Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Игорь  Медведев  Геннадьевич юрист
 
Игорь Медведев Уральский государственный юридический университет
 
Игорь Медведев читать блог

Ответственность за недобросовестное заявление о фальсификации доказательств, или Почему не стоит кормить медведя пряниками

13.04.2018 — 23:03
Сфера практики: Разрешение споров

Принято говорить об ответственности фальсификаторов доказательств. Удобнее рассуждать об эффективном наказании для тех «негодяев и подлецов», что пытаются склонить чашу весов правосудия, используя подлог. И правда, в гражданских спорах - это далеко не редкость, а печальная обыденность..

Но (и это хорошо известно практикам!) далеко не всегда за заявлением о фальсификации доказательств стоят благие намерения. В лучшем случае заявитель может заблуждаться, может заявиться «на всякий случай», а может и использовать данный механизм как часть не совсем чистой процессуальной тактики.

Цели могут быть разными: потянуть дело, зародить сомнения у суда в доказательствах оппонента, его аргументации и добропорядочности в целом. Ведь хорошо известно, что экспертизы по «малоинформативным почерковым объектам» далеко не всегда заканчиваются однозначным выводом о материальном подлоге. Интеллектуальный подлог выявить и того сложнее, а допрос в гражданском суде автора или очевидцев составления документа обычно редко чем способен помочь.

Соответственно громогласные заявления о фальсификации доказательств в судебном заседании с раздуванием щёк, воздеванием рук и гневными восклицаниями «Доколе!» нередко заканчиваются процессуальным «пшиком».

Разумный судья вынесет из этой истории скорее обратный искомому инициатором обвинения в фальсификации результат: внутреннее убеждение судьи относительно чистоты мотивов такого тяжущегося может быть поколеблено. И, наверное, в этом главная, принципиальная составляющая ответственности за недобросовестные действия в суде: проигрыш дела.

Однако не стоит считать, что от распространения таких практик не страдают частные интересы конкретных лиц (сторон, их представителей, авторов опороченных документов) и общественный интерес в подлинном, а не фейковом правосудии. Быть публично обвинённым в совершении уголовного преступления, пусть не самом опасном – это не «печеньки» сжечь на детском дне рождения. Конкретному судье, да и правосудию в целом, наверное, тоже не очень приятно быть инструментом манипулирования в чужих играх…

На что все мы, и участники конкретного процесса, и судьи, и общество в целом, можем рассчитывать, если кроме сотрясания воздуха, потраченных времени, нервов и денег, обвинения в подлоге ничем не закончились?

"Спасибо, что не посадили!" – скажет кто-то. Эта логика неплохо работает в наших реалиях и, возможно, для многих тяжущихся, «пострадавших» от необоснованных обвинений в фальсификации доказательств выступает вполне достаточной и разумной мерой.

Без слёз нельзя вспомнить и о существующем больше виртуально механизме «наказания» за недобросовестное процессуальное поведение, которое заключается, как известно, в отнесении судебных расходов на нарушителя (ст. 111 АПК) или взыскании компенсации за потерю времени (ст. 99 ГПК). Практика здесь в принципе настолько куцая, а суды так осторожны (что понятно с учётом заложенного стандарта доказывания!), что серьёзно рассуждать об этих правилах как средстве восстановления пострадавших от огульных обвинений частных и общественных интересов пока что не приходится.

Что ещё остаётся? Предъявление самостоятельных исков о возмещении реального ущерба и неполученной выгоды? Требование компенсации за причинённые нравственные и, возможно, для некоторых особо чувствительных персон – физические страдания? Диффамационные иски?

No Comments… Судебная перспектива здесь стремится к нулю опять же, в основном, из-за чрезвычайно высокого стандарта доказывания. Доказать вину заявителя о фальсификации и связать брошенные им публично в суде обвинения с уходом клиентов, поставщиков, обвалом котировок на рынке, расходами на пиарщиков для восстановления доброго имени, косыми взглядами и многозначительным покачиванием головы коллег по цеху… - представляется делом архисложным и, в чем-то бесполезным, если только не рассматривать его как часть общей стратегии по давлению на грязно играющего оппонента и получению «выгод» через размен в другом месте.

Как улучшить процессуальную модель «заявления о подлоге», сделать её более сбалансированной, распределив риски между «нападающей» и «обороняющейся» сторонами?

Для профессионала главное богатство – это его репутация. Именно ей он и должен при необходимости оплачивать счета за процессуальную беспечность, не говоря уже за прямой умысел навредить. Представитель, участвующий в спектакле, имеющим целью потроллить судью, процессуальных оппонентов, должен неминуемо лишаться практики. Запрет на профессию – это лучший ответ на «грязную» работу. В том числе поэтому разумна хотя бы минимальная монополия на судебное представительство: риск лишится аккредитации в суде быстро охладит страсть к манипулятивным процессуальным технологиям. Возможно, возврат к советской практике «частников» в адрес заигравшейся стороны и её представителя может также выглядеть в этом смысле отрезвляющим.

Непонятно, почему российский судья до сих пор не может, как, например, английский, обратить внимание в своём постановлении по делу на факты, не украшающие юриста, да и просто человека? Или, скажем, как судья окружного суда Нью-Йорка отправить партнёра известной юридической фирмы мести улицы в Бронксе вместе с его незадачливым клиентом, попытавшимся бездоказательно разыграть карту #выфсёврёте?

Есть, конечно, менее людоедские, но при этом достаточно эффективные способы ex ante дисциплинировать участников процесса, заставив их серьёзнее относиться к любым заявлениям, подрывающим веру в человека и справедливость правосудия. Речь идёт, в частности, о применении безусловного штрафа к стороне, её представителю, не сумевшим обосновать своё заявление о фальсификации доказательств процессуальным оппонентом. Не убедил суд в подлоге – плати. Такая схема применяется, например, во французских и итальянских судах при рассмотрении ими заявления о подлоге (inscription en faux, querela di falso). Размер штрафа, который при желании легко превращается в астрэнт, может составлять во Франции до 3000 евро, причём его присуждение не лишает заинтересованное лицо права на возмещение убытков (ст. 305 ГПК Франции). В Италии – стране-рекордсменке по длительности и заковыристости судебных процедур, видимо, проще относятся к дефектам процессуальной добросовестности, присуждая от 2 до 20 евро обязательного штрафа за неудачную попытку доказать подлог (ст. 226 ГПК Италии).

Жаль, конечно, снова предлагать кнут. Но, если кормить медведя только пряниками, он либо заработает диабет, либо сожрёт дрессировщика. Поэтому нет никаких концептуальных причин, чтобы Деве Правосудия и здесь продолжать строить из себя невинность, когда над ней систематически совершается надругательство: можно ответить и пожестче.

  • 3442
  • рейтинг 1

Похожие материалы

Комментарии(15)

Написать комментарий
  • Валерий Анатольевич Куликов юрист
     
    Валерий Куликов Частная практика
     
    14.04.2018 - 9:34 Валерий Куликов
    Цитата "Непонятно, почему российский судья до сих пор не может, как, например, английский, обратить внимание в своём постановлении по делу на факты, не украшающие юриста, да и просто человека?"

    Цитата "Тот, кто живет в стеклянном доме, не должен бросаться камнями в других."
    1
  • Александр Николаевич Латыев юрист
     
    Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.
     
    15.04.2018 - 22:39 Александр Латыев
    Вроде бы, ответственность за заведомо ложный донос никто не отменял. Ее даже обязан судья разъяснить тому, кто делает заявление о фальсификации.
    Незачем развешивать по стенам новые кнуты, если имеющиеся покрылись паутиной.
    3
    свернуть комментарии (7)
    • Валерий Анатольевич Куликов юрист
       
      Валерий Куликов Частная практика
       
      16.04.2018 - 7:26 Валерий Куликов   »   Александр Латыев
      Участник процесса просит приобщить к делу "документ" без подписи и печати, но на бланке. Судья приобщает этот "документ" к делу и ссылается на него в решении как на доказательство. Решение вступает в силу.
      Присутствует ли в этой ситуации фальсификация доказательства ? Можно ли заявлять о фальсификации доказательства ? Если фальсификация наличествует, то кто "автор" фальсификации ?
      0
      • Денис Валерьевич Чеславлев юрист
         
        Денис Чеславлев Москва Частная практика
         
        16.04.2018 - 21:57 Денис Чеславлев   »   Валерий Куликов
        Здесь нет фальсификации, но вероятно есть ошибочная позиция суда об установлении обстоятельства на основании такого доказательства.
        0
        • Валерий Анатольевич Куликов юрист
           
          Валерий Куликов Частная практика
           
          17.04.2018 - 9:25 Валерий Куликов   »   Денис Чеславлев
          Но в последующих судебных процессах при тех же сторонах "вероятно ошибочная позиция суда" становится неоспоримой.
          0
          • Денис Валерьевич Чеславлев юрист
             
            Денис Чеславлев Москва Частная практика
             
            18.04.2018 - 20:51 Денис Чеславлев   »   Валерий Куликов
            да, поскольку стороны (одна из них) не реализовали свое процессуальное право на обжалование судебного акта и несут соответствующий риск
            0
            • Валерий Анатольевич Куликов юрист
               
              Валерий Куликов Частная практика
               
              19.04.2018 - 9:57 Валерий Куликов   »   Денис Чеславлев
              Право то как раз реализовали, но "жельмены есть, местов нету". "Всрф теперь такой, да. Непонятный и непредсказуемый. Ваш пример еще раз подтверждает это. Этим коллегиям даже ппвс РФ не указ. В своих актах они легко пишут абсолютно противоположное и ничего им за это нет."(https://zakon.ru/discussion/2018/04/17/est_li_preyudiciya_v_rossii#comment_462509)
              0
    • Сергей Эдуардович Бредис юрист
       
      Сергей Бредис Тольятти Частная практика
       
      16.04.2018 - 16:10 Сергей Бредис   »   Александр Латыев
      Заявляя о фальсификации какого либо документа, сторона (делающие такое заявление) не обвиняет в фальсификации другую сторону или иное лицо. Поэтому и заведомо ложного доноса нет.
      Аналогичная ситуация и с привлечением к ответственности за фальсификацию доказательств. К ответственности привлекается лицо участвующие в деле или его представитель. Как правило участники сами не фальсифицируют доказательства.
      0
    • Сергей Александрович Халатов юрист
       
      Сергей Халатов Екатеринбург XALATOV.ORG Юридическое товарищество, управляющий. Кандидат юридических наук, доцент
       
      17.04.2018 - 12:53 Сергей Халатов   »   Александр Латыев
      «Вроде бы, ответственность за заведомо ложный донос никто не отменял. Ее даже обязан судья разъяснить тому, кто делает заявление о фальсификации.Незачем развешивать по стенам новые кнуты, если имеющиеся покрылись паутиной.»

      А что судья должен разъяснить стороне, заявляющей о фальсификации? В статье 161 АПК (а именно там содержится сия сентенция) не сказано, что речь идет об ответственности за заведомо ложный донос. Другие процессуальные кодексы (а есть и такие))) вовсе об этом умалчивают.
      Ответственность за заведомо ложный донос применительно к заявлению о фальсификации доказательств - это попытка скрестить ужа с ежом. Авторы АПК, вероятно, не очень хорошо помнили курс уголовного права, а именно вопросы субъективной стороны.
      Ответственность за заведомо ложный донос в случае заявления о фальсификации доказательств не работает и не должна работать, потому что так написаны АПК и УК.
      https://zakon.ru/discussion/2018/4/12/intellektualnaya_falsifikaciya_dokazatelstv_eres_ili_duhovnaya_praktika#comment_462191
      0
  • Ян Егорович Кириллин студент
     
    Ян Кириллин Якутск, Бордо Университет Бордо (Монтескьё Бордо-IV)
     
    16.04.2018 - 1:38 Ян Кириллин
    Во Франции l'inscription de faux применимо только по отношению к нотариально заверенным документам, штраф до 10000. Небольшое уточнение.
    Поддерживаю предложенные меры, но какова теоретическая подоплека предлагаемых санкций? Правовая природа. Дисциплинарная ответственность? Административная?
    0
  • Гарри  Трубман участник
    16.04.2018 - 9:03 Гарри Трубман
    По теме из реальной судпрактики: в арб.процессе - некоторые судьи констатируют: "Заявляете о фальсификации доказательств, хорошо, суд передаст материалы в правохрорганы для проверки соответствующих фактов (это в лучшем случае, далее соот-щая процедура в деле "спускается на тормозах"); в гр. , админ.процессах - сторона ходатайствует приобщить "фальсифицированное" доказательство в материалы дела, суд в лучшем случае откажет в приобщении, в худшем - приобщит и положит в основу решения.
    Согласен с введением СУДЕБНЫХ (админ.) штрафов за необоснованное заявление о фальсификации. Другой вопрос, что норма УК РФ о заведомо ложном доносе - действующая, подлог/подделка документов - преступление, ОДНАКО. По данным фактам уг. дела НЕ возбуждаются, при этом многие практикующие юристы (в т.ч. адвокаты, работники юрфирм) ГРЕШАТ именно РАЗНООБРАЗИЕМ "письменных доказательств" в подтверждение заявленных требований или возражений, некоторые судьи "ведутся" на такие доказательства, поэтому, исход дел вполне прогнозируемый. Хотя, по сути (полностью согласен с Автором), заявил необоснованный иск (в гражданском деле, в эконом.споре!!!), ОПЛАЧИВАЙ/компенсируй ВСЕ понесенные оппонентом СУДРАСХОДЫ и ПОТЕРЮ ВРЕМЕНИ (при этом ОПТИМАЛЬНО определение о присуждении таких выплат должно выносится в ОДНОМ/том же судебном заседании, без всяких ПЕРЕРЫВОВ/ОТЛОЖЕНИЙ разбирательства дела) - это СПРАВЕДЛИВО и ЗАКОННО, и НЕ НАДО ничего НОВОГО в законодательстве ВЫДУМЫВАТЬ, просто, УВАЖАЕМЫЕ СУДЫ, применяйте нормы ГПК И АПК с максимальной точностью (в соответствии с БУКВОЙ закона!) и будет ВСЕМ счастье!
    0
  • Евгений  Нет участник
    16.04.2018 - 11:25 Евгений Нет
    Не соглашусь с автором. Мне нынешняя ситуации с фальсификацией доказательств в суде видется прямо противоположной. Количество липы, которые стороны несут в суд, особенно в судах общей юрисдикции, огромно. А это прямое следствие того, что суды смотрят на это сквозь пальцы, зачастую отмахиваясь от заявлений о фальсификации. Посыл статьи - превратить этот и без того малоэффективный инструмент в полностью нерабочий. По такой логике подача жалобы на решение суда, которая была оставлена без удовлетворения, должна рассматриваться как ложное заявление о неправомерных действиях суда, принявшего незаконное решение, со всеми вытекающими их этого последствиями в виде диффамационных исков, а возможно, и уголовных дел за тот же самый заведомо ложный донос о совершении судом преступления (превышение/злоупотребление полномочиями).

    Состязательность процесса и сама суть спора изначально предполагает, что одна из сторон неправа. В качестве универсальной меры ответственности за необоснованные иски введено правило о возмещении проигравшей стороной судебных расходов выигравшей стороне. У суда есть полномочия применять к стороне, злоупотребляющей своими процессуальными правами, другие меры ответственности. И на этом негативные последствия за ошибочные заявления стороны в суде должны заканчиваться. Возможность уголовного преследования лиц за их заявления в рамках процесса, относящиеся к спору и представленным в дело доказательствам, должна быть прямо запрещена. Это представляется в особенности несправедливым в отношении представителей, которые практически никогда не могут быть на 100% уверенными в том, действительно ли фальсифицирован документ, ведь они "свечку не держали".

    Например, подпись некоего Пупкина на документе А визуально сильно отличается от подписи, сделанной от его имени на документе Б. Т.е. есть разумные основания заявить о фальсификации подписи в документе Б. Однако нельзя исключать, что в ходе проверки заявления о фальсификации выяснится, что подпись Пупкина на документе Б выполнена им, но специально искажена.

    Или, к примеру, в повестку дня общего собрания членов СНТ внизу страницы между пунктами 5 и 6 без номера дописан вопрос, при этом приписка выполнена визуально отличным почерком и чернилами другого цвета. Учитывая, что этот приписанный вопрос имеет ключевое значение для дела, сторона может обоснованно полагать, что эта приписка была сделана после предъявления к СНТ иска. Однако в результате проверки может выясниться, что время изготовления основного текста повестки и приписки является одинаковым, и приписка была выполнена в целях устранения технической ошибки при составлении текста повестки собрания.

    Однако в обоих указанных ситуациях могло оказаться, что документы действительно были фальсифицированы, но представитель стороны, не захотел принимать на себя риск возбуждения уголовного дела и не стал заявлять о фальсификации доказательств, а другая сторона выиграла дела с помощью представления в суд откровенной подделки. При этом проигравшая сторона рисковала привлечением к уголовной ответственности, а для стороны, представившей липу, риск заключался только в том, что в случае заявлении о фальсификации, она просто исключила бы подложные доказательства из дела.
    0
  • Антон  Сироткин юрист
    17.04.2018 - 10:55 Антон Сироткин
    Проблемы фальсификации доказательств и ложных заявлений о фальсификации доказательств не имеют решения при нынешнем состоянии судебной системы и при существующем устройстве процесса. Эти проблемы - частные случаи.
    0
  • Александр Евгеньевич Кочергин участник
    19.04.2018 - 14:00 Александр Кочергин
    Антон Сироткин совершенно прав, действительно не имеют решения при нынешнем состоянии судебной системы при существующем устройстве судебной системе, но не только судебной системы, а и всей правоохранительной системы. А чем отличаются суды в России от сегодняшних международных отношениях запада и России? да ничем. Исковое фейковое (фальсифицированое) заявление истца является для судьи истиной, не требующих никаких доказательств. И уж, если судья (особенно женщина) вступила в сговор с мошенником и уже определила в голове решение, то ею уже никакие доказательства стороны ответчиков не интересуют совсем. Судья, рассмотрит дело на основании копии расписки, не подлежащей рассмотрению в суде, в нарушение ст.ст.147-153 ГПК РФ, не проводит предварительной подготовки дела с судебному разбирательству (для чего ей доказательства?), вызывает сразу на судебное разбирательство и выносит готовое решение, которое она заранее вынесла, по своему внутреннему убеждению, в решении суда свидетелей ответчиков превратит в свидетелей истца, исказит все факты по отношению к протоколу и т .д. Не отменит решение в связи с вновь открывшимися обстоятельствами по делу (фальсификации иска и фальсификации решения суда судьей). Судья знает, что существует СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА о круговой поруке во всей правоохранительной системе. Знают, что апелляционная инстанция не обратит внимания на нарушение судом процессуального и материального права, кассационная инстанция под любым предлогом не примет жалобу к рассмотрению, ККС ответит:"Вы же указали только на нарушение судьей ГПК РФ и ГК РФ, это незначительные нарушения, наказанию не подлежит, судья уверен в том, что полиция откажет в возбуждении уголовного дела , мотивируя тем, что решение вступило в законную силу, прокуратура поддержит полицию, Генпрокуратура отправит жалобу на прокуратуру для решения в ту прокуратуру на которую поступила жалоба, прокурор города направит жалобу тому прокурору на которого направлена жалоба. Уверены даже в том, что жалоба Президенту лично не попадет, а администрация президента ответит отпиской. Вот и все круг замкнулся. Чтобы не быть голословным, не лить грязь на всех судей, назову судью, которая именно так выносит решения. Это судья Бугульминского городского суда РТ Сидирякова Марина Васильевна.
    Все этапы большого пути я уже прошел, тщетно. Давно ищу отклика от кого нибудь из журналистов, любого СМИ, только не из Татарстана.
    0
  • Татьяна Ивановна Безрукова участник
    05.05.2018 - 21:12 Татьяна Безрукова
    А ежели заявление о подложном доказательстве в гражданском процессе является правдивым? И почерковедческая экспертиза (по решению суда) доказывает факт подлога. Только судья данный факт подлога не отражает ни в протоколе слушания, ни в решении. И соответственно подложное доказательство остаётся в доказательной базе и используется как основное доказательство правоты стороны в споре....
    Т.е. факт подлога доказан, но не установлен.
    Прикольненько...
    Кассационная жалоба ничего не дала. Судья при кассационном рассмотрении (потрясая оспариваемым мной решением) сказала буквально следующее: Где в этом решении указано, что доказательство подложное? Решение правильное, оставить в силе!
    Далее почти год мучений и больница. И диагноз до конца жизни. На фоне стресса.
    И что я могу сделать?
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.