Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.

Практика Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ за декабрь 2016: краткий комментарий и разбор некоторых тенденций

Отрасль права: Гражданское право
23.01.2017 — 1:55

Перед тем как перейти к традиционному обзору практики ВС РФ по договорному и обязательственному праву, хочу сделать пару ремарок.

Я каждый месяц скрупулезно вычитываю всю практику судебных коллегий по экономическим спорам и гражданским делам Верховного Суда по гражданскому праву, готовя вместе с нашими традиционными редакторами Дайджест новостей частного права.

И вот не могу не отметить ряд стойких тенденций:

 

Судебная коллегия по гражданским делам:

   - В целом качество правовой аргументации в определениях Судебной коллегии по гражданским делам существенно ниже, чем в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам. Такое впечатление, что Гражданская коллегия вообще не считает важным следить за четкостью аргументации, формулировками. Иногда даже факты спора описаны так, что сложно понять, что там к чему (классический пример см Определение от 29 ноября 2016 г. №78-КГ16-49 - на Фэйсбуке целым миром пытались разобраться в фабуле спора, которая ставит крайне важные правовые вопросы, и логике правовой мотивировки Коллегии).

- Мотивировочная часть у Гражданской коллегии обычно сводится к длинному цитированию разных норм, многие их которых вообще к делу не относятся, а далее из них каким-то чудесным образом выводятся заключения. Обычно никаких признаков открытого анализа правовой проблемы, обсуждения принципов, толкования закона и других элементов, характерных для практики высших судов Германии, Австрии, Великобритании и т.п. найти не удается. Тут, готовя этот обзор, к своему удивлению обнаружил одно определение (о диспаритетной третейской оговорке) с какой-то необычной для практики Гражданской коллегии приличной и интеллектуальной мотивировкой, решил перепроверить, а оказалось эти все умные фразы суть дословные цитаты из определения Коллегии по экономическим спорам, а туда они были перенесены из практики еще ВАС. Естественно, никаких ссылок нет на источники цитирования.

   - Сами решения чаще всего вполне справедливы, но при слабой правовой мотивировке и отсутствии внимания к формулированию четкой правовой позиции. Авторитета высшему суду такие низкокачественные правовые тексты не добавляет. Во многих европейских странах решения высшего суда – это витрина судебной системы, пример для подражания, показывающий судам нижестоящим ориентиры и повышающий доверие к национальным судам, решения высших судов тут же становятся предметом крайне пристального изучения и комментирования и поэтому судьи высшего суда крайне внимательно подходят к тому, что они пишут в судебных актах. У нас о таком судьи ВС видимо не думают совсем, считая свою задачу выполненной, если они исправили ошибку нижестоящего суда и восстановили справедливость.

  - Судьи Гражданской коллегии явно не воспринимают свои определения как практикообразующие, да и нижестоящие суды, видимо, тоже. Так, например, Гражданская коллегия очень редко ссылается на свою же практику (как правило, ссылки встречаются только на Постановления Пленума ВС). В результате Коллегия постоянно рассматривает однотипные дела. В итоге уже бывает смешно, когда одна и та же ситуация встречается из месяца в месяц, уже давно есть практика той же Коллегии, но суды ее просто игнорируют. Я не знаю о какой-либо развитой европейской стране, где правовые позиции высшего суда были бы столь неавторитетны и легко игнорировались судами нижестоящими. Очевидно. здесь что-то пора менять. Иначе вся эта деятельность похожа на сизифов труд. Одну из тысяч ошибок нижестоящих судов Коллегия устраняет, о остальное? Постановлений Пленума ВС на все вопросы в условиях быстро меняющегося законодательства и интенсивного оборота не хватит, а Президиум ВС от рассмотрения гражданских дел парктичесмки устранился. Только превращение каждого такого акта Гражданской коллегии в ориентир для разрешения аналогичных споров в СОЮ, в инструмент унификации судебной практики может ситуацию изменить. Но для этого надо писать определения с пониманием того, что это будут читать тысячи юристов и нижестоящие суды, что на них будут ориентироваться, их будут приводить в учебниках и комментариях, обсуждать на юридических конференциях. Надо четко формулировать правовые аргументы и позиции, а не наводить туман и громоздить бесконечные "кроме того" в правовой моивировке решений, из-за которых уловить ratio decedendi бывает крайне сложно.

  - Не могу также не сказать, что, читая определения Коллегии по гражданским делам, нередко просто волосы дыбом встают от того, какие вопиющие ошибки нижестоящих судов приходится исправлять Коллегии. Апелляция, видимо, просто не функционирует в СОЮ, раз до ВС доходят такие глупейшие и грубейшие ошибки.

  - Что касается отбора дел, то в практике Гражданской коллегии в последнее время оказывается очень много интересных гражданско-правовых дел. Глядя, например, на дела, попавшие на пересмотр в Коллегию в ноябре-декабре, могу констатировать, что фильтр справляется в целом относительно неплохо: многие прошедшие фильтрацию дела, действительно, ставят очень важные для унификации практики и развития права вопросы. Разрешаются они, как я уже сказал, чаще всего справедливо и правильно. Но очень обидно, что, разрешая их в вышеописанной несколько небрежной манере, без внимания к четкости формулировок правовой позиции, Коллегия часто упускает возможность унифицировать практику. И в итоге сотни аналогичных споров в нижестоящих судах как решались, так и продолжают решаться как угодно и часто несправедливо и неправильно. Иначе говоря, КПД деятельности Коллегии оказывается низким по сравнению с тем, каким он мог бы быть, если бы Коллегия более серьезно относилась к формулировкам правовых позиций и в целом ВС настраивал нижестоящие суды на более уважительное к ним отношение.

 

  2. Судебная коллегия по экономическим спорам.

  - Что касается Экономической коллегии, меня здесь удивляет критерии отбора дел. Скоро Экономическую коллегию впору будет именовать Банкротной коллегией. Уже какой месяц чуть ли не 70% всех определений касаются банкротства. Безусловно, банкротство - это очень важно, но соотноится ли эта статистика с объемом таких дел в общем числе арбитражных споров и пропорцией кассационных жалоб? Споров из области обязательственного и договорного права в СКЭС практически нет (ну максимум одно в месяц и, как правило, в области строительного подряда). Споров в области прав на недвижимость – один-два в месяц. Корпоративное право встречается еще реже. Тут какой-то явный перекос. Ведь очевидно, что в практике нижестоящих судов море споров о договорах, корпоративных споров, споров в сфере интеллектуальной собственности и т.п., выявляющих сложнейшие вопросы права, по ним подаются кассационные жалобы, но фильтрацию они почему-то не проходят и в итоге какой-либо практики Экономической коллеги ВС по этим вопросам почти нет. Тут, видимо, есть какое-то объяснение, возможно, связанное с профессиональными предпочтениями и специализацией самих судей Коллегии. Но я глубоко не разбирался в статистике по фамилиям судей. Надо бы эту работу проделать... Воообще, надо проанализировать, какова пропорция кассационных жалоб по банкротным вопросам по отношению к общему числу кассационных жалоб.

  - Что касается фильтрации, здесь надо заметить, что доля мелочных и неинтересных дел, отобранных для рассмотрения Коллегией, достаточно высока. Пожалуй, выше, чем у ВАС (хотя у последнего он тоже был немалый). Такое впечатление, что многие судьи Коллегии боятся передавать сложные вопросы и обеспечивают статистику передач простыми делами.

  - Качество правовой мотивировки у СКЭС выше, чем у Гражданской коллегии и в целом близка тому, что было в практике Президиума ВАС (а если и ниже, то незначительно). Некоторые определения Коллегии имеют мотивировку достаточно высокого уровня, но есть и много проходных и слабых текстов. То же было и в пору Президиума ВАС РФ.

  - Во многих определениях Коллегии в последнее время судьи часто ссылаются не только на Постановления Пленума ВС (или Пленума ВАС), но и на практику той же Коллегии и постановления Президиума ВАС по конкретным делам. Тем самым Коллегия как бы пытается показать нижестоящим судам, что с этой практикой следует считаться (то есть делает то, что, как правило, не делает Гражданская коллегия). Это надо только приветствовать. Есть опасения, что нижестоящие арбитражные суды постепенно перестают воспринимать определения СКЭС в качестве практикообразующих и на них ориентироваться при разрешении аналогичных вопросов права, то есть двинулись в сторону той практики, которая давно сложилась в СОЮ (см. например, недавнее обсуждение в блоге Павла Семенцова). Если это так, то приходится только сожалеть. Нельзя ни в коем случае потерять важнейшее достижение времен ВАС - относительно уважительное отношение нижестоящих арбитражных судов к правовым позициям высшего суда. Иначе начнется полный хаос, и правовая энтропия положит конец всем надеждам на правовую определенность и предсказуемость. В этом плане может показаться, что судьи СКЭС пытаются сопротивляться этой тенденции, все чаще сами ссылаясь на "прецеденты".

 

***

 

Теперь что касается самого обзора. Интересных определений Экономической коллегии по договорному и обязательственному праву я не обнаружил, что достаточно показательно. Зато Гражданская коллегия в ноябре-декабре порадовала целым рядом определений по делам, в которых встают важные вопросы обязательственного и договорного права. Перейдем к краткому разбору таких определений, ну и некоторых иных, которые мне показались показательными. Я брал определения, попавшие в справочные правовые базы в декабре 2016.

Конечно, мои комментарии основаны на первом впечатлении. Было бы здорово, если другие коллеги взяли бы за труд привести более детальный анализ некоторых из нижеуказанных определений.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2016 года № 4-КГ16-57

Если в договоре поручительства указан срок действия договора путем указания на календарную дату, следует исходить из того, что срок действия поручительства установлен, а следовательно невозможно применение правил ст. 367 ГК РФ о моменте прекращения обязательств поручительства при отсутствии в договоре установленного срока действия поручительства.

 

Комментарий:

Ну вот как нижестоящий суд, включая апелляцию, могли прийти к выводу о том, что в поручительстве нет срока, если в договоре он определен прямо, путем указания на календарную дату??? ВС ошибку исправил, но вообще такие ляпы должны зачищать апелляции.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22.11.2016 года № 1-КГ16-21

Если по договору срок возврата кредита указан как «до 31 декабря 2011 года», исковая давность должна исчисляться с 1 января 2012 года, и соответственно при подаче иска 31 декабря 2014 года срок давности не считается истекшим.

 

Комментарий:

Это к недавней дискуссии о сроках в гражданском праве. В принципе вывод правильный в итоге. Но мотивировка невероятно путаная. Подробнее обсуждение здесь и здесь.

Естественно, если срок платежа по договору кредита «до 31 декабря 2011 года», то платеж, осуществленный 31 декабря 2011, будет своевременным. Просрочка наступит только с 1 января 2012. Первым днем срока давности будет 1 января 2012 и истечет срок давности в конце дня 31 декабря 2014 года, а не 30 декабря 2014, как решил нижестоящий суд.

Вообще, как показали последние обсуждения на ФБ и на Закон.ру, по этим вопросам расчета сроков (о том, означает ли «до такого-то числа», что это последнее число включается в срок, а также о том, как считаются сроки, исчисляемые неделями, месяцами и годами) существуют серьезные разногласия. Это дело было хорошо тем, что в одном деле всплыли сразу оба вопроса, но ВС, в целом решив все правильно, изложил свое видение крайне путанно и упустил возможность все четко разъяснить и расставить точки над i.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22.11.2016 года № 89-КГ16-7

Если публично-правовым образованием арендатору предоставлен в аренду земельный участок для целей строительства, но арендатор не может его использовать в указанных целях из-за незаконного отказа тем же образованием в выдаче разрешения на строительства, арендатор не обязан платить арендную плату за землю.

 

Комментарий:

Очень интересная фабула. Все решено верно

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 46-КГ16-27

Получение согласия супруга на заключение другим супругом договора поручительства по долгам третьего лица законом не требуется. Если в договоре указано, что он вступает в силу не ранее получения согласия третьего лица на совершение данной сделки, и при этом получение такого согласия не является обязательным в силу закона, следует определить, не является ли такое условие ничтожным.

 

Комментарий:

Очень важный вопрос. Надо его обсудить отдельно, видимо. Мне кажется, ВС не прав. По какой такой причине он отступил от идеи свободы договора и поставил под сомнение отлагательное условие? Вот, например, решил человек заключить сделку с отлагательным условием о ее вступлении в силу, если и когда его супруг, отец или кто-то иной ее одобрит. Да, закон получения такого согласия не требует, но если мы так решили….

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 44-КГ16-30

В случае наличия в договоре займа условия об автоматической капитализации начисленных и невыплаченных процентов за пользование займом (то есть увеличения суммы основного долга на величину начисленных, но не выплаченных процентов) с последующим начислением процентов на увеличенную таким образом сумму долга, а условием капитализации является просрочка в оплате процентов, судам следует дать квалификацию подобному условию в качестве штрафной санкции и рассмотреть вопрос о применении ст.333 ГК РФ.

 

Комментарий:

Опять же очень интересный вопрос права. Согласен с позицией ВС. Капитализация процентов по займу, привязанная к просрочке, с последующим начислением процентов по займу уже на увеличенную сумму основного долга является своего рода формулой неустойки. Я писал в книге 2005 года по неустойке, что такие условия, увеличивающего автоматически тело долга в ответ на просрочку, должны подводиться под правила о неустойке. Тут мы имеем один из таких примеров.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 5-КГ16-182

1) Если сторона спора утверждает, что сделка, на которую ссылается другая сторона, первая сторона не подписывала, бремя доказывания наличия подлинника соответствующей сделки лежит на второй стороне. При непредъявлении соответствующего подлинника признать факт наличия сделки нельзя. При этом если первая сторона ходатайствует о проведении подчерковедческой экспертизы, суд не вправе в такой ситуации отказать в назначении такой экспертизы.

2) Сделка, подписанная при помощи подложной подписи, является недействительной применительно к ст.168 ГК как противоречащая закону. При этом в случае ее совершения до 1 сентября 2013 года и вступления в силу новой редакции ст.168 ГК такая сделка признается ничтожной в соответствии с действовавшей ранее редакцией ст.168 ГК.

 

Комментарий:

Решено по существу верно. Но я не согласен с тем, что при подложной подписи речь идет о ничтожности сделки. Тут чистой воды незаключенность. Но самое печальное вот что: ВС как бы допускает (ну или намекает на то), что, если бы сделка, подписанная подложной подписью, заключалась после 1 сентября 2013 года, то она была бы оспоримой!!!! Ну как так можно? Завтра кто-то будет мою подпись налево и направо подделывать, и что я должен каждый раз подавать иски об их оспаривании?

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18

Использование одной из сторон в гражданско-правовом споре аудиозаписи телефонного разговора с ответчиком, сделанной без предварительного предупреждения последнего, не противоречит правилам ГПК о допустимости доказательств.

 

Комментарий:

Вопрос скорее процессуальный, но, как мне кажется, крайне важный для практики разрешения споров. Юристы-литигаторы, не обойдите его вниманием. Не помню, закреплялось ли это в практике высших судов ранее. По существу вопроса согласен.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 5-КГ16-180

Одностороннее изменение банком или иным лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, условий договора, заключенного с физическим лицом, такую деятельность в рамках данного договора не осуществляющим, противоречит правилам ст. 310 ГК РФ и незаконно. Тот факт, что гражданин в рамках спорного договора получает какой-то доход, сам по себе не означает, что договор заключен таким гражданином в рамках осуществления предпринимательской деятельности.

 

Комментарий:

ВС решил все верно. Удивительно, но многие банки продолжают игнорировать закон (п.2 ст.310 ГК) и в одностороннем порядке менять условия договора (включая, тарифы), видимо исходя из того, что не каждый потребитель будет судиться и оспаривать такие действия банка.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 46-КГ16-29

Третейская оговорка, дающая истцу право выбора между обращением в государственный суд или третейский суд, не является диспаритетной и соответственно правомерна, так как она не закрепляет конкретную сторону в качестве управомоченной на такой выбор в ущерб прав другой стороны, и в конкретной ситуации истцом может оказаться любая из сторон договора.

 

Комментарий:

Это то самое определение с цитатами из другого определения СКЭС по этому же вопросу (Определение СКЭС ВС РФ от 27 мая 2015 г. по делу N 310-ЭС14-5919, которое в свою очередь цитирует позицию ВАС РФ), но без ссылок на него. Нехорошо это. Но с самим решением согласен.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 2-КГ16-7

Тот факт, что должник по договору займа перечислил кредитору денежную сумму, но не указал в назначении платежа, что тем самым погашается данный долг по договору займа, сам по себе не может свидетельствовать о непогашении должником этого долга. Бремя доказывания того, что заемщик перечислил на счет кредитора денежные средства не во исполнение заключенного между ними договора займа, а во исполнение иного денежного обязательство, возлагается на кредитора.

 

Комментарий:

Все верно. Я согласен.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. N 5-КГ16-160

Задолженность по коммунальным платежам, образовавшаяся у предыдущего собственника квартиры, не переводится на приобретателя квартиры. Если последний под угрозой отключения водоотведения погасил такую задолженность прежнего собственника, а впоследствии предъявил иск о возврате неосновательного обогащения, возражение управляющей организации со ссылкой на применение пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса РФ не имеет правового значения.

 

Комментарий:

С точки зрения действующего закона все, видимо, верно. Хотя, конечно, можно было бы порассуждать de lege ferenda на тему перехода долга по коммуналке на нового собственника, знавшего о долге при приобретении квартиры.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. N 24-КГ16-12

Потребитель не вправе требовать с коммерческой организации, нарушившей свои обязательства по договору, взыскания одновременно неустойки, установленной пунктом 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, и процентов годовых по ст. 395 ГК РФ, а должен выбирать одну из двух санкций.

 

Комментарий:

Про право выбирать одну из двух санкций – такова была практика до 1 июня 2015 года, когда в новой редакции ст.395 ГК было установлено, что наличие неустойки исключает право взыскивать проценты.

Но вот что я понять не могу. Не первый уже раз ВС высказывается, что потребитель не может требовать и взыскания неустойки, установленной в ЗоЗПП, и процентов по ст.395 ГК. Но ведь есть целый ряд постановлений Пленума ВС, которые говорят четко, что если неустойка штрафная (то есть взыскиваются наряду с убытками, а не в зачет), то ее можно сочетать со взысканием процентов по ст.395 ГК. См.: п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 (причем здесь это сказано именно для потребительских договоров), п. 34 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17, ранее тот же, по сути, подход был отражен в п. 15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14. При этом согласно прямому указанию в ЗоЗПП все установленные в нем неустойки являются штрафными и взыскиваются наряду с убытками.

Так что по сути, позиция ВС по этому делу просто противоречит его же собственным разъяснениям. Другой вопрос, что сами эти разъяснения несколько спорны. Но тут дело принципа. Постановления Пленума обязательны и для коллегий ВС.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. N 18-КГ16-158

Тот факт, что должник получал претензии кредитора, само по себе не является признанием долга и не влияет на исчисление срока исковой давности. Не служит основанием для отказа в применении исковой давности и то, что впоследствии в суде должник, заявивший о применении давности, не отрицал наличие долга.

 

Комментарий:

ВС, конечно, правильно все решил и исправил очевидную ошибку. Но куда смотрят нижестоящие суды? Они вообще чем занимаются?

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. N 41-КГ16-37

Если собственник автомобиля предоставляет другому лицу возможность использовать свой автомобиль, зная об отсутствии у этого лица водительских прав, и в результате управления последним причиняется вред третьим лицам, собственник может быть привлечен к долевой ответственности наряду с лицом, управлявшим автомобилем и непосредственно виновным в причинении вреда. Передача автомобиля в эксплуатацию лицу, заведомо не имеющему право управления им, может рассматриваться как вина собственника в неправомерном выбытии источника повышенной опасности из своего владения о правилам п.2 ст.1079 ГК РФ.

 

Комментарий:

Это нужно прочитать всем автолюбителям. Текст определения написан плохо с точки зрения гражданского права (полномочия на управление автомобилем и т.п.). По существу же надо обсуждать. Надеюсь, специалисты по деликтному праву откликнуться. Но мне некоторые повороты аргументации кажутся не вполне логичными.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. N 78-КГ16-64

В случае перехода части обязательственного права по правилам Главы 24 ГК РФ возможна частичная замена взыскателя в судебном процессе или на стадии исполнительного производства. При частичной процессуальной замене первоначальный взыскатель выбывает из правоотношения в той части, в которой требование уступлено новому взыскателю, поэтому в исполнительном производстве могут оказаться несколько взыскателей, что не запрещено законодательством об исполнительном производстве.

 

Комментарий:

Все верно. Опять же странно, что нижестоящие суды не справились с такой элементарщиной.

 

Определение Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. N 4-КГ16-40

Если компания предлагает пожилому человеку пройти обследование, а затем, сообщив по их результатам о подозрениях на онкологическое заболевание, продает дорогостоящие  препараты для его лечения, не предупредив, что продаются не лекарства, а биологические добавки, потребитель вправе, выяснив впоследствии отсутствие заболевания и характер проданной ему продукции, отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной цены.

 

Комментарий:

Вот это дело надо обязательно почитать. Коллегия защитила пожилого человека от обманщиков, поставивших ему неверный диагноз и продавших БАД как средство лечения. 

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. N 78-КГ16-53

Заочное голосование на общем собрании членов некоммерческой организации или заседании коллегиального высшего органа управления некоммерческой организацией, принятое до 10 января 2016 года, противоречит Закону о некоммерческих организациях в действовавшей тогда редакции, даже если на допустимость заочного голосования указывал устав данной некоммерческой организации.

 

Комментарий:

Важная история. Слава богу, в новом законодательстве заочное голосование в НКО уже разрешили.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 8 ноября 2016 г. N 18-КГ16-124

Наличие залога недвижимости не препятствует залогодателю заключить с третьим лицом предварительный договор купли-продажи данной недвижимости, так как сам такой договор не влечет распоряжение предметом залога. Но в таком случае не допускается удовлетворение иска одной из сторон предварительного договора к другой, направленного на признание основного договора заключенным, так как это влекло бы нарушение прав третьего лица – залогодателя.

 

Комментарий:

Очень интересный гражданско-правовой вопрос. Мне кажется, Коллегия в целом правильно решила. Суд не может присудить заключение основного договора и и перевести право собсвенности на покупателя "в натуре", если это будет нарушать права третьего лица (в данном случае залогодержателя).

Более интересно подумать, а что если бы в аналогичной ситуации был бы подан иск лишь о понуждении к заключению договора, но требования о регистрации перехода права покупатель не заявил бы. Ведь права залогодержателя нарушает не сам факт заключения основного договора купли-продажи без его согласия, а переход права собственности. Договор можно заключить с отложенным распоряжением с надеждой, что к этому времени долг перед залогодержателем будет погашен, а залог - снят, либо вовсе под отлагательным условием снятия залога. Я думаю, что в такой ситуации суд не доджен был бы отказывать в иске о понуждении к заключению договора. Но вопрос можно пообсуждать.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 8 ноября 2016 г. N 78-КГ16-48

Недоказанность размера причиненного ущерба к основаниям, позволяющим не возлагать гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда, действующим законодательством не отнесена, и отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав. В случае несогласия с представленным истцом расчетом убытков обязанностью суда являлось установление размера подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

 

Комментарий:

Удачная находка Президиума ВАС из дела Сигма-Смартс (Постановление Президиума ВАС №2929/11), перенесенная из дореволюционного права и Принципов УНИДРУА, продолжает свое победное шествие. В начале покорен был ГК РФ (новая редакция ст.393 ГК), затем – постановления Пленума ВС (постановления Пленумов ВС №25 и №7), теперь и практика Гражданской коллегии.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 1 ноября 2016 г. N 84-КГ16-7

Отказ в иске о взыскании долга, обеспеченного залогом, по причине пропуска срока исковой давности влечет прекращение залога. Такое основание прекращения залога не предусмотрено законом прямо, но вытекает из смысла норм ГК РФ, так как в случае невозможности обращения взыскания на заложенное имущество в счет исполнения обеспеченного залогом обязательства залог утрачивает обеспечительную функцию. При этом суд может констатировать прекращение залога по требованию залогодателя в рамках одного  и того же судебного процесса, в рамках которого он отказывает залогодержателю в иске об обращении взыскания на предмет залога по причине пропуска давности.

 

Комментарий:

Гиперважный вопрос. Думал я думал… и решил, что прекращение давности должно действительно влечь прекращение залога. Конечно, истечение давности и даже отказ в иске к должнику по причине пропуска давности не прекращает обязательство (оно становится натуральным), и теоретически должник может признать долг и возобновить давность по ст.206 ГК. Но это настолько маловероятный сценарий, что оставлять залог на долгие годы ради этого глупо. Ведь сохранение залога выводит из оборота значительную экономическую ценность.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 1 ноября 2016 г. N 85-КГ16-11

Если стороны договора купли-продажи квартиры увязали расчеты по сделке с регистрацией перехода права собственности в ЕГРП, а такая регистрация была неправомерно приостановлена Росреестром, соответствующая сторона договора, понесшая в связи с этим убытки и вынужденной задержкой в исполнении обязательств по договору убытки, вправе требовать от государства их возмещения по правилам о деликтной ответственности, если само наличие убытков и причинно-следственной связи будет установлено. Тот факт, что эти убытки возникли по причине того, что стороны добровольно увязали расчеты с совершением Росреестром действий по регистрации перехода права, сам по себе не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении деликтного требования.

 

Комментарий:

Все правильно.

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 1 ноября 2016 г. N 56-КГ16-24

При взыскании суммы основного долга и процентов за пользование займом, начисляемых вплоть до фактического исполнения того же решения суда о взыскании основного долга, проценты за пользование займом погашаются в первую очередь в соответствии с правилами ст. 319 ГК РФ.

 

Комментарий:

Все правильно

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 25 октября 2016 г. N 74-КГ16-31

Законом не предусматривается возможность возложения солидарной ответственности на основного должника и поручителя, который в силу условий договора поручительства несет субсидиарную ответственность за должника. Требование к такому поручителю может быть предъявлено, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование.

 

Комментарий:

Очень интересный вопрос. В случае с субсидиарной ответственностью собственника имущества учреждения практика уже выработалась: истец подает иск к основному должнику и субсидиарному одновременно, но суд присуждает взыскание с основного, а в случае отсутствия денег у него – с субсидиарного. Дело в том, что здесь субсидиарная ответственность особая, привлечь субсидиарного должника к ответственности можно, только если у учреждения нет денег.

Но как быть если это обычная субсидарка. Здесь по правилам ст.399 ГК не нужно констатировать отсутствие денег у основного должника или невозможность исполнить судебное решение для того, чтобы обосновать иск к субсидиарному должнику. Достаточно лишь, чтобы основной должник отказался удовлетворять претензию кредитора или не ответил на нее. И тут возникает вопрос: если основной должник на претензию кредитора не ответил, и у кредитора открывается возможность подать иск как к основному, так и субсидиарному, может ли он подать иска к ним обоим?

На мой взгляд, да. А какой механизм здесь будет работать? Видимо, солидарная ответственность. Иначе говоря, субсидиарная ответственность превращается в солидарную, как только основной должник проигнорировал требование кредитора.

Но я не встречал практики высших судов на сей счет. Было бы интересно пообсуждать. Если я прав, то Коллегия ошибается. Но вообще аргументация в определении такая мутная, что мало что можно понять в позиции ВС.

 

ключевые слова: Верховный Суд РФ
  • 13643
  • рейтинг 26

Похожие материалы

Комментарии(70)

Написать комментарий
  • Георгий  Кемерчев участник
     
     
    23.01.2017 - 7:27 Георгий Кемерчев
    Уважаемый Артем Георгиевич, скорее всего в упоминании Определения ВС N 35-КГ16-182 опечатка, также ссылка на документ неверна. Возможно, имелось в виду Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18 (http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1502686)?
    0
    свернуть комментарии (3)
    • 23.01.2017 - 11:22 Артем Карапетов автор   »   Георгий Кемерчев
      Георгий, спасибо. Исправил
      0
      • Георгий  Кемерчев участник
         
         
        23.01.2017 - 11:53 Георгий Кемерчев   »   Артем Карапетов
        Вам спасибо за обзор )
        1
      • Андрей Леонидович Оводнев юрист
         
        Андрей Оводнев Заместитель начальника управления правового обеспечения кредитных операций, АО "СМП Банк"
         
        25.01.2017 - 13:19 Андрей Оводнев   »   Артем Карапетов
        « Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 5-КГ16-180

        Одностороннее изменение банком или иным лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, условий договора, заключенного с физическим лицом, такую деятельность в рамках данного договора не осуществляющим, противоречит правилам ст. 310 ГК РФ и незаконно. Тот факт, что гражданин в рамках спорного договора получает какой-то доход, сам по себе не означает, что договор заключен таким гражданином в рамках осуществления предпринимательской деятельности.



        Комментарий:

        ВС решил все верно. Удивительно, но многие банки продолжают игнорировать закон (п.2 ст.310 ГК) и в одностороннем порядке менять условия договора (включая, тарифы), видимо исходя из того, что не каждый потребитель будет судиться и оспаривать такие действия банка. »


        Очень сложно, в силу специфики работы банков, применять ст. 310 ГК в рамках отношений по договору банковского счета и безналичных расчетов. Тарифы по обслуживанию клиентов в части переводов денежных средство по счетам часто меняются - это требование рынка. Соблюдать 310-ю в части безналичных расчетов несравнимо дороже, чем недополучать доход.
        0
  • Андрей Викторович Пивоваров юрист
     
     
    23.01.2017 - 11:17 Андрей Пивоваров
    Артем Георгиевич! Смотрите, чтобы вас не обвинили в подрыве авторитета суда)))) Спасибо за обзор.
    0
    свернуть комментарии (1)
    • Иван  Иванов участник
      31.01.2017 - 0:08 Иван Иванов   »   Андрей Пивоваров
      Авторитет российского суда уже давно подорван известным делом "Кировлес", в котором у суда 16 - 14,5 = 16 (млн руб)
      0
  • Игорь Алексеевич Олейник юрист
     
    Игорь Олейник Ставрополь Адвокат, офис Ставропольской краевой коллегии адвокатов, регистрационный номер в реестре адвокатов 26/2842
     
    23.01.2017 - 11:23 Игорь Олейник
    "Передача автомобиля в эксплуатацию лицу, заведомо не имеющему право управления им, может рассматриваться как вина собственника в неправомерном выбытии источника повышенной опасности из своего владения о правилам п.2 ст.1079 ГК РФ". Предположим. А что, если передавался автомобиль в расчёте на то, что арендатор (владелец по иному договору) будет пользоваться услугами водителя и не было оснований предполагать иное? Полагаю, за такой деликт собственник не должен нести ответственности. После такого определения возможно всё...
    0
  • Илья Викторович Антонов юрист
     
    Илья Антонов Москва Частная практика
     
    23.01.2017 - 12:12 Илья Антонов
    Артем Георгиевич,
    пытался найти на сайте ВС РФ определение о передаче дела в Коллегию по гражданским делам (Определение Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. N 4-КГ16-40), но найти не удалось.
    Не подскажите где искать?
    0
    свернуть комментарии (2)
    • Георгий  Кемерчев участник
       
       
      23.01.2017 - 12:31 Георгий Кемерчев   »   Илья Антонов
      Илья, если не возражаете, я дам ссылку на Определение Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. N 4-КГ16-40 (http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1497718).

      Попробуйте искать на vsrf.ru поиском в Текстах судебных актов по дате. Результат может быть на несколько десятков позиций, но так поиск на сайте работает без сбоев.
      0
      • 23.01.2017 - 13:15 Артем Карапетов автор   »   Георгий Кемерчев
        Я так понял, Илью интересует не само кассационное определение (ссылка на него в тексте письма корректна), а определение о передаче дела в Коллегию. Если найдете, дайте знать. Мне самому интересно его почитать
        1
  • Сергей  Будылин юрист
     
    Сергей Будылин Старший юрист, Roche & Duffay
     
    23.01.2017 - 12:15 Сергей Будылин
    1) «Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 46-КГ16-29
    Третейская оговорка, дающая истцу право выбора между обращением в государственный суд или третейский суд, не является диспаритетной...»

    Дело, разрешенное ВС, в общем-то, тривиально. В нем право выбора предоставлялось _обеим_ сторонам, так что никаким диспаритетом тут даже и не пахло.

    ВАС же в свое время разрешал действительно спорный вопрос о том, что делать в случае именно диспаритетной оговорки, когда аналогичное право выбора предоставляется только _одной_ стороне. Ответ на этот вопрос сам по себе не очевиден, ведь другая сторона добровольно согласилась на это условие и, надо полагать, получила некое qui pro quo, которое ее удовлетворило в момент заключения договора. ВАС тем не менее решил, что такой диспаритет является нарушением права на справедливый суд в смысле ЕКПЧ, а потому недопустим. Решение небесспорное, если у контрагентов были равные переговорные условия.

    Постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 N 1831/12 по делу N А40-49223/11-112-401
    http://www.arbitr.ru/bras...ea-05de9221a392
    См. также блог Дмитрия Смольникова от 2012 года:
    https://zakon.ru/discussi...a_vas_19_iyunya


    2) «Определение Верховного Суда РФ от 1 ноября 2016 г. N 84-КГ16-7
    Отказ в иске о взыскании долга, обеспеченного залогом, по причине пропуска срока исковой давности влечет прекращение залога. ...

    Комментарий:
    Гиперважный вопрос. Думал я думал… и решил, что прекращение давности должно действительно влечь прекращение залога. Конечно, истечение давности и даже отказ в иске к должнику по причине пропуска давности не прекращает обязательство (оно становится натуральным), и теоретически должник может признать долг и возобновить давность по ст.206 ГК. Но это настолько маловероятный сценарий, что оставлять залог на долгие годы ради этого глупо. Ведь сохранение залога выводит из оборота значительную экономическую ценность.»

    Обязательство с истекшим сроком давности это, по сути, условное обязательство: обязан заплатить, если признает долг. (Условие потестативное, но это по нынешним временам допускается, ст. 327.1 ГК.)

    Возможно ли обеспечение залогом условного обязательства? Пусть даже наступление условия весьма маловероятно? Да вроде как без проблем...

    Политико-правовые аргументы против сохранения залога понятны, но примирить их с гражданско-правовой догматикой и формальной логикой, по-моему, довольно сложно...

    3) «Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-182
    Использование одной из сторон в гражданско-правовом споре аудиозаписи телефонного разговора с ответчиком, сделанной без предварительного предупреждения последнего, не противоречит правилам ГПК о допустимости доказательств.

    Комментарий:
    ... По существу вопроса согласен.»

    Для сравнения – английский подход к вопросу:

    «Вопрос о допустимости незаконно полученных доказательств рассматривался Апелляционным Судом в 2003 году в деле Jones v University of Warwick. 23 Сотрудница университета получила производственную травму: она уронила себе на руку ящик для денег и получила небольшую ранку. По ее словам, впоследствии у нее развилась дистония (судороги мышц руки), приведшая к потере трудоспособности. Истица просила взыскать с университета убытки в размере 135 тыс. фунтов. Университет признал ответственность за ранку (как оказалось, крышка ящика была сломана), но отказался оплачивать потерю трудоспособности.

    В качестве одного из доказательств отменного здоровья истицы экспертам была представлена видеозапись, тайно сделанная агентом ответчика у истицы дома. Туда агент проник с разрешения истицы, полученного обманным путем: он сказал, что проводит маркетинговое исследование. Судья первой инстанции воспользовался свободой усмотрения, предоставленной ему Правилами гражданского процесса, и исключил доказательство из рассмотрения. Судья, в частности, сослался на Европейскую Конвенцию о правах человека, имплементированную в Великобритании с 2000 года,24 предусматривающую право на уважение частной жизни (ст. 8 Конвенции). Предполагалось, что при рассмотрении дела по существу само существование видеозаписи надлежало скрыть как от вновь назначенных экспертов, так и от судьи (!), оценивающего доказательства (the existence of the recordings would have to be concealed from the court and the new experts). Ответчик подал апелляцию против исключения доказательства.

    Высокий суд, а затем и Апелляционный Суд, поддержали ответчика. По мнению судов, положения Конвенции не предусматривают, что полученные с ее нарушением доказательства автоматически становятся недопустимыми. При решении вопроса о принятии доказательств к рассмотрению суд должен найти баланс между двумя противоборствующими публичными интересами: достижения истины в судебном процессе и недопущения незаконных методов получения доказательств. (Суд охарактеризовал решение этой задачи как «квадратуру круга».) Апелляционный Суд счел, что в данном случае поведение ответчика не было настолько возмутительным (outrageous), чтобы оправдать исключение доказательств из рассмотрения. «Это было бы искусственно и нежелательно, если бы реальное доказательство, которое является относимым и допустимым, не было представлено судье, задача которого – разрешить дело», - отметил Апелляционный Суд. В результате Суд отказался исключить доказательство из рассмотрения.»

    http://m-logos.ru/img/Tezicy_Budylin_280514.pdf

    2
  • Радислав Радикович Репин юрист
     
     
    23.01.2017 - 12:51 Радислав Репин
    "Определение Верховного Суда РФ от 22.11.2016 года № 89-КГ16-7
    Если публично-правовым образованием арендатору предоставлен в аренду земельный участок для целей строительства, но арендатор не может его использовать в указанных целях из-за незаконного отказа тем же образованием в выдаче разрешения на строительства, арендатор не обязан платить арендную плату за землю".

    В этом деле имхо важно, что суд пошел через просрочку кредитора, т.е. не учел раздвоения личности публичного образования (ППО как Янус имеет два лица: торговец и суверен).

    Выдача разрешение на строительство суть публичное действие.
    По мне так догматически правильнее ссылаться на непреодолимую силу (вызванную деятельностью публичной власти), повлекшую временную невозможность использования арендованной вещи.

    А может быть это отход от разделения?
    0
    свернуть комментарии (12)
    • 23.01.2017 - 13:13 Артем Карапетов автор   »   Радислав Репин
      Да, выдача разрешений не входит в предмет прямо прописанных в договоре аренды обязательств арендодателя. Но, как кажется, тут есть подразумеваемая и выводимая из общего принципа добросовестности обязанность арендодателя не препятствовать без законных оснований выдаче разрешения на строительство и не обессмысливать аренду...
      Потом ссылка на форс-мажор лишь позволит арендатору не нести ответственность по договору (ст.401 ГК), но он то пытается освободить себя от оплаты арендной платы.
      Просрочка кредитора тоже, видимо, не идеальное обоснование. Наверное, было бы разумно в такой ситуации ссылаться на ст.328 ГК или на ст.10 ГК.
      0
      • Радислав Радикович Репин юрист
         
         
        23.01.2017 - 15:25 Радислав Репин   »   Артем Карапетов
        Меня немного смущает, что мы несколько уклоняемся от разделения личности ППО, которое для современных континентальных правопорядков является признанным.
        Его публичные действия мы начинаем рассматривать как действия частного лица (арендодателя), т.е. выводим для арендодателя гражданское долженствование - окажи содействие и выдай РнС.

        Или же нам придется конструировать гражданскую обязанность арендодателя, по которой он обязуется склонить свою вторую, публичную личину к выдаче РнС.

        По большому счету и просрочка кредитора служит главным образом для сложения ответственности.

        Артем Георгиевич, а как Вы считаете, может просрочка кредитора, случай и непреодолимая сила имеют большее применение? На мой вкус (и я это подчеркнул в комментарии выше, говоря о НС, повлекшей временную невозможность использования арендованной вещи), у этих институтов потенциал несколько больший: если в наступлении некоторых обстоятельств должник не виноват, а также ему это не может быть поставлено в риск, то должник не должен нести какие-либо неблагоприятные последствия.
        Таким негативом, например, и может являться необходимость внесения арендных платежей в отсутствии реальной возможности использовать вещь.
        Наверное, здесь можно обратиться, например, и к п. 4 ст. 614. При несколько расширительном прочтении он вроде как также говорит об этом: если законом не предусмотрено иное, арендатор вправе потребовать соответственного уменьшения арендной платы, если в силу обстоятельств, за которые он не отвечает, условия пользования, предусмотренные договором аренды, или состояние имущества существенно ухудшились
        Насколько помню проф. А.М. Винавер на это указывал в своей статье по арендной плате.
        0
        • Игорь Александрович Ястржембский юрист
           
          Игорь Ястржембский Частная практика
           
          23.01.2017 - 15:58 Игорь Ястржембский   »   Радислав Репин
          Можно ли нести безвиновную ответственность за невозможность пользования, вызванную публичными ограничениями?
          0
          • Радислав Радикович Репин юрист
             
             
            23.01.2017 - 18:29 Радислав Репин   »   Игорь Ястржембский
            Тут возможно мы упремся или в невозможность исполнения (при постоянном действии таких ограничений) или эдакий формат "непреодолимой силы", когда такое ограничение действует лишь временно.

            Я соглашусь с Артемом Георгиевичем, что здесь проблема коренится видимо во взаимности предоставлений (об этом я написал парой комментариев ниже - ком. 18:16).


            А меня еще интересует вот какой вопрос...

            Застройщик обязуется ввести здание в эксплуатацию, но в силу незаконных действий конкретного государственного органа допускает просрочку.
            Насколько корректно здесь ставить вопрос об ответственности? Ведь застройщик принципиально лишен выбора.
            Можно ли обосновывать ответственность риском? (вспоминается дело КС, где этот вопрос обсуждался, когда нет возможности выбирать третье лицо для исполнения, а выбрать-то надо!).

            0
        • 23.01.2017 - 16:15 Артем Карапетов автор   »   Радислав Репин
          Не думаю, что нужно расширять сферу применения доктрины вины и непреодолимой силы, а равно просрочки кредитора. Просрочка кредитора отменяет ответственность должника за просрочку, если она вызвана не совершением кредитором действий, без которых должник не мог исполнить обязательство. В данном случае арендатор мог исполнять свое обязательство - платить, арендодатель ему никак не препятствовал платить.
          Другое дело, что арендодатель не обеспечил возможность использования предмета аренды по назначению, в то время как он был обязан это сделать. Тут либо какая-то особая доктрина (специальная для аренды, например), либо через встречность исполнений в широкой интерпретации встречности...
          Короче, надо думать
          0
          • Радислав Радикович Репин юрист
             
             
            23.01.2017 - 18:16 Радислав Репин   »   Артем Карапетов
            Попробую примерить классическую аренду где обязательство состоит не столько в том, чтобы дать, сколько обеспечить для арендатора возможность спокойного использования имущества (т.е. по сути оказание услуг вещью; обеспечение бесперебойного доступа к вещи).

            Наверное здесь учение о "непреодолимой силе" уходит именно в плоскость вопроса: "а имело ли в предоставление со стороны арендатора в этом случае в принципе?".

            Если в какой-то из периодов такая "услуга" (т.е. обеспечение спокойного пользования) не доставляется со стороны кредитора, то нельзя сказать, что взаимное предоставление имело место.

            Если должник лишен возможности использовать вещь и такая временная невозможность вызвана (а) самим кредитором или (б) обстоятельством, за которые не отвечает ни одна из сторон и к риску которой она также не м.б. отнесена, то предоставления не было.
            Соответственно - платить арендатору не за что.

            Под возможностью использовать вещь я понимаю ситуацию, когда кредитор-арендодатель делает все зависящее ("открывает ворота"), чтобы должник мог воспользоваться вещью.

            В данном случае должник не мог удовлетвориться, поскольку публичная власть сделала это для него временно невозможным.
            Но поскольку нельзя смешивать в ППО фигуру публичную и фигуру частную (как будто одна рука не ведает, что творит другая), то в данном случае публичная личность ППО выступает в качестве эдакого интервента, делающего для арендодателя временно невозможным обеспечение доступа к вещи и зеркально, делающего невозможным получение доступа к вещи арендатору.


            P.S. При классической аренде все так...
            Но если рассматривать весь комплекс арендных отношений, как "куплю-продажу ограниченного вещного права" (того же права застройки), то (наверное, но сомневаюсь) платить надо всегда - ведь "покупатель" свое право получил, все риски лежат на нем.
            Ибо логика тут принципиально иная: "я тебе право дал - что от меня еще хочешь? Право у тебя появилось - работай! Твои риски...".
            0
      • Дмитрий Валерьевич Степанов юрист
         
        Дмитрий Степанов Краснодар Частная практика
         
        23.01.2017 - 18:43 Дмитрий Степанов   »   Артем Карапетов
        «тут есть подразумеваемая и выводимая из общего принципа добросовестности обязанность арендодателя не препятствовать без законных оснований выдаче разрешения на строительство и не обессмысливать аренду»
        Или так:
        «Из системного толкования приведенных норм права следует, что договор аренды носит взаимный характер, то есть невозможность пользования арендованным имуществом по обстоятельствам, не зависящим от арендатора, освобождает последнего от исполнения его обязанности по внесению арендной платы. Поскольку арендодатель в момент невозможности использования арендованного имущества по не зависящим от арендатора обстоятельствам, не осуществляет какого-либо предоставления, соответственно, он теряет право на получение арендной платы.»
        Определение ВС РФ от 29 января 2015 г. по делу N 302-ЭС14-735
        1
      • Радислав Радикович Репин юрист
         
         
        23.01.2017 - 21:32 Радислав Репин   »   Артем Карапетов
        Небольшое дополнение по вопросу разделения в данном случае "личности" ППО.

        Если придерживаться разделения, то невыдача РнС должна обсуждать как нарушение публичной обязанности, что обосновывается ст. 1069 ГК РФ.

        Но если его игнорировать, то невыдача РнС = нарушение договора, следовательно, обосновывается 393 ГК РФ.

        Различия не столь существенны, но (навскидку) могут и проявиться
        0
        • Дмитрий Валерьевич Степанов юрист
           
          Дмитрий Степанов Краснодар Частная практика
           
          23.01.2017 - 22:00 Дмитрий Степанов   »   Радислав Репин
          Интересный вопрос.
          В принципе, и ВАС РФ еще разъяснял, что публично-правовые обязанности не являются гражданско-правовыми обязательствами, даже если они прямо согласованы в неком договоре.
          ППр ВАС РФ от 5 февраля 2013 г. N 12444/12:
          «Из содержания спорного договора усматривается, что он не породил у муниципального образования каких-либо гражданско-правовых обязанностей перед обществом "Маркет". Определенные пунктом 4.1 договора инвестирования обязанности являются по своей природе публично-правовыми, они непосредственно связаны с выполнением органами муниципального образования властно-распорядительных функций и потому соглашение, в котором муниципальное образование констатировало наличие у него обязанностей исполнять предписания публичного (в данном случае - градостроительного) законодательства, не может квалифицироваться как гражданско-правовая сделка.
          Аналогичная правовая позиция сформулирована Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 03.04.2012 N 17043/11, согласно которой споры, связанные с неисполнением (ненадлежащим исполнением) муниципальным образованием обязанностей, предусмотренных публичным законодательством, хотя бы такие обязанности и были упомянуты в соглашениях, заключенных публичным образованием с частными лицами, не имеют частноправовой природы, а вытекают из публично-правовых отношений.»
          0
          • Радислав Радикович Репин юрист
             
             
            23.01.2017 - 22:15 Радислав Репин   »   Дмитрий Степанов
            Да, там целый ворох позиций по "инвестплатежам" и всякого рода предоставлений за публичные действия

            Мне тут, кстати, больше нравится в духе французов: если платеж установлен за то, что другое лицо и так обязано совершить, то такой платеж лишен во всяком случае credendi causa, однако можно обсудить дарение (causa donandi), что приведет, наверное, в 95% случаев к уничтожению такого обязательства в принципе.
            И в самом деле, автономное регулирование здесь излишне; такое указание лишь констатирует то, что лицо должно в силу регулирования публичного, а потому плата за такое бессмысленна или следует по причине щедрости.

            Но это я что-то ушел... :)
            0
    • Игорь Александрович Ястржембский юрист
       
      Игорь Ястржембский Частная практика
       
      23.01.2017 - 15:37 Игорь Ястржембский   »   Радислав Репин
      от 3 марта 2016 г. по делу N 305-ЭС15-15053
      1
  • Николай Игоревич Дудкин юрист
     
    Николай Дудкин Нижний Новгород Частная практика
     
    23.01.2017 - 12:57 Николай Дудкин
    1) "Уже какой месяц чуть ли не 70% всех определений касаются банкротства".

    Эта тенденция наблюдается и в кассации по Волго-Вятскому округу. Пропорции примерно такие же - 70/30. Я каждый месяц делаю обзор АС ВВО, поэтому могу об этом говорить. Возможно, и в других округах то же самое.

    2) "куда смотрят нижестоящие суды? Они вообще чем занимаются?"

    Даже не представляете, как сложно себя мотивировать на дальнейшую работу, когда сталкиваешься с этим каждый день, идя в суд. Очень сложно не скатиться в цинизм и оставаться человеком.
    2
    свернуть комментарии (2)
    • 23.01.2017 - 13:10 Артем Карапетов автор   »   Николай Дудкин
      Было бы здорово, если кто-то возьмется за труд проанализировать процент банкротных дел в общем числе кассационных жалоб в ВС и соотнес этот процент с общим числом банкротных кассационных определений. Возможно, действительно пропорция 70 на 30 адекватно отражает количество жалоб по банкротным делам, и тогда никакой диспропорции нет. Николай, может вы сделаете? Я думаю, это не сложно сделать силами справочной правовой системы
      0
  • Рауль  Сайфуллин юрист
     
     
    23.01.2017 - 13:22 Рауль Сайфуллин
    По субсидиарному поручительству - определение Верховного Суда РФ от 25 октября 2016 г. N 74-КГ16-31 - действительно интересная практика.
    В свое время публиковал статью по близкой теме в Вестнике экономического правосудия РФ, №9, 2014 (https://zakon.ru/publication/igzakon/5669).
    Из текста определения не увидел как условие о субсидиарности поручительства прописано в тексте договора. А это очень важно, как мне кажется. На это указано в абз.4 п.35 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 №42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством": "Судам также следует учитывать, что договором поручительства может быть предусмотрено, что кредитор получает право на предъявление требований к поручителю только после наступления определенных обстоятельств (например, в случае неисполнения должником обязательства в течение срока, установленного для исполнения исполнительного документа о взыскании задолженности основного должника в пользу кредитора, либо только в случае признания должника банкротом)".
    Если специальных оговорок нет, то работает ст.399 ГК РФ (абз.3 п.35 Постановления №42). И, на мой взгляд, это будет не солидарность, а так называемая мягкая субсидиарность (slight subsidiarity), поскольку достаточно предпринять попытку взыскания (просто обращение к основному должнику с просьбой о погашении).
    Если же есть оговорка о необходимости исчерпания возможности по взысканию обеспечиваемого долга (например, завершение исполнительного производства, конкурсного производства в отношении основного должника или исчерпание взыскания за счет иного обеспечения, в том числе поручительства, залога), то следует говорить о строгой субсидиарности (strict subsidiarity). Кстати, насколько мне известно, именно такие оговорки стараются делать в договорах фонды поддержки предпринимательства.
    Если Коллегия пытается сказать, что субсидиарное поручительство - это обеспечение, которое предполагает обращение к поручителю только после доведения до конца взыскания за счет основного должника (а все остальное - это солидарность), то это крайне опасный прецедент для оборота. Это, конечно, классическая модель субсидиарности (выстраивание строгой очередности взыскания), как римское fidejussio или дореволюционное простое поручительство (поручительства не на срок), но современный параграф 5 главы 23 ГК РФ о поручительстве к этому явно не готов.
    В чем содержательная особенность такого строгого субсидиарного поручительства?
    Во-первых, здесь не может быть и речи о суброгации к основному должнику (статьи 365, 387 ГК РФ), поскольку процедура банкротства в отношении него по логике вещей должна быть завершена (сейчас говорим о классическом римском fidejussio или дореволюционном простом поручительстве). То есть субсидиарный поручитель окончательно фиксирует в своей имущественной сфере экономические убытки кредитора.
    Во-вторых, проблема исчисления сроков исковой давности по ст.207 ГК РФ. Так, к моменту исчерпания способов взыскания (читай завершения конкурсного производства) в отношении основного должника срок исковой давности по обеспечиваемому долгу и, соответственно, по требованию из субсидиарного поручительства может запросто истечь. Отечественный правопорядок не дает механизмов его приостановления или прерывания при иске к субсидиарному поручителю.
    В-третьих, срок поручительства по ст.367 ГК РФ исчисляется в привязке к сроку исполнения обеспечиваемого обязательства. А, как известно, до сих пор привязка его к тому или иному условию рискует нарваться на отсутствие качества неизбежности по ст.190 ГК РФ. Соответственно, будет действовать общее правило по п.6 ст.367 ГК РФ (год со дня наступления срока исполнения обеспечиваемого обязательства). Этого может быть явно недостаточно для предъявления иска к субсидиарному поручителю.
    В-четвертых, трудно становится избежать проблемы прекращения поручительства в связи с ликвидацией основного должника - юридического лица (ст.419 ГК РФ). Обратиться по правилам п.1 ст.367 ГК РФ в суд до ликвидации основного должника кредитор в некоторых случаях будет преждевременно (например, оговорка о возможности предъявления иска к субсидиарному поручителю лишь при исчерпании возможности взыскания основного долга за счет иных обязанных лиц (поручителей, залогодателей), если такое взыскание не завершено к моменту ликвидации).
    Многие из обозначенных проблем, наверное, могут быть урегулированы судебной практикой. Однако это не отменяет того факта, что тема крайне деликатная, требующая осторожных выводов.
    Если Коллегия имеет в виду, что условие о субсидиарности обязательно предполагает привязку к исчерпанию возможности по взысканию долга, а все остальное считается солидарностью (а я понял именно так), то многих описанных выше вопросов не избежать. Во всяком случае неискушенные участники оборота могут быть застигнуты врасплох. Практика наверняка столкнется с дилеммой: "Сейчас - преждевременно, а потом - истечет срок поручительства, исковой давности или прекратится основное обязательство".
    P.S. Конечно, субсидиарное поручительство крайне редкое явление в обороте, поскольку не очень удобно кредиторам. Поэтому подобные вопросы длительное время не изучались. Однако благодаря фондам поддержки предпринимательства их актуальность в последнее время растёт.
    1
    свернуть комментарии (15)
    • 23.01.2017 - 13:34 Артем Карапетов автор   »   Рауль Сайфуллин
      Рауль, представим, что в договоре поручительства ничего кроме субсидиарности не написано. Значит, субсидиарность мягкая (не как в области субсидиарной ответственности учредителя учреждения). Тогда для кредитора достаточно просто зафиксировать отказ должника погашать долг, чтобы получить формальное право искать с поручителя, и у кредитора получается два потенциальных ответчика.
      В связи с этим вопрос: может ли кредитор в такой ситуации подать иск сразу к обоим? Если да, то какова природа этой множественности и что должен судья указать в решении, чтобы избежать двойного взыскания?
      Моя гипотеза, что право на иск к обоим сразу кредитор иметь должен. А устранить двойное взыскание можно, если поместить эту ситуацию множественности должников в режим солидарности.
      Каково ваше решение?
      1
      • Рауль  Сайфуллин юрист
         
         
        23.01.2017 - 14:07 Рауль Сайфуллин   »   Артем Карапетов
        1) Согласен. Удовлетворение иска должно быть и к солидарному, и к субсидиарному поручителям.
        2) Проблема "множественности". На мой взгляд: у основного должника с солидарным поручителем - солидарная; у основного должника с субсидиарным поручителем - субсидиарная. Определять их множественность между собой на данном этапе, по-моему, неправильно. Это сродни определению характера множественности лиц, например, (1) солидарного поручителя и залогодателя-третьего лица или (2) солидарного поручителя и гаранта и т.д.
        3) Проблема "двойного взыскания" тут решается также через суброгацию по ст.365, 387 ГК РФ. Особых проблем в контексте обсуждаемого определения я здесь не вижу.
        1
        • 23.01.2017 - 16:16 Артем Карапетов автор   »   Рауль Сайфуллин
          Рауль, как вы видите резолютивную часть решения суда о взыскании долга с обоих должников (основного и субсидиарного)?
          1
          • Рауль  Сайфуллин юрист
             
             
            23.01.2017 - 17:03 Рауль Сайфуллин   »   Артем Карапетов
            Мне кажется, что формулировка не так принципиальна. Обычное денежное требование. Над схожей проблемой задумывался, когда предъявлял иск к солидарному поручителю отдельно от основного должника. Беспокоили следующие вопросы: указывать, что солидарно или нет? Если да, то солидарно с кем (второго ответчика-то вроде нет)? В результате, по моему, просто написал, что по договору поручительства.
            На самом деле, суброгация должна все такие шероховатости сглаживать независимо от формулировок.
            При этом отвечая на вопрос, думаю, что сделал бы приблизительно так:
            "Взыскать солидарно с основного должника и солидарного поручителя в пользу кредитора задолженность в размере 10 рублей.
            Взыскать с субсидиарного поручителя в пользу кредитора задолженность в размере 10 рублей".
            Этот ряд, кстати, в отношении той же задолженности можно и дальше продолжить: взыскать с гаранта по независимой гарантии в пользу кредитора; обратить взыскание на предмет залога и т.д.
            1
          • Александр  Сеничкин юрист
             
            Александр Сеничкин Волгоград Частная практика
             
            24.01.2017 - 13:50 Александр Сеничкин   »   Артем Карапетов
            Артем, Рауль, простите, что вклиниваюсь в беседу. Резолютивная часть выглядит вот так:
            "Взыскать с Муниципального казенного предприятия трест «Дорожно-мостового строительства» в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Волгобитум» проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 353 731,17 руб., расходы
            по оплате государственной пошлины в размере 2 000 руб.
            При недостаточности денежных средств у униципального казенного предприятия трест «Дорожно-мостового строительства» взыскать в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Волгобитум» проценты за пользование чужими денежными средствами в
            размере 353 731,17 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 2 000 руб. в
            субсидиарном порядке с Муниципального образования-городской округ город-герой Волгоград в лице Департамента финансов Администрации Волгограда за счет средств
            муниципальной казны ( дела: А12-16456/2015, А12-27281/2016, А12-35946/2016, А12-35948/2016). Не уверен, что суд в данном случае вынес законное решение- но практика есть.
            1
            • 24.01.2017 - 14:06 Артем Карапетов автор   »   Александр Сеничкин
              Александр, это когда субсидиарка по учреждениям , там возможность искать с учредителям при недостаточности денег у учреждения прописана. А в обычной субсидиарке такого условия нет
              1
              • Рауль  Сайфуллин юрист
                 
                 
                24.01.2017 - 15:14 Рауль Сайфуллин   »   Артем Карапетов
                Артем, мне кажется, вопрос несколько иной (во всяком случае я его понял иначе).

                В свете судебной практики, приведенной Александром, можно выделить две модели иска к субсидиарным должникам.

                1) Раздельно. Сначала иск к основному должнику, а затем при наступлении условий (например, при недостаточности денежных средств у учреждения или при наступлении условий, оговоренных в договоре поручительства) - к субсидиарному должнику. Именно так складывается практика по искам к субсидиарному поручителю. И отсюда все проблемы с пропуском вышеописанных сроков, прекращением обеспечиваемого обязательства и т.д.

                2) Одновременно. Одновременно и к основному, и к субсидиарному должнику. Суд удовлетворяет иск к основному безоговорочно, а ко второму под оговоркой (как в приведенных примерах - недостаточность имущества у учреждения). Тогда что мешает также - под условием - удовлетворять иск и против субсидиарного поручителя (например, под условием завершения конкурсного производства в отношении основного должника). Кстати, такое условие легче установить, чем недостаточность денежных средств у учреждения.

                Напрашивается ряд любопытных выводов и/или вопросов:

                (1) Кто должен констатировать наступление условий, активирующих требование к субсидиарному должнику - суд или иной полномочный орган (приставы, казначейство и т.д.)? Мне всегда, конечно, казалось, что суд. И только после их наступления. Однако приведенные примеры говорят об обратном. Суд удовлетворил иск под условием. Правильно это или нет - я сходу ответить не берусь. Вообще можно ли считать, что иск уже удовлетворен (пока условие не наступило)? Честно говоря, никогда в этом направлении не думал.

                2) Если в целом такая "одновременная" модель допустима, то она решает много обозначенных мною проблем. Срок исковой давности, срок действия поручительства, прекращение основного обязательства в связи с ликвидацией основного должника при таком сценарии не будут пропущены. Это могло бы быть очень полезно.

                Отсюда вопрос:

                Почему, с одной стороны, при предъявлении иска против субсидиарных поручителей до наступления оговоренных условий суды отказывают в иске (со ссылкой на преждевременность), а, с другой - при иске против учреждений и их собственников при тех же исходных данных - удовлетворяют его под условием?

                Выглядит несколько непоследовательно.

                Вы как думаете, Артем?
                0
                • Александр  Сеничкин юрист
                   
                  Александр Сеничкин Волгоград Частная практика
                   
                  24.01.2017 - 19:24 Александр Сеничкин   »   Рауль Сайфуллин
                  Рауль, вопросы по субсидиарке Учреждений и МКП - это отдельная тема, очень обширная...
                  а по теме- мне тоже "одновременная" модель кажется более отвечающей интересам кредитора и более жизнеспособной.
                  0
              • Александр  Сеничкин юрист
                 
                Александр Сеничкин Волгоград Частная практика
                 
                24.01.2017 - 19:20 Александр Сеничкин   »   Артем Карапетов
                Ваш вопрос, Артем, был: "Если да, то какова природа этой множественности и что должен судья указать в решении, чтобы избежать двойного взыскания?"
                я это решение привел как пример резолютивной части, где в одном судебном акте взыскивают и с основного, и с субсидиарного должника. Если бы, было обязательство из договора поручительства, я бы в решении такую формулу бы использовал ( названия просто для просторы оставляю, представим, что ДФВолгограда поручился за МКП с условием о субсидиарной ответственности) :
                1) взыскать с МКП Дормостстрой в пользу ООО Волгобитум сумму 10 рублей.
                2) взыскать с субсидиарного должника ДФ Волгограда по обязательству основного должника МКП Дормостстрой сумму 10 рублей.
                На мой взгляд этого достаточно. Технически- в исполпроизводстве субсидиарный должник - ДФ Волгограда, который исполнил судебный акт в пользу Волгобитума, с этого момента становится кредитором по отношению к МКП, обращается в суд с заявлением о правопреемстве, получает это определение и становится взыскателем по исполпроизводству.
                0
                • 24.01.2017 - 20:39 Артем Карапетов автор   »   Александр Сеничкин
                  Рауль, Александр,

                  интересный конечно вопрос. Надо поизучать судебную практику по субсидиарному поручительству.

                  Но я вот чего не понимаю, Рауль: зачем нам по обычной субсидиарке (не по учреждениям) вообще какое-то условие для взыскания с субсидиарного должника придумывать? Ведь ГК такого условия не знает: там только отказ основного должник платить и все. К моменту подачи иска в суд как правило факт просрочки и отказа удовлетворить претензию кредитора имеется. Теоретически в такой ситуации кредитор может вовсе не подавать на взыскание с основного должника, а сразу запустить иск к субсидиарному. Согласны?
                  При этом мы согласны, что право должно кредитору давать право на иска СРАЗУ к обоим. Зачем тогда на стадии исполнения решения придумывать эту очередность? Не лучше ли признать здесь солидарность, и , не придумывая новые сущности, подвести под уже выработанные практике процедурные правила.

                  В варианте резолютивки Александра нет этой очередности, но тут другая крайность: одну и ту же сумму суд присуждает с одного и другого должника и нет фразы про солидарность, что может запутать всех. Как тогда избежать двойного взыскания - ведь оба должника могут находиться в разных регионах и по ним будут работать разные территориальные подразделения ССП (видимо). Не проще ли добавить фразу про солидарность и тогда все - и приставы, и стороны - оказываются в некой знакомой системе координат с выработанными правилами в том числе процелурными?
                  0
                  • Рауль  Сайфуллин юрист
                     
                     
                    24.01.2017 - 22:18 Рауль Сайфуллин   »   Артем Карапетов
                    Артем, разобью ответ на два отдельных комментария для удобства восприятия.

                    Комментарий первый - про риск двойного взыскания по решениям, где долг с основного и субсидиарного должника взыскивается одновременно (вариант Александра).

                    Не хочу повторяться, но все-таки суброгация в порядке статей 365 и 387 ГК РФ работает здесь эффективно, как мне кажется. Опасения беспочвенны. Если субсидиарный поручитель платит полностью, то он сразу же должен известить основного должника о смене кредитора в порядке главы 24 ГК РФ. Соответственно, в последующем исполнение от основного должника должно идти в пользу нового кредитора, то есть субсидиарного поручителя с обратным требованием. Существует вероятность, что основной и субсидиарный должник выплатят в пользу кредитора полную сумму долга в один день. Причем не известят о своих намерениях друг друга. А кредитор, получив двойное взыскание, впадет в несостоятельность и ничего никому из них не вернет. Такой сценарий, на мой взгляд, маловероятен. Особенно на фоне того, что (а) у основного должника недостаточно имущества для удовлетворения кредитора; (б) поручитель перед оплатой должен выяснить у основного должника его возражения против требования кредитора. Соответственно, разумные и добросовестные действия участников этих отношений не должны приводить к двойному взысканию.
                    0
                    • 25.01.2017 - 0:13 Артем Карапетов автор   »   Рауль Сайфуллин
                      Рауль, суброгация не решает проблему двойного взыскания в полной мере. Ведь это будет уже стадия исполнительного производства. Применительно к солидарному взысканию Закон об ИП говорит о возбуждении сводного ИП, и это вроде бы исключает ситуацию, когда с взыскатель взыщет с обоих и исчезнет. По варианту же Александра получается взыскание с обоих, но не солидарное, и мы оказываемся в правовом вакууме на стадии ИП. Зачем это нужно?

                      Вы пишите о том, что это маловероятно, так как у основного нет денег. Но с чего мы это взяли? Ведь это не субсидиарка по учреждениям, где установление отсутствие денег есть условие обращения к субсидиарному должнику. Соответственно, и основной должник, который отверг претензию, и у субсидиарного поручителя, например, могут быть деньги.

                      Давайте подумаем, есть ли какие-либо аргументы против того, чтобы объявить здесь на стадии взыскания по суду солидарность и применять разработанные процессуальные нормы о солидарном взыскании?
                      0
                      • Рауль  Сайфуллин юрист
                         
                         
                        25.01.2017 - 10:08 Рауль Сайфуллин   »   Артем Карапетов
                        «Рауль, суброгация не решает проблему двойного взыскания в полной мере. Ведь это будет уже стадия исполнительного производства. Применительно к солидарному взысканию Закон об ИП говорит о возбуждении сводного ИП, и это вроде бы исключает ситуацию, когда с взыскатель взыщет с обоих и исчезнет.

                        Давайте подумаем, есть ли какие-либо аргументы против того, чтобы объявить здесь на стадии взыскания по суду солидарность и применять разработанные процессуальные нормы о солидарном взыскании?»


                        Артем, при всем уважении не могу согласиться.

                        Мне кажется, вероятность безвозвратного двойного взыскания статистически редкое явление в современных реалиях. Тут должны сложиться несколько факторов одновременно: (1) недобросовестность кредитора (нежелание возвращать неосновательно полученное); (2) неплатежеспособность кредитора (обеспечение чаще всего обслуживает интересы профессиональных кредиторов (они, как правило, платежеспособны); хотя нельзя исключать уступку прав); (3) одновременное наличие денег, достаточных для ПОЛНОГО погашения, у основного должника и у поручителя (ну вот этот пункт, на мой взгляд, выглядит близким к фантастике); (4) неразумность действий поручителя и основного должника, которые удовлетворяют кредитора без согласования друг с другом.

                        Даже если предотвращать наступление такого риска, то я бы не стал вводить солидарность на стадии ИП для изначально субсидиарной множественности.

                        Во-первых, проще расширить действие сводного ИП на случаи субсидиарной множественности лиц.

                        Во-вторых, если и говорить о проблеме двойного взыскания, то ее не следует выводить из проблем субсидиарности. Ее следует расширить. В таком же неприятном положении - двойное взыскание - может оказаться и залогодатель за чужой долг, и гарант по независимой гарантии. Для них ничего Закон об ИП также не предусматривает. Соответственно, сводное исполнительное производство должно быть и для субсидиарной множественности, и для залогодателей по чужому долгу, и для гарантов по независимой гарантии и т.д.

                        В-третьих, механизм сводного исполнительного производства для солидарной множественности тоже нельзя назвать эффективным.

                        Приведу пару примеров:
                        (1) есть решение в отношении поручителя, но нет решения в отношении основного должника. Сводного исполнительного производства в этом случае нет. Риск двойного взыскания тоже может быть: с поручителя взыщут приставы, а основной должник уплатит сам (или по безакцепту).
                        (2) было сводное исполнительное производство в отношении солидарных должников, но один из них впал в банкротство или объявил ликвидацию (об этой проблеме думал написать в диссертации, но решил пока обойти - не вижу актуальности этой проблемы).

                        Кто будет отслеживать консолидированное поступление в адрес кредитора в подобных случаях? Никто, кроме участников правоотношения. Все зиждется исключительно на суброгации: как до вынесения судебного акта, так и после (и в ходе исполнительного производства, и в ходе банкротства и т.д.).
                        0
                  • Рауль  Сайфуллин юрист
                     
                     
                    25.01.2017 - 4:27 Рауль Сайфуллин   »   Артем Карапетов
                    Комментарий второй - про то "зачем нам по субсидиарке (не по учреждениям) какое-то условие для взыскания с субсидиарного должника придумывать?"

                    Артем, ответ на Ваш вопрос зависит от того какое условие мы будем формулировать - мягкое или строгое?

                    Условие о мягкой субсидиарности.

                    Начну с того, что грань между мягким субсидиарным и солидарным поручительством практически отсутствует. Чем мягче субсидиарность, тем она ближе к солидарности. Требуется ли подобный пограничный институт или его проще упразднить? Не знаю. В статье приводил обзор европейских правопорядков. Примеры с мягкой субсидиарностью в Европе встречаются (Австрия, Нидерланды, Шотландия). Я же в целесообразности существования мягкой субсидиарности пока сомневаюсь. Можно согласиться с тем, что в этом случае мы действительно "плодим сущности без необходимости". Одно "но". В статье 399 ГК РФ пока закреплена мягкая формула. Соответственно, игнорировать пока такую модель не получится.

                    Условие о строгой субсидиарности.

                    Строгая субсидиарность, на мой взгляд, востребована. У нее есть свой локальный спрос. Попробую выделить некоторые закономерности выбора такого вида обеспечения.

                    Закономерность первая. Переговорная позиция сторон. Чем сильнее кредитор и слабее поручитель, тем выше вероятность навязывания солидаритета; чем сильнее поручитель, тем выше вероятность субсидиарности.

                    Закономерность вторая. Наличие/отсутствие общих групповых интересов у должника и поручителя. Если у них общие интересы, то мы видим в таких случаях солидарность. Если же общих интересов нет, то - субсидиарность. В этом случае оправданно желание поручителя дистанцироваться от проблем заемщика и его группы, уплатив лишь отрицательное сальдо от обеспечиваемой хозяйственной операции. Ведь предоставление обеспечения происходит не в частных, а в публичных интересах (пример как всегда один - поддержка малого и среднего предпринимательства). В подобных случаях поручителю не надо изымать из оборота полную сумму долга (или вообще привлекать ее), затем осуществлять обратное требование из суброгации к основному должнику и т.д.

                    Закономерность третья. Высокая ликвидность (надежность) права требования к субсидиарному поручителю. Соглашаясь на строгую субсидиарность кредитор приносит в жертву оперативность удовлетворения. Это, как правило, компенсируется надежностью. Кредитор должен быть уверен в высокой вероятности поступления денег в счет оплаты непогашенного долга.

                    Совпадение совокупности этих факторов приводит к тем редким случаям, когда обороту требуется субсидиарность личного обеспечения - поручительства фондов поддержки предпринимательства, муниципальные и государственные гарантии и т.д. (написал "и т.д." авансом - других актуальных примеров на ум не приходит).

                    Хоть сегмент и узкий, но он стабильно существует. Поэтому этот инструментарий тоже нуждается в качественном регулировании.

                    Артем, я это все описал к вопросу о том, для чего нам придумывать "условие для взыскания с субсидиарного должника".
                    Мое мнение: строгая субсидиарность и соответствующие оговорки о ней - целесообразны, полезны. Здесь не может быть и речи о том, что "мы плодим сущности". А вот в целесообразности мягкой субсидиарности (можно назвать ее даже "видимостью субсидиарности") я особой потребности пока не вижу.
                    0
  • Игорь Александрович Ястржембский юрист
     
    Игорь Ястржембский Частная практика
     
    23.01.2017 - 13:34 Игорь Ястржембский
    "Обязательство с истекшим сроком давности это, по сути, условное обязательство: обязан заплатить, если признает долг."

    Вообще говоря, нет. Он просто обязан заплатить.
    0
    свернуть комментарии (3)
    • Сергей  Будылин юрист
       
      Сергей Будылин Старший юрист, Roche & Duffay
       
      23.01.2017 - 13:59 Сергей Будылин   »   Игорь Ястржембский
      Обязан заплатить, но может и не платить, если не признает долг. :)

      Согласен, формулировка не абсолютно точная терминологически (поэтому я написал "по сути"). Но все же натуральное обязательство, на мой взгляд, очень близко к условному. Во всяком случае, не вижу очевидной причины проводить различие между ними в смысле возможности обеспечения залогом.
      0
    • Александр Александрович Казанцев студент
       
      Александр Казанцев Барнаул Алтайский государственный университет
       
      23.01.2017 - 16:38 Александр Казанцев   »   Игорь Ястржембский
      Вообще-то говоря, даже при признании долга, истекший срок не восстанавливается и судебная защита требования невозможна, хотя, конечно, платить обязан в любом случае.
      0
  • Игорь Александрович Ястржембский юрист
     
    Игорь Ястржембский Частная практика
     
    23.01.2017 - 13:38 Игорь Ястржембский
    "Определение Верховного Суда РФ от 22.11.2016 года № 89-КГ16-7"

    Похоже на дела ЗАО "Интер-МТД" и ОАО "Новый Импульс-Центр"
    0
  • Николай Игоревич Дудкин юрист
     
    Николай Дудкин Нижний Новгород Частная практика
     
    23.01.2017 - 14:10 Николай Дудкин
    Статистика за первое полугодие 2016 года по соотношению банкротных дел с остальными.

    В первом полугодии 2016 года в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрено 9 863 кассационные жалобы и представления на судебные акты, принятые арбитражными судами Российской Федерации по экономическим
    спорам. Из них примерно 1750 по банкротным делам. Пропорция где-то 18/100.

    Вынесено 218 определений о передаче кассационной жалобы вместе с
    делом для рассмотрения в судебном заседании.

    В кассационном порядке в судебном заседании Судебной коллегией
    рассмотрено 216 дел по жалобам на судебные акты, принятые арбитражными
    судами Российской Федерации.

    Из этих 216 дел, 34 касаются дел о банкротстве. Здесь пропорция - 15/100.

    Эти выводы я сделал, используя статистику ВС РФ - http://vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=11023, и данные СПС Консультант Плюс.

    Как только будет опубликована статистика за второе полугодие 2016 года, просчитаем оставшиеся пропорции.

    2
    свернуть комментарии (2)
    • 23.01.2017 - 16:16 Артем Карапетов автор   »   Николай Дудкин
      Если все так, то диспропорция налицо.
      1
      • Николай Игоревич Дудкин юрист
         
        Николай Дудкин Нижний Новгород Частная практика
         
        23.01.2017 - 16:41 Николай Дудкин   »   Артем Карапетов
        У Юлия Тая хорошее исследование есть на тему судебной статистики - "Через тернии к звездам, или Судебная реформа, два года, полет нормальный?", опубликованная в Вестнике экономического правосудия (http://igzakon.ru/magazine/article?id=6719). Он там приводит статистические выкладки по судьям, в т.ч. по банкротным.
        0
  • Сергей  Савосько участник
    23.01.2017 - 14:20 Сергей Савосько
    Артем Георгиевич, видимо, в комментарии к Определению Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. № 4-КГ16-40 допущена ошибка: суды первой и апелляционной инстанции НЕ защитили пожилого человека от обманщиков, а отказали ему в иске. Судья, который передал дело на рассмотрение Коллегии, наоборот, сделал все правильно и в интересах потребителя.
    0
    свернуть комментарии (1)
  • Радислав Радикович Репин юрист
     
     
    23.01.2017 - 15:33 Радислав Репин

    Определение Верховного Суда РФ от 8 ноября 2016 г. N 18-КГ16-124
    Наличие залога недвижимости не препятствует залогодателю заключить с третьим лицом предварительный договор купли-продажи данной недвижимости, так как сам такой договор не влечет распоряжение предметом залога. Но в таком случае не допускается удовлетворение иска одной из сторон предварительного договора к другой, направленного на признание основного договора заключенным, так как это влекло бы нарушение прав третьего лица – залогодателя.

    Комментарий:
    Очень интересный гражданско-правовой вопрос. Мне кажется, Коллегия в целом правильно решила. Суд не может присудить заключение основного договора, если это будет нарушать права третьего лица (в данном случае залогодержателя).
    _______
    Артем Георгиевич, возникли сомнения относительно сделанного вывода (если я его правильно понял).

    Я, конечно, согласен с выводом суда.
    Но ведь само по себе заключение договора купли-продажи, установление обязательства по переносу права собственности в данном случае принципиально не может нарушить интересов ипотекодержателя.

    Я лично ни при каком раскладе не вижу ничего дурного в том, чтобы суд восполнил отсутствующее волеизъявление стороны в купле, хотя бы и право собственности на эту вещь было обременено ипотекой.

    0
    свернуть комментарии (5)
    • 23.01.2017 - 16:19 Артем Карапетов автор   »   Радислав Репин
      Радислав, обратите внимание на то, что истец требовал не только признания основного договора заключенным, но и его исполнения - в форме требования о признании за собой права собственности (по сути, о регистрации перехода права). Конечно же, права залогодержателя нарушает не сам факт заключения основного договора купли-продажи, а именно регистрация перехода права собственности
      0
      • Сергей  Будылин юрист
         
        Сергей Будылин Старший юрист, Roche & Duffay
         
        23.01.2017 - 16:30 Сергей Будылин   »   Артем Карапетов
        Тогда, возможно, правильный ответ - признать основной договор заключенным, но отказать в признании перехода права собственности? У нас ведь даже договоры продажи чужого имущества действительны, какие же тогда проблемы с договором продажи своего, пусть даже заложенного? :)
        1
        • Сергей  Будылин юрист
           
          Сергей Будылин Старший юрист, Roche & Duffay
           
          23.01.2017 - 16:47 Сергей Будылин   »   Сергей Будылин
          Это я к тому, что прямолинейный отказ в иске о признании заключенным основного договора может привести к нарушению прав добросовестного контрагента по предварительному договору. Он лишится возможности, например, потребовать выплаты неустойки по основному договору за непередачу недвижимости.
          0
        • Дмитрий Валерьевич Степанов юрист
           
          Дмитрий Степанов Краснодар Частная практика
           
          24.01.2017 - 8:54 Дмитрий Степанов   »   Сергей Будылин
          Разумная мысль. Нечто схожее недавно разъяснял ВС РФ (на соответствующее определение ссылался намедни и Р.С. Бевзенко):
          «В то же время заключение сделок с арестованным имуществом не запрещено, поскольку не относится к юридически значимым действиям по распоряжению имуществом в отсутствие акта передачи имущества, в отношении которого такая сделка совершена.
          ...
          Исходя из этого, заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, является правомерным, нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической передаче в собственность другого лица имущества, распоряжаться которым в силу примененного судебными приставами-исполнителями ареста запрещено.»
          Определение ВС РФ от 2 ноября 2016 г. N 306-ЭС16-4741
          0
      • Радислав Радикович Репин юрист
         
         
        23.01.2017 - 16:33 Радислав Репин   »   Артем Карапетов
        А вот это в высшей мере любопытно!

        В данном случае должна быть выдержана последовательность: "восполнить волеизъявление ---- присудить к исполнению".

        На практике как-то пришлось столкнуться с такой же ситуацией: истец требовал "признать основной договор заключенным" и тут же просил его исполнить.

        ИМХО такие требования можно объединять только если исполнение ДКП должно последовать тут же после заключения.
        Если это не так, то требование не является созревшим для присуждения, но тогда, модно обсудить допустимо ли (отвечает ли интересам истца) удовлетворение только требования о восполнении отсутствующего волеизъявления.
        0
  • николай викторович жданов участник
    23.01.2017 - 16:16 николай жданов
    А как быть если на тебя подают исковое требование по договору где все подписи поддельные, а судья даже слушать об этом не желает, полиция отказывает в рассмотрении заявления о мошейничестве и складывается впечатление что если ты беден то призумция невиновности не для тебя.
    0
  • Павел Иванович Стаценко юрист
     
    Павел Стаценко Якутск Адвокат, Якутская республиканская коллегия адвокатов "Советник"
     
    23.01.2017 - 18:03 Павел Стаценко
    Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-182
    Использование одной из сторон в гражданско-правовом споре аудиозаписи телефонного разговора с ответчиком, сделанной без предварительного предупреждения последнего, не противоречит правилам ГПК о допустимости доказательств.

    Интересная, новая и на мой взгляд смелая позиция. Сразу возникли мысли :

    1. Будет ли аудиозапись в таком случае доказательством, например существования сделки, например, если нарушена письменная форма сделки.

    Как исходит из 162 ГК в случае нарушения письменной формы нельзя ссылаться на свидетельские показания. Формально, аудиозапись не относится к свидетельским показаниям. Получается если в разговоре ответчик ведет себя так, будто сделка на самом деле имела место быть, то с учетом правовой позиции указанной в определении истец может доказать, что сделка действительно существовала.

    2. Будет ли аудиозапись доказательством например, признания долга, для статьи 203 ГК РФ?

    Предположим опять же на судебное заседание представляется запись где в разговоре ответчик на претензии по долгу (например, что бы уйти от разговора) "Да мы расплатимся по долгу, давайте обсудим это позже".Но при этом стороны имели разную цель. Проводящий аудиозапись истец, уже тогда понимает, что будет эту запись использовать в суде, а Ответчик не понимает всю какие юридические последствия могут нести его слова. Не нарушается ли равноправие сторон в таком случае?

    3. Будет ли аудиозапись доказательством, если к примеру признание долга сделал работник Ответчика . Например, менеджер. То есть его представительство явствовало из обстановки (статья 182 ГК РФ) и истец все время с ним вел переговоры. Как известно, за действия работника по исполнению отвечает работодатель (статья 402 ГК РФ). Или в данном случае аудиозаписи будет достаточно, только для того, чтобы менеджера вызвать в качестве свидетеля.
    И опять же если речь идет о работнике ответчика в случае № 1 - он будет свидетелем, или это будет отдельное доказательство фиксирующее факт оферты и акцепта сторон, ведь аудиозапись классически относится к предметным доказательствам.

    4. Как быть если аудиозапись вырвана из контекста?
    Фактически сторона не в пользу которой сделана запись, практически никак не сможет доказать, что это только часть разговора, а ведь согласно статьи 56 ГПК РФ каждая из сторон должна доказывать то обстоятельство на которое ссылается. Опять же серьезно подрывается равенство сторон...

    Не открывается ли дверь для сбора компроматов и провокаций? Не выпустили ли джина из бутылки?


    0
    свернуть комментарии (2)
    • Радислав Радикович Репин юрист
       
       
      23.01.2017 - 18:46 Радислав Репин   »   Павел Стаценко
      Мне кажется требования к письменной форме нужно толковать с учетом замысла законодателя.

      Там где законодатель требует облечения волеизъявления в строгую форму он исходит или из того, что (а) необходимо уберечь от легкомыслия и сообщить воле строгую форму, или из того, что (б) необходимо создать доказательство действительного волеизъявления.

      В первом случае (где само подписание нацелено на исключение легкомыслия) видимо аудиозапись заменой быть не может (если, конечно, сторона не задиктовывает специально на диктофон).
      Это случаи, когда без формы нет и содержания - воля, выраженная не на письме, в глазах правопорядка распадается, не замечается им, она не способна породить правовых последствий

      Во втором случае вполне является адекватным заменителем.
      Это случаи, когда воля, выраженная не на письме, в глазах правопорядка имеется, но возникают лишь вопросы с допустимостью доказательств того, что такая воля была выражена.
      0
      • Павел Иванович Стаценко юрист
         
        Павел Стаценко Якутск Адвокат, Якутская республиканская коллегия адвокатов "Советник"
         
        24.01.2017 - 6:05 Павел Стаценко   »   Радислав Репин
        «Мне кажется требования к письменной форме нужно толковать с учетом замысла законодателя.»

        Согласен !

        Я думаю, что речь идет о варианте который Вы указали Б, в противном случае речь бы шла о недействительности сделки совершенной с нарушением письменной формы.

        Статья 162 ГК РФ звучит так:
        Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

        Вот если представляется аудиозапись (без уведомления) разговора с ответчиком или представителем ответчика юридического лица, это формально не свидетельские показания, то есть доказательством аудиозапись все-таки будет.

        Но при этом если исходить из воли законодателя, почему именно ограниченны свидетельские показания? Наверное потому, что свидетель не может объективно изложить действительную волю сторон, без субъективных факторов. Попросту он может соврать, неверно понять сторон и так далее.
        А если предоставляется аудиозапись разговора сторон без предварительного уведомления, то есть одна сторона знает о последствиях разговора, другая может не воспринимать последствий своих слов? Разговор может быть вырванным из контекста или не отражать юридических последствий. Мне думается что в этом плане дефектность свидетельских показаний как доказательства воли сторон не отличается от дефектности аудиозаписи. Но формально аудиозапись может быть доказательством совершения сделки.
        0
  • Александр Александрович Казанцев студент
     
    Александр Казанцев Барнаул Алтайский государственный университет
     
    23.01.2017 - 18:36 Александр Казанцев
    О деле со сроками, которые так безбожно ставят нас в тупик вот уже неделю.
    В определении суд пишет: "Таким образом, из буквального значения формулировки условия договоров о сроке возврата займа «до 31 декабря 2011 г.» следует, что
    последним днём этого срока является 30 декабря 2011 г.
    При таких обстоятельствах при рассмотрении дела суду следовало
    установить действительную волю сторон и цели договора с учётом
    фактических обстоятельств дела, поскольку приведённая формулировка
    МОЖЕТ предполагать возможность исполнения договора, в том числе, и
    31 декабря 2011 г." - меня, скромного студента, это наталкивает на мысль о том, что выдвинутые автором предложения о "естественной" возможности исполнения 31 декабря, можно поставить под сомнения. Ведь ВС говорит, что буквальное толкование говорит что последний срок - 30 число, но судам нужно быть повнимательнее, потому как из реальной воли сторон может следовать иное. Не выходит ли, что высший суд сформировал позицию, по которой общим правилом является все-таки 30 декабря?

    ИМХО. 2 ситуации.
    А) Я занимаю деньги другу с условием "вернуть до завтра" (до 24 января).
    Б) тот же займ, но до 24 февраля.
    Думаю, очевидно что в случае А займ, возвращенный 24 января будет просрочкой. Однако в займе Б мы почему-то решение меняем и говорим что 24 февраля исполнять договор вполне возможно. Возникает вопрос - неужели я, при изучении нашего родного гражданского права, упустил что-то очень важное, связанное со значением тех или иных предлогов русского языка в различных плоскостях пространства и времени? В связи с этим, прилагаю перечень примерной литературы, изучение которой я, судя по всему, упустил из виду :
    1. Агарков: Предлоги по советскому гражданскому праву.
    2. Скловский: Толкование ковычек и тире в договорах, заключённых на длительный срок.
    3. Покровский: Основные проблемы гражданского права (вещные права на землю; толкование предлогов).
    Буду рад, если кто-нибудь посоветует неназванное.
    P.s. Очень уважаю Артёма Георгиевича как научного деятеля, но немного не до конца понимаю эту логику. Может быть, кто-нибудь может мне в этом помочь?
    1
  • Анна Максимовна Гриневич юрист
     
     
    24.01.2017 - 11:19 Анна Гриневич
    Спасибо Вам за обзор!!!
    0
  • Денис  Б. участник
    24.01.2017 - 22:27 Денис Б.
    Интересно, а Вы обратили внимание на то, сколько в обзоре дел, в которых ВС отменяет апелляционные определения, которыми были отменены решения судов первой инстанции, с выводами которых ВС фактически соглашается, и в отношении которых А.Карапетов недоумевает в стиле "куда смотрят нижестоящие суды (первой инстанции) и почему апелляция их не исправляет"?
    0
  • Алексей Андреевич Голодов юрист
     
    Алексей Голодов Южно-Сахалинск
     
    25.01.2017 - 1:57 Алексей Голодов
    > Определение Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. N 5-КГ16-160
    С ВС РФ тут согласится нельзя. Обование недобровольности уведомлением о введении ограничения, право на соразмерное уменьшение покупной цены.
    0
  • Сергей Васильевич Сарбаш юрист
     
    Сергей Сарбаш Москва Сарбаш Сергей Васильевич судья ВАС в отставке, профессор РШЧП, начальник отдела общих проблем частного права Исследовательского центра частного права
     
    26.01.2017 - 16:24 Сергей Сарбаш
    Интересно, почему в деле про уплаченные новым собственником квартиры коммунальные платежи не была применена ст. 313 ГК?
    0
    свернуть комментарии (1)
    • 26.01.2017 - 17:41 Артем Карапетов автор   »   Сергей Сарбаш
      Ну думаю это бы ущемило права нового собственника. Ему пришлось бы гоняться за неким гражданином, который мог давно переехать в другой город, а тут прямо рядом платежеспособная организация. Но главное даже в не этом: все-таки для применения ст.313 ГК в случае интервенции необходима воля интервента на погашение долга должника. В данном же случае у нового собственника не было воли на такое погашение, он под принуждением загнал деньги управляющей организации из страха оставться без тепла и тут же пошел требовать назад...
      Это к вопросу о том, сделка ли погашение долга...
      0
  • 30.01.2017 - 11:41 Мария Пляцидевская
    «Определение Верховного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 46-КГ16-27
    ... Если в договоре указано, что он вступает в силу не ранее получения согласия третьего лица на совершение данной сделки, и при этом получение такого согласия не является обязательным в силу закона, следует определить, не является ли такое условие ничтожным.

    ... По какой такой причине он отступил от идеи свободы договора и поставил под сомнение отлагательное условие? ...»


    О ничтожности условия ВС еще не сказал, дело направлено на новое рассмотрение.
    ИМХО про то, что на заключение договора поручительства не требуется согласия супруга, ВС сказал не применительно к отлагательному условию, а чтобы купировать самостоятельный довод о недействительности договора поручительства по мотиву отсутствия этого согласия.
    Основным же в данном деле должен стать вопрос о том, что супруги - связанные лица и действуют, скорее всего, заодно. Следовательно, здесь косвенно может иметь место недобросоветное воспрепятствование наступлению условия.
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.