Пленума ВАС № 73, где говорится об аренде с выкупом: обязанность вносить арендные платежи прекращается с момента уплаты цены вещи - то есть когда создано условие для перехода ПС на арендованную вещь, соответственно возвращать ничего по прекращении аренды не нужно.
    0
    свернуть комментарии (3)
    • Анатолий Вячеславович Семенов юрист
       
      Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности
       
      01.05.2018 - 20:27 Анатолий Семенов   »   Каб Свонсон
      С аналогией лизинга есть одна проблема - там правоотношение добровольное и возмездное (302 ГК), чего не скажешь о пропуске исковой давности самой по себе.
      0
      • Каб  Свонсон студент
        01.05.2018 - 21:39 Каб Свонсон   »   Анатолий Семенов
        Я не отсылал к лизингу - аренда с выкупом это другое (если, конечно, имеется в виду лизинг отечественной сборки).
        0
        • Анатолий Вячеславович Семенов юрист
           
          Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности
           
          02.05.2018 - 10:40 Анатолий Семенов   »   Каб Свонсон
          А "где говорится об аренде с выкупом" - не то?

          В любом случае - фабула ППВАС от 5 июня 2012 г. N360/12 не договорная, я именно про это.
          0
  • Елена Алексеевна Маняшина юрист
     
    Елена Маняшина Частная практика
     
    03.05.2018 - 12:42 Елена Маняшина
    А чем не нравится п.2 ст. 621 ГК РФ «Если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок»? Почему договор расторгнут, если имущество не возвращалось?
    0
    свернуть комментарии (3)
    • Елена Алексеевна Маняшина юрист
       
      Елена Маняшина Частная практика
       
      03.05.2018 - 12:46 Елена Маняшина   »   Елена Маняшина
      А уж практики по п.2 ст. 621... в Сутяжник у Гаранта введите текст статьи и будет Вам счастье)
      0
    • 04.05.2018 - 0:19 Андрей Егоров автор   »   Елена Маняшина
      Всем нравится. Только это другая ситуация. Условно говоря, я обсуждаю яичницу, а вы мне: "а чем не нравится омлет?".
      При истечении срока договора правопорядок фингирует молчаливое согласие арендодателя на продолжение договорных отношений. А при расторжении договора (в особенности, по его инициативе) этого сделать никак не получается.
      0
      • Елена Алексеевна Маняшина юрист
         
        Елена Маняшина Частная практика
         
        06.05.2018 - 23:54 Елена Маняшина   »   Андрей Егоров
        Вы не объяснили причину, по которой договор расторгнут, это и вызвало у меня желание уточнить. Обычно арендатор имеет преимущественное право на перезаключение договора, и арендодателю приходится ждать волеизъявления именно арендатора. Но, при этом часто бывает, что арендатор, подтверждая желание перезаключить договор, рассматривает и другие предложения по аренде. При этом он затягивает подписание нового договора и, бывает, находя новое помещение, пытается отказаться от оплаты за то время, что прошло с момента прекращения срока действия договора, под предлогом того, что договорные отношения отсутствуют, так как срок договора истек. Именно тогда и приходится ссылаться на 621 ст., хотя в этом случае, согласна, договор все таки не расторгнут, а Вас интересует ситуация, когда он прекращен.
        0
  • Ирина  Уколова Уколова юрист
     
    Ирина Уколова Эксперт, АО "СУ-155"
     
    07.05.2018 - 17:40 Ирина Уколова
    Доброго времени всем! А мне обидно так стало за римское право :)) Вот, например, как говорят о знании закона Дигесты Юстиниана ....Знать законы - значит воспринимать не их слова, но содержание и значение. Поэтому...лично бы я, ограничила взыскание платы за пользование предметом расторгнутого договора аренды пределом - 3 года. Т.е. пока меня не лишили права собственности на вещь и нет доказательств, что вещь мне возвращена арендатором, то правильнее было бы разрешить взыскивать плату за пользование вещью, но не более, чем за 3 года.
    Раз я вещь вернуть не могу, но права собственности на вещь меня никто не лишал, то почему бы не компенсировать невозможность возврата вещи таким образом?
    0
  • Максим  Андреев участник
    18.05.2018 - 11:23 Максим Андреев
    I.
    Как раз недавно прочитал об этом у Г.Ф. Шершеневича. Он придаёт истечению срока исковой давности обратную силу, т.е., когда давность наступила, право требования считается "поражённым давностью" с момента начала её течения. Применительно к нашей ситуации, арендные платежи возникают уже поражёнными исковой давностью, поскольку они "выросли" из уже поражённого давностью требования о возврате предмета аренды.

    Вот фрагмент из Учебника русского гражданского права Г.Ф. Шершеневича:
    "Истечение давностного срока как срока, с которым закон соединяет потерю права, имеет обратную силу. Право рассматривается утраченным не в момент истечения давностного срока, а в момент, когда течение его началось. Отсюда следует, что собственник потерянного имения теряет и право на все доходы с него, полученные владельцем в течение всего времени владения, а кредитор теряет право на все недополученные проценты"

    II.
    Можно провести аналогию с зачётом (так как он тоже ретроспективен) применительно к процентам по требованию из договора займа. Как я понял, коллеги считают, что арендные платежи и проценты по займу похожи тем, что не являются производными от требования по возврату. Итак, зачёт носит ретроспективный характер, то есть требования считаются прекращёнными зачётом с момента, когда совпали все условия, необходимые для зачёта.
    В связи с этим представим ситуацию. А. дал Б. 100 рублей под 10 % годовых. 1 марта у А. возник долг перед Б. также в размере 100 рублей. 1 июня Б. заявил о зачёте. Может ли А. взыскать проценты с Б., начисленные в период с 1 марта по 1 июня? Мне кажется, что нет так как заёмное требование прекратилось 1 марта, а вместе с ним и требования по уплате процентов.



    P.S. Я понимаю, что в современном российском праве концепция ретроспективного эффекта наступления давности не получила широкого распространения, но ведь и обратного в гл. 12 ГК РФ не написано. Тем более, что в рамках научной дискуссии такой аргумент вполне может быть озвучен.
    0
    свернуть комментарии (1)
    • Дмитрий Валерьевич Ясиновский юрист
       
      Дмитрий Ясиновский Челябинск Адвокат, Адвокатский кабинет
       
      18.05.2018 - 17:17 Дмитрий Ясиновский   »   Максим Андреев
      .
      Как мне кажется, суть спора, в котором сегодня первая инстанция вынесла свое решение, имеет отношение к обсуждаемому вопросу:

      Суть спора:
      В 2014 году арендованная машина попадает в ДТП по вине арендатора. В этот же день договор аренды расторгается и составляется акт приема-передачи автомобиля обратно от арендатора арендодателю. При этом вопрос о ремонте ни в соглашении о расторжении, ни в акте не поднимается. Более того, в акте пишется, что претензий друг к другу нет.
      С учетом дружественности сторон, автомобиль фактически арендодателю не возвращается, а продолжает стоять разбитым у арендатора по одной простой причине - появятся свободные деньги - машину отремонтируем...
      Так продолжалось три года. За это время у арендатора сменился директор и дружественность пропала. При этом машину отремонтировать так и не успели или не смогли - не важно.
      За один день до окончания трехлетнего срока с момента расторжения договора аренды, арендодатель обращается в суд с иском о взыскании с арендатора стоимости поврежденного и не возвращенного автомобиля, описывая это как взыскание стоимости утраченного автомобиля.
      В рамках рассмотрения дела была проведена судебная экспертиза, которая установила, что у автомобиля есть всего 12 единиц годных остатков в размере 45.000 рублей. Все остальное не является годными остатками, потому как имеет различные повреждения. Других вопрос перед экспертом не ставилось, в том числе и вопроса о том, является ли автомобиль фактически утраченным (погибшим) в виду нецелесообразности его ремонта.
      После года спора стороны решают подписать мировое соглашение, где устанавливают, что истец понижает сумму требований на 35% и отказывается от взыскания госпошлины, а ответчик вместе с деньгами отдает истцу годные остатки в составе утраченного автомобиля. Арбитраж мировое соглашение утверждает и прекращает производство по делу.

      Получив деньги и сломанный авто, истец обращается в суд с иском о взыскании с арендатора арендных платежей по ч. 2 ст. 622 ГК РФ, поскольку фактически автомобиль был возвращен "вчера", а не 4 года назад. При это требования о взыскании сумм арендных платежей заявлены в рамках последних трех лет с даты возврата автомобиля по мировому соглашению.
      Ответчик, естественно, просил в иске отказать, мотивируя это тем, что поскольку автомобиль пострадал в дтп, то не мог использоваться по прямому назначению, т.е. утратил свое свойство вещи. А поскольку нет вещи, то и нет платы за нее; есть только право взыскания убытков, что и было осуществлено в рамках "прошлого" арбитражного процесса.
      Сегодня суд отказал в иске. Мотивировочного решения, естественно, пока еще нет. Ждем оснований отказа в иске...

      0
  • петр петрович петров участник
    18.05.2018 - 21:28 петр петров
    да, что тут обсуждать. если нельзя вещь получить взад, то и сопутствующие платежи (акцессорные), любые тоже. Вообще с истечение возможности виндикации появился собственник (владелец для давности) новый.
    0
  • Анатолий Вячеславович Семенов юрист
     
    Анатолий Семенов Москва Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности
     
    19.05.2018 - 11:13 Анатолий Семенов
    "Rem amisisse" videtur qui adversus nullum eius persequendae actionem habet [Лишился вещи тот, кто ни от кого не может истребовать ее иском, Paul. D. 50, 16, 14, 1].
    0
  • Михаил Владимирович Подоксёнов юрист
     
    Михаил Подоксёнов ПАО "ГМК "Норильский никель"
     
    19.06.2018 - 9:08 Михаил Подоксёнов
    А41-6009/2016

    Вот дело, в котором я участвовал на стороне ответчика. В отзыве на иск так и писал: арендная плата - дополнительное требование к требованию о возврате. Что удивительно, в судебные акты попали дословно несколько абзацев из отзыва, в том числе и главный вывод.

    Чтобы на меня обратили внимание судьи, в судебном заседании пытался красочно описать последствия удовлетворения иска. Представьте ситуацию, говорил я, что недобросовестный арендодатель придёт к арендатору с иском о возврате предмета аренды и взыскании арендных платежей по имуществу, которое арендатор возвратил арендодателю лет десять назад, и будет показывать акт о передаче имущества арендатору. Защититься от такого иска можно только одним способом - предъявить акт о возврате. Но арендатор, как любой нормальный предприниматель, не сможет показать акт, так как хранит документы никак не больше пяти лет. И что - удовлетворять иск по арендной плате (пусть даже только за последние три года)? А может быть ещё и о возмещении стоимости имущества? И таким образом будут делать все коварные арендодатели - нужно лишь не выбрасывать акты о передаче имущества и ждать, когда арендатор уничтожит или потеряет свой акт. От вашего решения, говорил я суду, зависит, нужно ли будет ВСЕМ АРЕНДАТОРАМ и ВСЕГДА ВЕЧНО ХРАНИТЬ акты о возврате имущества арендодателю :)
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.