Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Реальные заверения фиктивного контрагента

26.08.2017 — 14:17

В известном деле ООО "Торговый дом "Риф" № А53-22858/2016 арбитражные суды подтвердили право взыскивать убытки в связи с потерей вычета по НДС с продавца, выдавшего в соответствии со ст. 431.2 ГК РФ заверение о том, что с налогами у него все ОК и покупателю не о чем беспокоиться. Решения судов по этому делу могли бы пролиться бальзамом на измученные души налогоплательщиков, особенно покупателей сельхозпродукции, если бы не многочисленные вопросы и сомнения, на которые непросто найти убедительные ответы.

1. Решение инспекции о взыскании недоимки, пеней и штрафа основано на признании налогоплательщика-покупателя нарушителем закона. В свою очередь, взыскивая убытки с продавца, арбитражный суд признал нарушителем его. Видимо, это следует понимать так, что покупатель вынужденно допустил нарушение вследствие нарушения продавца. Иными словами, первопричиной выступили действия или бездействие продавца, а потому он в итоге и должен понести восстановительную ответственность. Своего рода регресс: сначала покупатель возмещает налоговые «потери» государству, а затем взыскивает возникшие по этой причине убытки с главного виновника.

Можно было бы сказать, что покупатель не мог не нарушить налоговый закон, поскольку правомерно полагался на продавца, выдавшего соответствующее заверение. Но решение налогового органа, скорее всего, было основано на неосмотрительности покупателя при взаимодействии с продавцом – иных оснований «налоговой» ответственности за третье лицо судебная практика не знает (о причастности к покупателю субконтрагента речи не идет и идти не может, судя по обстоятельствам дела).

Если налоговый орган вынес вердикт о неосмотрительности самого покупателя в отношении продавца, это означает, что покупатель по своей вине не мог полагаться на продавца. Должны ли в этом случае действовать заверения об обстоятельствах – вопрос к цивилистам.

Неосмотрительность – это неосторожная форма вины. Поэтому ч. 1 ст. 1083 ГК РФ, согласно которой вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, в данном случае не применяется. Часть 2 этой же статьи предусматривает возможность уменьшения размера возмещения в случае грубой неосторожности самого потерпевшего, содействовавшей возникновению вреда. Заметим, что здесь речь идет не об освобождении, а лишь об уменьшении. К тому же в рассматриваемом деле трудно говорить о грубой неосторожности покупателя. Тем не менее иные обстоятельства и соображения не позволяют рассчитывать на «налоговое хеджирование» как на панацею.

2. Налоговый орган вменил покупателю нарушение в связи с дефектностью субконтрагента. В известном письме ФНС России от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@ разъясняется, что налоговыми органами в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков. В недавнем письме от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ ФНС России подтвердила в более категоричной форме, что неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев не должны влечь негативных последствий для налогоплательщика. За субконтрагента отвечает контрагент (от лат. contrahens – договаривающийся), который его выбирал и с ним работал. Перефразируя правило вассальных отношений, можно сказать, что «поставщик моего поставщика – не мой поставщик». Поэтому ситуации, как в данном деле, когда контрагент - реальная и вполне серьезная организация, вряд ли будут возникать. По крайней мере не должны, если налоговые органы на местах будут исполнять требования закона и указания центрального аппарата налоговой службы.

А вот за непосредственных контрагентов налогоплательщики по-прежнему будут отвечать, только уже по новым основаниям: за то, что сделка исполнена не тем лицом, которое указано в договоре (подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ). Но говорить о взыскании с контрагента убытков, пусть даже и на основании заверений, в таком случае можно лишь гипотетически. Понятно, что под «не тем лицом» в законе подразумевается фиктивная (подставная) фирма. Можно получить решение суда о взыскании убытков с фантома, но исполнить такое решение невозможно. В таких случаях заверение имеет смысл, только если оно обеспечено гарантией лица, контролирующего контрагента. Но получить юридическую гарантию контролирующего лица вряд ли возможно по понятным причинам: фирма на то и подставная, чтобы прикрыть контролирующее ее лицо от любой ответственности - как перед государством, так и перед покупателем.

Если же контрагент оказался не фиктивным, а совсем наоборот – живет и здравствует, то почему не уплаченные им налоги взыскиваются налоговыми органами с покупателя, а не с этого контрагента? В статье 57 Конституции закреплен принцип всеобщности налогообложения: каждый обязан уплачивать законно установленные налоги и сборы. В целом ряде постановлений Президиум ВАС подтвердил, что каждый участник сделки несет свою долю налогового бремени.

3. Лицо, претендующее на возмещение убытков, должно принять разумные меры к уменьшению размера вреда. Решения государственных органов предполагаются законными, пока не доказано иное, но это лишь презумпция. Как свидетельствует практика административного и судебного обжалования, далеко не все решения налоговых органов законны. Исходя из этого, от покупателя было бы разумно ожидать оспаривания решения налогового органа хотя бы на том основании, что претензии предъявлены за дефекты даже не контрагента, а субконтрагента. В этой связи контрагент, с которого в случае признания решения законным могли бы взыскиваться убытки, подлежал привлечению в дело в качестве третьего лица. Как минимум покупатель должен был выяснить мнение продавца о законности налоговых претензий и необходимости их оспаривания, даже если это не предусмотрено договором. Если этого сделано не было, в возмещении убытков должно быть отказано. В противном случае возникает своего рода фискальный насос: налоговый орган предъявляет претензии к покупателю из-за надуманных дефектов продавца (например, признаков фирмы-однодневки), а затем покупатель на основании решения налогового органа и полученного заверения «автоматом» взыскивает убытки с продавца, не имеющего возможности доказать безосновательность подозрений в какой-либо его дефектности.

4. Пожалуй, имеет смысл получить заверение от агента, поскольку операции через него считаются для налоговых целей операциями самого принципала. Это повысит понимание агентом своей ответственности за надлежащие выбор и проверку контрагентов.  Конечно, агент должен быть надежной и устойчивой компанией, чтобы потом было кому предъявлять претензии и за счет чего взыскивать убытки.

  • 2407
  • рейтинг 5

Похожие материалы

Комментарии(0)

Написать комментарий

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.