Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться .
 
 
 
закрыть
Информация
Чтобы оставить комментарий на www.zakon.ru, необходимо зарегистрироватся.
закрыть
Information
Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator@igzakon.ru . We will be happy to assist.
Антон Иванов Александрович юрист
 
Антон Иванов Москва Председатель упраздненного Высшего Арбитражного суда в отставке
 
Антон Иванов читать блог

Конфискация имущества или неподтвержденных доходов?

Отрасль права: Гражданское право
16.12.2016 — 10:28
Сфера практики: Разрешение споров

Некоторые борцы с коррупцией радостно приветствовали принятие постановления Конституционного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 26-П “По делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 2 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 17 Федерального закона “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам” в связи с запросом Верховного суда Республики Башкортостан” (далее – Постановление от 29 ноября 2016 г. № 26-П). В этом постановлении признано конституционным правило о конфискации имущества у государственных служащих и иных лиц, обязанных подавать декларации по законодательству о борьбе с коррупцией, а также если они не могут подтвердить, что имели доходы или иные средства, чтобы это имущество приобрести.

Одновременно дано такое толкование упомянутого правила, которое позволяет не конфисковать имущество, если незначительна сумма, в отношении которой нет подтверждения законности происхождения средств, использованных при приобретении данного имущества (см. п. 1 резолютивной части Постановления от 29 ноября 2016 г. № 26-П). Такую сумму можно просто взыскать вместо конфискации вещи целиком. Казалось бы, толкование Конституционного Суда РФ выглядит более либерально, чем то, согласно которому имущество у госслужащих можно конфисковать, если ими не подтверждена законность получения хотя бы одной копейки из тех, что были использованы для приобретения такого имущества. Но на самом деле такое толкование создаёт две проблемы. Одна из них хорошо описана в советском мультфильме про слонёнка, мартышку, удава и попугая ("38 попугаев" и другие, не помню в каком конкретно…). Четыре - это куча, а три - не куча. Незначительность суммы - оценочное понятие. Это что – меньше половины, четверть, десятая часть, один процент? Непонятно...

Вторая проблема гораздо более серьёзна. Она прямую связана с квалификацией санкции, которая предусмотрена за неподтверждение источника происхождения средств, использованных для покупки изымаемого объекта. Если эта санкция – конфискация вещи, то она должна применяться при всяком неподтверждении (до последней копейки). Если санкция - изъятие только того дохода, источник которого не подтверждён, то не должно иметь значения, какая это часть. Иными словами, изымать целиком вещь, часть доходов на приобретение которой не подтверждена, нельзя. Если хотя бы часть доходов законна, нужно взыскивать лишь стоимость остальной части.

Санкция всегда направлена на определенный объект (предмет). Что же является объектом (предметом) этой санкции? Сама вещь, которая полностью или частично приобретена за счёт неподтвержденных доходов, или только доходы, которые презюмируются незаконно полученными? По логике Конституционного Суда РФ может идти речь как о первом, так и о втором предмете (объекте), то есть и о вещи, и о неподтвержденных доходах. Значит, объект (предмет) правонарушения будет различаться в случае незначительности неподтвержденных доходов и в остальных случаях. А это, несомненно, дифференцирует состав гражданского правонарушения, вместо одного состава появляется, как минимум, два… 

Отмеченная особенность изъятия вещей, приобретённых на неподтвержденные доходы, при определенных обстоятельствах может сказаться и на обычных гражданах, а не только на государственных служащих. Ведь вполне возможно введение контроля за расходами любых налогоплательщиков: сначала изъятие опробуют на государственных служащих, а потом, убедившись в эффективности, перенесут на всех остальных. Тем более что опыт контроля за расходами граждан, пусть и неудачный, имеется. Однако вряд ли нынешний подход к изъятию предметов, в отношении приобретения которых доходы не подтверждены, соответствует нормам Конституции, в частности праву на труд и на предпринимательскую деятельность и свободе использования их результатов. Неслучайно во многих странах, где существуют общие механизмы контроля за расходами, налоги взимают лишь с неподтвержденных расходов. И нам нужно идти по этому пути!

Конечно, правило об изъятии вещей, приобретённых на неподтвержденные доходы, ещё достаточно слабо апробировано на практике. Если у государственного служащего есть друзья или родственники с большими доходами, он легко может объяснить приобретение вещей, которые у него пытаются изъять, договором займа или дарения. Ещё одно возможное объяснение - получение наследства или заработок в прошлые периоды. Теперь предоставление таких доказательств, без какого-либо ограничительного срока их годности, слава Богу, полностью легализовано Конституционным Судом РФ. Причем в случае нового строительства зданий и сооружений расходы, которые нужно подтвердить, могут быть распределены по периодам, намного превышающим три года. Немаловажную роль в ослаблении жесткости комментируемой санкции играет и занижение стоимости приобретённых объектов, ведь даже новая кадастровая стоимость сейчас порой ниже рыночной. 

Однако сложности в изъятии вещей, приобретённых на неподтвержденные доходы, не могут служить обоснованием того, что можно и нужно изымать ту часть стоимости вещи, которая приобретена на законные (подтверждённые) доходы. Последние Конституция РФ защищает в ст. 34 и 37...

Спасибо за внимание!

  • 3020
  • рейтинг 8

Похожие материалы

Комментарии(4)

Написать комментарий
  • Галина Николаевна Астафьева участник
    16.12.2016 - 11:08 Галина Астафьева
    Все чаще и чаще наши законотворцы и правоприменители демонстрируют алогичность мышления. Возможно, все дело в том, что все они "лирики", а не "физики".
    1
  • Евгения Львовна Кузнецова участник
    16.12.2016 - 14:31 Евгения Кузнецова
    Да, совершенно невразумительные постановления и определения, принимаемые КС РФ , - обычное дело. Причина этому явлению - узость мышления и недостаток ума у судей КС РФ. Напрашивающийся вывод: Как, по каким критериям назначаются люди на должность судьи КС РФ? Достойны ли эти люди быть судьями КС РФ ?
    1
  • Андрей Андреевич Соколов юрист
     
    Андрей Соколов Москва Юрист, Правовой центр "Два М"
     
    20.12.2016 - 10:07 Андрей Соколов
    Из такой формулировки напрашивается вынесение альтернативных решений - об обязании выплатить взысканную сумму в определенный срок, с изъятием вещи в случае неоплаты.
    Скорее всего, именно это и имел в виду Конституционный Суд под фразой "...определить порядок исполнения...".

    Хотя в таком случае возникают вопросы:
    - нужно ли компенсировать лицу стоимость части вещи, законность приходящуюся на подтвержденные доходы, либо соответствующая часть вещи изымается в качестве санкции.
    Если нужно, то возникает вопрос правильности оценки имущества. Иначе нельзя исключить ситуацию когда государство останется с неликвидным имуществом, а "злодей" - с живыми деньгами, соизмеримыми с его реальной стоимостью.

    - откуда у лица деньги на выплату компенсации, если на момент вынесения решения суд пришел к выводу о превышении расходов над подтвержденными доходами. Очевидно, что в большинстве случаев речь будет идти о выплате компенсации из "подводной части айсберга" - успешно сокрытой от контроля части незаконных доходов. Хотя если речь идет о компенсаторной, а не карательной функции данного вида ответственности, то для бюджета лучше получить живые деньги, чем имущество, которое еще нужно реализовать. А с этим, учитывая ситуацию на рынке недвижимости, особенно элитной, вполне могут быть проблемы.
    0
  • Тигран  Бекназар-Юзбашев юрист
    20.12.2016 - 13:10 Тигран Бекназар-Юзбашев
    «Однако сложности в изъятии вещей, приобретённых на неподтвержденные доходы, не могут служить обоснованием того, что можно и нужно изымать ту часть стоимости вещи, которая приобретена на законные (подтверждённые) доходы. Последние Конституция РФ защищает в ст. 34 и 37.»

    1. Подобные утверждение в корне не верны. Конституция, естественно, не защищает и не может защищать доходы или иное имущество недобросовестных государственных чиновников, которые нарушают установленные нормы закона, от возможности применения в отношении них конфискационных по своей природе санкций. Конституция здесь а приори вообще ни при чём. Этот аргумент, основывающийся на максималистской и явно гипертрофированной интерпретации конституционных гарантий собственности, смахивает на юридический популизм, получивший в настоящее время широкое распространение при обосновании определённых тезисов, и являет собой, как представляется, одновременно и популистски (по форме), и элитарно (по содержанию) ориентированный "разговор в пользу (не)бедных".
    2. Решение КС в данном случае видится в этом плане вполне обоснованным. Общее правило должно состоять в том, что санкции в виде конфискации и, возможно, "карательные" денежные штрафы в принципе допустимы (и необходимы) как форма индивидуальной ответственности соответствующего лица за противоправное поведение. Исключения возможны лишь в случае незначительности совершённого правонарушения, в данном случае - незначительности суммы, не покрытой декларацией о доходах.
    3. Следует всё же учитывать, что речь идёт о государственных чиновниках, то есть лицах с особым статусом, предполагающим не только специфические права, но и обязанности. Кстати, наличие подобной собственности у чиновника может (и, наверное, должно) служить косвенным свидетельством, говорящим в пользу потенциального наличия иных правонарушений, например, уклонения от уплаты налогов. Почему же государственный чиновник должен пользоваться более сильной защитой, чем обычные граждане? Вопрос, естественно, чисто риторический. Предвидя возможные возражения на высказанную здесь позицию, сразу отмечу, что "презумпция невиновности" здесь также ни при чём.

    4.
    «Неслучайно во многих странах, где существуют общие механизмы контроля за расходами, налоги взимают лишь с неподтвержденных расходов. И нам нужно идти по этому пути!»
    Не совсем понятно, что автор имеет здесь в виду. Можно предположить, что он хотел сказать, что санкции в отношении неподтверждённых расходов не превышают там действительный размер неподтверждённой части. На самом же деле в большинстве стран (имеются в виду конечно цивилизованные страны) санкции за нарушения, совершенные в обсуждаемой в посте сфере, например, при налоговых преступлениях, нередко могут в разы превышать сумму, ставшую так сказать "предметом преступления". И вот именно здесь можно согласиться с автором, что "нам нужно идти по этому пути"!

    Спасибо за внимание!
    0

 
Чтобы оставить комментарий, вам надо авторизоваться. Текст комментария будет сохранен.

Если вы еще не зарегистрированы на Закон.ру, то сохраните текст комментария и зарегистрируйтесь.