Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Александр Тюльканов Леонидович юрист
 
Александр Тюльканов Москва Старший менеджер группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов компании "Делойт" в СНГ. Магистрант Эдинбургского университета.
 
Александр Тюльканов читать блог

Смарт-контракты — договоры или технические средства?

Отрасль права: Гражданское право
07.04.2017 — 18:58

Год назад Александр Савельев опубликовал в Вестнике гражданского права интересную статью про смарт-контракты.[1] Сегодня вышла в свет обновлённая версия данной работы на английском языке.[2]

Отдавая должное основательности подхода А. Савельева к анализу смарт-контракта как нового явления, тем не менее, вряд ли могу согласиться с основной идеей его работы – о том, что смарт-контракт можно рассматривать как разновидность договора.

Оставляя заинтересованному читателю свободу более подробно ознакомиться в вышеуказанном первоисточнике с введением – весьма удачным – в технические аспекты работы блокчейна и смарт-контрактов, а также со всеми аргументами и выводами уважаемого коллеги, ниже я сразу перейду к сути моих возражений.

В новой версии работы мой коллега в целом сохраняет верность ранее данному им определению смарт-контракта («умного контракта») , полагая, что это «договор, существующий в форме программного кода, имплементированного на платформе Blockchain, который обеспечивает автономность и самоисполнимость условий такого договора по наступлении заранее определенных в нем обстоятельств».[3]

При этом автор, говоря об автоматизме действия смарт-контракта, проводит аналогию с автоматом по продаже товаров в розницу.

Однако, на мой взгляд, и упомянутый автором автомат по продаже товаров в розницу, и смарт-контракт, и, например, программные меры защиты электронных книг от копирования[4] – суть вещи одного порядка – технические средства, предназначенные для реализации воли задействовавших их лиц. Безусловно, технические средства могут обеспечивать исполнение договора. Или, к примеру, совершение правонарушения. Это лишь нейтральные инструменты в руках субъекта, который определяет, как их применить и каких результатов достичь с их помощью.

Да, те же Перцановски и Шульц в своей новой книге[5] метафорически рассуждают, например, о технических средствах защиты цифрового контента как о примитивном воплощении норм авторского права, в той же мере, как амбарный замок является, если можно так выразиться, олицетворением норм вещного права.

Но, думается, на уровне подобных аллегорий и стоило бы остановиться, воздержавшись от заключения о том, что смарт-контракт – это в самом деле договор.

Ведь, в конце концов, для чего рассматривать смарт-контракт в качестве разновидности договора, если, как пишет автор, к смарт-контрактам не применим традиционный правовой режим, установленный для обязательств? В довесок можно, пожалуй, считать неприменимыми к смарт-контрактам и любые традиционные приёмы толкования условий договора, и положения о последствиях расторжения и нарушения договора...

В итоге складывается ощущение, что смарт-контракт едва ли укладывается в прокрустово ложе, уготованное ему нормами договорного права, отчего по сути теряется какой-либо смысл классификации смарт-контракта как договора.

Ввиду этого, на мой взгляд, следовало бы ограничиться констатацией того, что смарт-контракт может являться техническим средством обеспечения исполнения отдельных положений договора. Формализовать определение можно было бы, например, так:

Смарт-контракт – это (1) программа для ЭВМ, (2) записанная в распределённый реестр и (3) обеспечивающая автоматическое исполнение (а) договорных обязательств или (б) иных юридически значимых действий.

Но любой договор, думается, всё равно может составляться лишь на естественном языке, то есть языке, предназначенном для интерпретации людьми.

В том же редком случае, когда кроме касающихся смарт-контракта записей в блокчейне нет никакого иного материального следа взаимодействия сторон, такие записи, думается, могут интерпретироваться как объективное доказательство достижения сторонами юридически действительного соглашения, заключённого в устной форме посредством конклюдентных действий.[6]  А содержание такого соглашения в этом экзотическом случае придётся выводить из поведения сторон, обычаев,  закона, доктрины и судебной практики. Это в том числе позволит сохранить возможность для суда в случае спора определить, какие положения договора действительны и какие действия, в том числе обеспечиваемые техническими возможностями смарт-контракта и блокчейна, правомерны.

Такой подход мне кажется более перспективным, поскольку в этом случае соглашение сторон, пусть обеспеченное и доказываемое записями в блокчейне, будет подпадать под все традиционные нормы, применимые к договорам. Включая, к примеру, нормы, обеспечивающие защиту слабой стороны.

Предлагаемый же в статье подход, скорее, свидетельствует о смешении двух различных модальностей регулирования (права, с одной стороны, и архитектурных ограничений, включающих программный код, с другой стороны) из числа четырёх, определённых Лоренсом Лессигом (две другие модальности - это рынок и социальные нормы).[7] 

Да, человеческое поведение может регулироваться не только нормативными предписаниями, но и, в частности, архитектурными ограничениями – конструкцией «лежачего полицейского» на дороге, программой автомата по продаже напитков (который не выдаст товар без предоплаты), техническими средствами защиты авторского права, внедрёнными в компьютерную программу, а также кодом смарт-контракта.

Но архитектурные ограничения как явления объективной реальности принципиально отличаются от идеальных, мысленных юридических конструкций по своим свойствам. Соответственно, попытка наделить такое материальное явление, как смарт-контракт, чертами явления нематериального - договора, [8] на мой взгляд, бесперспективна.

 


[1] Савельев А.И. Договорное право 2.0: «умные» контракты как начало конца классического договорного права // Вестник гражданского права. 2016. № 3.

[2] Savelyev A. Contract law 2.0: ‘Smart’ contracts as the beginning of the end of classic contract law // Inf. Commun. Technol. Law. 2017.

[3] Савельев А.И. С. 46.

[4] Такие меры, или иначе технические средства защиты, применяются, не только для ограничения пределов допустимого поведения пользователей электронных книг, но и другого цифрового контента. С помощью этих средств правообладатель, иногда и без оглядки на нормы права, может самолично установить, сможет ли пользователь изготовить копию произведения, воспроизвести текст отдельной страницы, и т. п.

[5] Perzanowski A., Schultz J. The End of Ownership: Personal Property in the Digital Economy. , 2016.

[6] Или как доказательство совершения правонарушения, например, смотря по тому, какие цели преследуются и какой результат наступает в результате исполнения смарт-контракта.

[7] Lessig L. CODE version 2.0. , 2006.

[8] Имея в данном случае виду не договор-документ, а то сугубо умозрительное соглашение сторон, которое он отражает.

ключевые слова: смарт-контракты
  • 4037
  • рейтинг 9

Похожие материалы

Комментарии(4)

Написать комментарий
  • Светлана Валерьевна Усольцева участник
    10.04.2017 - 9:29 Светлана Усольцева
    Поддерживаю. Заодно хотела бы поблагодарить Вас, Александр, за интересные ссылки, часто приводимые в размещаемых Вами на этом сайте материалах.
    1
    свернуть комментарии (1)
    • Александр Леонидович Тюльканов юрист
       
      Александр Тюльканов Москва Старший менеджер группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов компании "Делойт" в СНГ. Магистрант Эдинбургского университета.
       
      11.04.2017 - 12:10 Александр Тюльканов автор   »   Светлана Усольцева
      Светлана, благодарю за поддержку! Всегда рад поделиться ссылками на материалы, рад, что они и вам оказались интересными.
      0
  • Алексей Владимирович Сулин юрист
     
    Алексей Сулин Москва Управляющий партнер, Юридическая фирма "Axis Pravo"
     
    24.05.2017 - 19:18 Алексей Сулин
    Александр Савельев пишет, что нас ждет отмирание понятия "обязательства" как такового. На мой взгляд сфера применения смарт-контрактов не так широка, как может показаться на первый взгляд.
    Во-первых, практически невозможно загнать в смарт-контракты работы/услуги.
    Во-вторых, умные контракты применимы даже не ко всем договорам по передаче активов. Речь может идти о таких активах, где и сейчас обязательство по передаче носят характер фикции (недвижимость, интеллектуальная собственность). Передачи как таковой нет, а есть просто внесение записи в реестр. В этом случае смарт-контракты, конечно, напрашиваются сами собой. Однако, если взять что-то более сложное, например ту же поставку, то здесь уйти от обязательства невозможно, кто-то должен физически доставить товар.
    Приводится пример, когда грузовик с грузом и датчиками прибывает в пункт назначения, и оплата списывается автоматически. Однако, не учитывается: в каком состоянии находится груз либо груз прибыл не в тот же день, а на два часа позже либо же вместо 1000 коробок привезли 999 и т.д, вариантов много. Как в этом случае будет производится оплата? Смарт-контракт подразумевает либо платить либо не платить. Предусмотреть все варианты невозможно.
    Соглашусь в тем, что умные контракты представляют собой технический инструмент. Подобно тому как меч является продолжением руки, смарт-контракты являются продолжением воли человека.
    1
    свернуть комментарии (1)
    • Дмитрий Валерьевич Ткаченко участник
      25.08.2017 - 8:48 Дмитрий Ткаченко   »   Алексей Сулин
      "Смарт-контракт подразумевает либо платить либо не платить. "
      Это не так. В смарт-контракт можно прописать все что угодно. В том числе и факт пересорта. А подтверждением, например, факта приемки может служить приходование в учетной системе покупателя. Прописать можно все. Разница лишь в количестве строк кода.
      Насчет услуг-работ - пока верно, их полностью в смарт-контракт не загнать.

      0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.